http://www.funkybird.ru/policymaker

Гудков: закон о штрафах — путь к гражданской войне

Госдума приняла в первом чтении законопроект об увеличении штрафов за нарушения на митингах, внесенный «Единой Россией». Neva24 поговорила об этом событии с депутатом Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Дмитрием Гудковым, который за последние месяцы стал одним из главных действующих лиц протеста. Также Гудков-младший рассказал нам, чем Ксения Собчак отличается от Василия Якеменко и как сделать из нашиста оппозиционера.

Дмитрий, изначально предполагалось, что штрафы за нарушения при проведении публичных мероприятий увеличат до 1,5 миллионов рублей, но ко второму чтению законопроекта цифру решили снизить. Это победа?

Что 300 тысяч, что миллион, что полтора миллиона рублей — это абсолютно неподъемные цифры для организаторов. И если власть ставит цель разорить лидеров оппозиции, особенно в регионах, то она этого добьется. Наша задача — заблокировать этот законопроект. Поэтому мы очень надеемся, что 12 июня на улицы выйдет очень много людей, и мы одним из требований выдвинем отмену этого законопроекта.

Депутаты фракции «Справедливая Россия» надели белые ленточки на сегодняшнее пленарное заседание. Как отреагировали в Думе?

Многие депутаты, особенно из «Единой России», не ожидали, что в белых лентах появятся не только Гудковы и Пономарев, но вся фракция. Для протестного движения это прорыв. Я сам был удивлен, что и Сергей Михайлович Миронов, и другие мои коллеги надели белые ленты. Сегодня появилась фракция, которая представляет интересы нового политического класса. Если раньше говорили о том, что по улицам бегают только три депутата фракции, то сегодня можно констатировать, что фракция, партия занимает более жесткую позицию, чему я очень рад.

Но ведь и правда, складывается ощущение, что в протесте участвуют только двое Гудковых и Илья Пономарев. Остальные после сегодняшнего демарша будут более активны?

Ну, во-первых, не только трое участвуют в протестных акциях. Просто мы, может быть, пока более заметны. Мы будем обсуждать, в том числе и на ближайшем президиуме партии, чтобы «Справедливая Россия» поддержала протест. Мы вместе могли бы подготовить серьезную массовую акцию 12 июня. Мы будем также просить представителя КПРФ направить своего представителя в оргкомитет. Считаю, что сейчас мы должны объединиться. Потому что тот закон, который «Единая Россия» внесла в Госдуму, говорит о том, что власть не хочет идти на переговоры, уступки. А это путь к гражданской войне.

Но ведь логику «Единой России» можно понять: если ты организовал митинг, и на нем, по твоей вине, были проблемы с безопасностью — наказание должно быть адекватным. Кроме того, единороссы апеллируют к международному опыту.

Это мой любимый вопрос. Когда единороссам выгодно, они апеллируют к международной практике. Когда невыгодно — они о ней забывают. На Западе, где действительно высокие штрафы, нормальная политическая ситуация, нормальный суд, нормальная полиция. Там нет политической цензуры и там граждане чувствуют себя защищенными. В этих условиях действительно можно думать о том, как защититься от радикалов. А когда у нас копируют опыт восточных тираний, когда у нас в XXI веке абсолютная монархия, самодержавие, нет конкуренции в политике, зависимый суд, слабый парламент, и президент, который имеет неограниченные полномочия — в этих условиях все эти штрафы, ужесточения ведут к политическим репрессиям против лидеров оппозиции.

Этот закон — он же настолько вредный! Никто не пойдет на организацию митинга сознательно, никто не будет рисковать получить такой большой штраф. 300 тысяч — это огромные деньги даже для депутатов Госдумы и лидеров оппозиции. Вместо того, чтобы подавать заявление об организации митинга, проще будет растиражировать одно сообщение в Twitter, после чего надеть всем белые ленты и пойти по улицам, бульварам, площадям. И в этом случае нет никакого организатора, невозможно никого привлечь. И протест уйдет из правового русла в стихийное. И тогда о безопасности можно даже не думать.

Еще в дальнейшем предполагается внести законопроект, по которому запрещается носить на митингах маски. Как к этому относитесь?

К этой мере я отношусь нормально. Но сделать это будет невозможно, потому что маска весит 5 грамм. Никакие датчики, рамки эту маску выявлять не могут. Как правило, в масках на митингах — либо провокаторы, либо представители радикальной оппозиции. Это происходит тогда, когда власти не хотят слушать собственный народ. Если мы не хотим радикализации протеста, надо сесть за стол переговоров и продумать реформы. Я бы, например, потребовал переназначить глав регионов. Второе — сократить количество сроков президента. Провести судебную реформу: от назначаемости судей перейти к выборности. После этого провести перевыборы в парламент. Сейчас люди выходят на митинги не потому, что делать нечего, а потому что нет другого способа повлиять на власть…

А вот Жириновский сегодня сказал, что ходить на митинги — это просто модно.

Модно стало не на митинги ходить, а участвовать в политике. Люди поняли, что если не заниматься политикой — политика займется тобой. Стало модным быть в курсе всех событий, которые происходят в политической жизни страны. Это не просто желание покричать, попиариться, покрасоваться перед камерами. Это стремление изменить страну, власть, добиться честных выборов.

Кстати про пиар и камеры. Вчера Василий Якеменко заявил о создании некоей «Партии власти». Некоторые аналитики успели отметить, что он фактически присвоил себе тезисы протестующих. Есть ли ощущение, что Якеменко, поведя мощный ребрендинг себя самого, переманит так называемых рассерженных горожан?

Рассерженные горожане про Якеменко известно, что думают.

Ну, про Ксению Собчак тоже думали — и что теперь…

Нет. Про Ксению Собчак совершенно по-другому думали. А что касается Якеменко — это новый политический лохотрон для молодых людей, которых уже использовали как политические презервативы и выбросили. Им обещали золотые горы, которые большинство так и не получило. И для того, чтобы все эти люди не ушли на улицу, не присоединились к протесту — надо было придумать большой политический «Титаник». Финал всем известен. Это попытка обмануть людей, которым сейчас 17-22 года. Я со многими из них общаюсь и понимаю, что они — молодые и глупые: у них есть определенная картина мира, которую им нарисовали во властных коридорах. Им надо объяснять, что мир устроен по-другому. Многие в итоге меняют политическую ориентацию и уходят в оппозицию. Время идет, люди умнеют. Я с некоторыми нашистами общался в Астрахани. Часть молодых ребят по-другому стала мыслить, они начали даже симпатизировать оппозиционерам. Надо с ними нормально общаться, говорить им правду.

Есть ли новая информация про большую протестную акцию 12 июня? Кто примет в ней участие?

Оргкомитет еще не сформирован. Очень хотел бы, чтобы в нем были как представители несистемной оппозиции, так и системных партий, в частности, «Справедливой России» и КПРФ. Считаю, что нам необходимо вернуть в оргкомитет Бориса Акунина и Ленонида Парфенова. Мне кажется, что если мы объединимся — есть возможность провести действительно самую массовую акцию с 10 декабря. Потому что протест растет. Люди перестали бояться. Наша задача — обезопасить их от провокаций.

Я считаю, что параллельно мы должны сформировать постоянно действующий координационный совет оппозиции. Также должны выдвигаться на различных уровнях кандидаты от оппозиции. Сейчас у нас идут трудные переговоры по выборам мэра Красноярска. Удалось договориться, что 10 июня все снимут свои кандидатуры в поддержку одного — того, у кого будет больше шансов победить. Еще одно направление — создание общественного телевидения. Мы могли бы сделать канал с лучшими телевизионщиками, которые в свое время покинули федеральное ТВ. Деньги собрать в интернете. Уверен, что количество просмотров будет больше миллиона — а это рейтинг федеральных каналов. Все эти направления работы могли бы поднять протестное движение в стране.