http://www.funkybird.ru/policymaker

ЕвроПРО: что ответит Россия?

В «перезагрузке», наступившей в российско-американских отношениях с приходом к власти президента Барака Обамы, наблюдается критический момент: в конце 2011 года российское руководство заняло жесткую позицию касательно развертывания американских систем ПРО в Европе и не собирается отступать. Члены Конгресса США выражают недовольство и обвиняют Россию в паранойе и неумении вести себя на международной арене. По всему видно: Америку задели за живое, сказав ей четкое «нет» и отказавшись принимать ее обещания на веру.

Сегодня планы США по размещению средств противоракетной обороны в Европе являются наиболее острой проблемой в российско-американских отношениях. Для Америки создание ПРО в Восточной Европе – завершающий этап в построении своей ядерной системы: у нее уже есть два стратегических района на своей территории, и еще один пункт – рядом с границами России – ей жизненно необходим, чтобы получить решающее преимущество в большой игре ядерного противостояния.

У России на данный момент имеется всего одна позиция стратегической ПРО – рядом с Москвой. И если в «копилке» у США появится третий пункт размещения противоракетных установок, для России и всего остального мира это будет означать полный крах и без того сомнительного равновесия сил. Руководствуясь национальными интересами и простым здравым смыслом, Россия продолжает жестко критиковать планы США и не идет на уступки.

Главное, что на данный момент не устраивает Россию, заключается в том, что американские дипломаты внятно обосновать необходимость развертывания элементов системы ПРО в Европе и предоставить российской стороне юридически оформленные гарантии того, что ЕвроПРО не будет направлена на РФ. Нам и предлагают поверить в этом вопросе на слово! По этой причине в конце 2011 года после долгих и бесплодных переговоров президент Дмитрий Медведев заявил, что раз никаких гарантий нет, Россия предпримет целый ряд адекватных мер по модернизации своих ядерных сил для противодействия американской системе ПРО в Европе.

Очень хочется верить, дела совпадут со словами, но уже отрадно, что российское руководство громко и без оглядки заявляет свою предельно четкую позицию в ответ на бесконечные американские притязания. Конгрессмены США, оценив серьезность мистера Медведева, только и смогли, что посетовать на несговорчивого президента, который делает «шаги назад» в наметившейся было «перезагрузке» российско-американских отношений. По их мнению, Россия напрасно упорствует и беспокоится, ведь ПРО в Восточной Европе направлены не против России, а против Ирана.

Разумеется, верить во внешней политике чужому слову нельзя. Более того, не следует забывать, что даже официально подписанные документы никогда не мешали США действовать исключительно в своих интересах, не обращая внимания ни на какие «формальности». За примерами далеко ходить не надо. Во времена Холодной войны, когда наша страна по праву считалась сверхдержавой, между США и Советским союзом был заключен Договор об ограничении систем противоракетной обороны. Случилось это 26 мая 1972 года, срок действия договора точной датой ограничен не был.
Согласно этому документу, оба государства должны были отказаться от создания и испытания систем ПРО любого типа базирования – на суше, на море, в воздухе и даже в космосе. Каждой стороне разрешалось иметь не более двух систем противоракетной обороны – одну вокруг столицы, другую в районе сосредоточения своих пусковых установок межконтинентальных ракет. Двумя годами позже, в 1974 году это условие изменилось в сторону сокращения количества систем ПРО до одной.

В феврале 2001 года США нарушили этот договор, разместив на территории Норвегии радиолокационную станцию «Глобус-2», которая являлась элементом системы ПРО. Объяснения этих действий последовали лишь спустя какое-то время: в декабре 2001 года Дж. Буш-младший наконец уведомил руководство России о выходе США из Договора в одностороннем порядке. Притом действия Америки президент Буш-младший прокомментировал следующим образом: США более не хотят оставаться незащищенными от ядерных атак и потому не видят смысла соблюдать соглашение, которое было заключено в рамках «порочной логики Холодной войны». Окончательно Договор был расторгнут в середине 2002 года.

С тех пор США открыто развивают многозадачные системы ядерного сдерживания, причем сюда относятся не только стационарные точки ПРО, но и разнообразные наступательные средства – воздушно-космические самолеты, глобальные ракеты, сверхзвуковые летательные аппараты-носители и т.д.

Споры о том, что должна делать в этой ситуации Россия, длятся все последнее десятилетие. Несомненно одно – восстановление ядерного потенциала и обороноспособности страны сегодня является первоочередной задачей. Начинать нужно с малого, постепенно продвигаясь к решению крупных задач, одной из которых могло бы стать создание «зеркального» ответа на ЕвроПРО – размещение российских противоракетных средств, например, на Кубе или Венесуэле. Насколько это реально и правильно, должны решать эксперты, но одно ясно точно: даже просто озвучив возможность этой меры, можно было бы надолго урезонить разошедшийся Вашингтон.