http://www.funkybird.ru/policymaker

Кому выгодна травля Патриарха?

У нас, русских, была великая страна, что от нее осталось сегодня? У нас была великая история, кто сегодня помнит о ней? Сегодня у нас осталась только Русская Православная Церковь — единственная сила, которая способна объединить народ. Кто защитит ее, если не мы?

Уже давно пора признать, что против церкви и лично против Патриарха Московского и всея Руси ведется целенаправленная информационная война, и ведется она по всем правилам черного пиара. Ее заказчики преследуют далеко идущую, стратегическую цель: максимально дискредитировать Патриарха, а через него — все православное духовенство вплоть до деревенских батюшек. Зачем? А затем, что для многих россиян именно церковь заменила собой государственную идеологию, которую в России за двадцать с лишним лет «демократии» так и не сумели создать.

Чтобы нас не обвинили в конспирологии, попытаемся разобраться в ситуации с почти научной точки зрения, а для этого призовем на помощь арсенал политологии. Что говорят нам корифеи этой науки? А говорят они, что любая политическая организация — от партийной ячейки до государства, — стоит на трех китах: лидер, идеология, технологии. Вполне логично, но есть ли в современной России организация, которая бы прочно стояла на трех китах сразу? Вряд ли…

ЛДПР — сильный лидер, но нет идеологии, а технологии слабы. КПРФ — остатки советской идеологии, неоднозначный лидер и опять-таки слабые технологии. Разбирать по косточкам все политические силы здесь, наверное, неуместно, поэтому перейдем сразу к пресловутой «партии власти». Итак у «Единой России» есть лидер — пусть оппозиция спорит и выходит на митинги — он есть и за него голосуют. Имеются в ее арсенале и технологии, собственно, она сама — продукт технологий. Но вот с идеологией — проблемы: ее нет и никогда не было. Программные установки партии по сути дела подменяют задачи государства, значит, и разницы особой нет.

Перефразируя братьев Стругацких, можно сказать, что идеология должна быть «во всяком порядочном государстве»: и в Америке, где межпартийные дебаты не касаются базовых государственных ценностей (ну, представьте себе, если бы в Штатах кто-то проповедовал возврат к рабовладению!), и в России, где государство лишь недавно устаканилось как нечто цельное. Вот идеологию-то как раз и пришлось взять на себя РПЦ — просто потому, что больше некому. Таким образом, Церковь и ее глава вынуждены выполнять и некоторые государственные функции: ту же легитимизацию выборов, например.

В таких условиях любой служитель церкви становится частью государственной системы (не «путинской», не «единороссовской» — а именно государственной в чистом виде — на уровне каких-то базовых ценностей), а Патриарх превращается в политическую фигуру, которая в качестве базовых ценностей затверждает ценности христианские. При этом он имеет право говорить не от имени виртуальных «избирателей», которые свою позицию выражают раз в несколько лет, а от лица миллионов православных верующих, которые регулярно посещают храм.

Думается, что нынешняя антицерковная кампания оказалась привязана к президентским выборам именно поэтому: тут и скандал с «Pussy Riot», и история с квартирой на Серафимовича, 2 и другие попытки очернить Предстоятеля РПЦ. На истории с квартирой, наверное, стоит остановиться особо, только говорить мы будем не о фактуре, которая всем известна, и не о стоимости ущерба — пусть суды решают. Давайте заострим внимание на фигуре оппонента Патриарха и его родных Юрия Шевченко.

С точки зрения политических технологий Юрий Леонидович — идеальный кандидат в «хэдлайнеры» информационной кампании. Во-первых, личность известная — как-никак бывший министр и руководитель федерального хирургического центра. Во-вторых, имеет отношение к церкви — он же не только Юрий Шевченко, но и отец Георгий (правда, статус его как священнослужителя у многих экспертов вызывает большие сомнения). В-третьих, отщепенец — непонятно, на каком основании он служит в Москве, если формально является священником Житомирской епархии на Украине; а уж история с абортарием в бывшем Крестовоздвиженском храме, а ныне корпусе подчиненного ему Пироговского центра и вовсе превращает Юрия Леонидовича в фигуру нерукопожатную в православной среде.

Суммируем: образ «униженного и оскорбленного» доктора, которого обижает «зажравшаяся» церковь, создать элементарно просто, а вот сама церковь и ее Предстоятель возражать ему не будут или будут в микроскопических дозах — иной вариант они просто посчитают ниже своего достоинства. Вот и рванул экс-министр, обладающий, кстати, немалой собственностью, на просторы Сети: дескать, посмотрите, люди добрые, как у меня квартиру отжимают.

О том, что арест на имущество в рамках судебного процесса вовсе не означает лишения человека собственности, и о том, что бывший министр так и не смог предоставить свою экспертизу в противовес той, которую провела родственница Патриарха Лидия Леонова, застрельщики кампании умышленно «забыли». Драку развернули знатную — такую, что и многие православные повелись. Можете быть уверены: эта кампания в ближайшее время не затихнет, обязательно будет придумано что-то еще — столь же грязное, сколь и безосновательное.

Кто стоит за всем этим? Американцы, Березовский, внесистемная оппозиция? Опять-таки давайте не будет уходить в теорию заговора. Нам понятно главное, понятна цель — дискредитация Церкви как института, цементирующего государство, народ, русских людей. К достижению этой цели заказчики кампании идут планомерно и технологично. Остановить эту вакханалию черного пиара, которую православные называют «бесовщиной», можно только совместными усилиями, совместной контратакой всех русских людей под лозунгом: «Руки прочь от нашей церкви! Руки прочь от Патриарха!»