http://www.funkybird.ru/policymaker

Итоги недели, сдержки, противовесы

Главное событие уходящей недели — состав правительства и Администрации президента. Теперь всякий желающий может оценить результат титанических усилий нацлидера по формированию руководящих, как говорили в приснопамятные времена, органов нашей страны.

Напомню, что усилия эти были столь титанические, что вновь заступивший на галеры Владимир Путин не смог даже поучаствовать в работе «восьмерки». Присланный вместо старшего братца Дмитрий Медведев разъяснял журналистам в Кэмп-Дэвиде: «Правительство должно обновиться очень существенно, и с этим как раз и связано то, что его формирование идет несколько дольше, чем это было в предыдущие периоды… Мы имеем право позволить себе такую роскошь… От этого зависит качественная работа правительства».

И вот теперь, повторю, результат этой напряженной работы налицо. Обещанное Медведевым «открытое правительство», которое вроде бы предполагало привлечение максимального количества авторитетных экспертов к выработке решений, обернулось просто небывало громоздким собранием чиновников разных поколений. Собственно, «новые» главы ведомств — это по большей части заместители, проработавшие по несколько лет под «старыми» министрами. Никаких новых идей у них нет и быть не может. Как и инициативы и воли эти идеи реализовывать. Стало быть, надежная и проверенная «стабильность» (то есть застой), а вовсе не какая-то неясная модернизация, остается целью путинского президентства.

Но Путин не работает без надежной страховки. На случай, если свежий назначенец вдруг сойдет с ума и возомнит себя настоящим министром, в Кремле будут сидеть их бывшие начальники, получившие статус помощников и советников. С точки зрения прикладной бюрократической психологии — это идеальная комбинация. Медведевские министры получают кураторов в виде старых начальников, указания которых они выполняли последние годы.

Таким образом, две недели ушли не на формирование эффективного инструмента управления страной. Они ушли на формирование филигранной системы сдержек и противовесов. Но не между разными ветвями власти (и суды, и Дума вместе с региональными собраниями давно превращены в отделы соответствующих администраций), а между различными бюрократическими кланами. Совершенно очевидно, что «путинские» обладают ныне гигантскими преимуществами перед «медведевскими». Созданная система идеально обеспечивает личный контроль президента над принятием любых решений. Только один недостаток — она совершенно неэффективна. Но когда это Путина волновала эффективность?

Что с того, что Центр стратегических разработок Михаила Дмитриева, удивительно точно предсказавший в прошлом году взлет протестной активности населения, констатирует сегодня в новом докладе: в стране полномасштабный политический кризис. Путин этого кризиса вроде бы не замечает вовсе. И уж точно не намерен справляться с этим кризисом с помощью медведевского правительства. С одной стороны, он уповает на репрессии, которые развернутся после ужесточения законодательства о митингах. С другой — на поток нефтедолларов, который должен обеспечить откомандированный в «Роснефть» Игорь Сечин (при этом ставший вице-премьером Аркадий Дворкович, который там много говорил о приватизации госактивов, теперь может забыть об этом).

Во всей этой катавасии с отставками и назначениями самым символичным представляется выдвижение на должность президентского помощника по кадрам Евгения Школова, еще недавно председателя совета директоров «Уралвагонзавода». Понятно, что человек, обнаруживший в уральских глубинах самобытного путинского защитника Игоря Холманских, достоин всяческого поощрения. Конечно же, столь полезный опыт создания социального лифта требует распространения и развития. Тем более что он будет дополнен бесценным опытом коллеги Владимира Путина по дрезденской резидентуре…