http://www.funkybird.ru/policymaker

Коррупция в России бессмертна!

Полицейский спецназ входит без стука. «Почтовый ящик» — опытное конструкторское бюро — режимный объект. Но перед теми, кто идет в кабинет директора, открываются все двери. Главу предприятия подозревают в коррупции и расхищении государственных денег.

Украсть пытаются везде, была бы возможность. Даже в такой закрытой, стратегической отрасли, как ядерная энергетика. КБ «Гидропресс» — здесь производят реакторы для атомных электростанций. Директора арестовывают прямо на рабочем месте. Хитроумная схема, разработанная кандидатом технических наук, как полагают следователи, облегчила бюджет на 26 миллионов рублей.

Через подставные фирмы-однодневки заключили договор, произвели оплату, подписали акт приема работ. Только никаких работ для ОКБ «Гидроперсс» никто не делал. Деньги пропали. А проверки сомнительных схем в «Росатоме» открывают все новые эпизоды.

Невзирая на корпоративную этику и репутационные риски за прошедшие два года госкомпания передала в правоохранительные органы 110 дел. Все фигуранты — сотрудники «Росатома».

«Задача — создать атмосферу неприемлемости хищения, мошенничества, коррупции. Эта атмосфера создается, прежде всего, гласными такими действиями, прозрачными», — считает официальный представитель госкорпорации «Росатом» Сергей Новиков.

С 2008 по 2011 год сумма средней взятки в России выросла в 27 раз. А статистика судебных решений говорит о том, что предложение на этом рынке сегодня уже выше спроса. Давать готовы все и сразу. Чиновнику даже не надо просить. И без того известно: нужная подпись стоит дорого.

«Когда чиновники видят, что с этого проекта, где он должен поставить подпись или должен комитет какой-то решить, или комиссия, что там люди получат прибыль. Раз они получат прибыль, то они говорят, как бы предлагают этой прибылью делиться. Или предприниматели, которые приходят за такими подписями, заранее уже выделяют бюджет на то, чтобы делиться с будущим полученным доходом», — рассказывает член Экспертного совета Комиссии Госдумы РФ по противодействию коррупции Владимир Овчинский.

США, Италия, Китай имеют разные методы борьбы с коррупцией. Российские реалии, уверены в Государственной думе, требуют не менее радикальных мер.

«Необходимо вводить в Уголовный кодекс норму, предусматривающую срок тюремного заключения, приравненный для коррупционера к государственной измене — 20 лет тюрьмы с обязательной конфискацией имущества коррупционера и у членов его семьи. Публично расспросите любого чиновника, как он на свои доходы и не очень маленькие по российским меркам умудрился тот самый особняк на Рублевке за пять миллионов долларов купить», — говорит руководитель фракции «Справедливая Россия» в Госдуме РФ Сергей Миронов.

Контроль за доходами и расходами — лишь одна из мер. Владимир Жириновский считает, что контролировать нужно все.

«Контроль. Вот я сижу, все просматривается, все прослушивается. Например, встреча в ресторане. Поезжайте, за соседний столик сели. Все сфотографировали. При выходе арестовали обоих. Такой контроль, он дорогой. Но он стоит дешевле, чем те потери, которые мы понесем, если не будем контролировать наших чиновников», — уверен руководитель фракции ЛДПР в Госдуме РФ, руководитель ЛДПР Владимир Жириновский.

Кто должен осуществлять это контроль – вопрос, о котором единого мнения нет. Геннадий Зюганов считает, что доверять борьбу с коррупцией самим чиновникам нельзя.

«Введите контроль граждан за всеми основными производствами. Почему нет никакого контроля ни за нашими министрами, ни за губернаторами. Как только рот откроют, начинает тот контролировать, так и начинаются всякие неприятности. Но если жена Обамы задумает переклеить обои в Белом доме, она не может принять решение. Заявочку, два комитета рассмотрят, смету утвердят, после этого отчитайтесь за каждую копейку», — рассказывает руководитель фракции КПРФ в Госдуме РФ, председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов.

Начальник Северо-Западного управления Росрыболовства Сергей Муравьев тоже пытался заработать, как мог.

«Ограничивать аппетиты предпринимателей», — говорил бывший руководитель Северо-Западного управления Росрыболовства Сергей Муравьёв.

Это запись из архива. Примерно в это же время, считает следствие, Муравьев и решил начать торговать должностями подчиненных — начальников территориальных управлений. Такса — до пяти миллионов рублей. Но для этого надо, чтобы место было вакантно.

«Вызвали всех начальников территориальных отделов — Вологодского, Псковского, Новгородского, Республики Карелия — и руководитель сказал, что мы все недорабатываем», — рассказывает начальник Отдела госконтроля надзора и рыбоохраны по Вологодской области Галина Кононова.

«Он хочет, чтобы мной было написано заявление о переходе по собственному желанию на должность заместителя, а начальника отдела со временем подберут и поставят», — рассказывает бывший инспектор отдела госконтроля надзора и рыбоохраны по Псковской области Сергей Артамонов.

Дела шли хорошо, и начальник успел наторговать должностями на 26 миллионов, пока не попался.

«Сегодня общество не то, которое было в 2011 году, сегодня люди нетерпимы к безобразиям, к вранью, ко лжи. И это все видно, как бы мы не пытались это все скрыть, и какие-бы попытки ни были оформить на кого-то то состояние, которое заработано нечестным путем. Все равно это со временем вскрывается», — считает председатель комиссии Общественной палаты РФ по контролю за деятельностью правоохранительных органов Анатолий Кучерена.

За три года в России было заведено 17 тысяч уголовных дел на чиновников, уличенных в коррупции — от губернаторов, мэров и генералов до инспекторов ГИБДД и начальников ЖЭКов. И каждую неделю все новые материалы передаются в суды.