http://www.funkybird.ru/policymaker

США не предавали своих союзников ради «перезагрузки»

Не будет преувеличением сказать, что практически все, что пишет Артур Херман (Arthur Herman) в своем обзоре политики в отношении России, неверно на фактическом уровне:

«Она [«перезагрузка»] требовала трусливо предать наших союзников Польшу и Чехию в вопросе о противоракетной обороне в Восточной Европе, чтобы получить договор о сокращении ядерных вооружений, который уменьшил наш ядерный арсенал, зато оставляет множество лазеек для России. Она требовала передать Москве ядерные секреты, принадлежащие союзной нам Великобритании, и секретную информацию о наших технологиях противоракетной обороны».

Последнее верно в том смысле, что возможность передачи информации в рамках скоординированной системы противоракетной обороны с участием России и НАТО, действительно, существует. Разумеется, этой системы пока нет, и соглашение о ней тоже еще не заключено, однако на прошлом саммите НАТО в Лиссабоне эта идея была одобрена. Если учесть, что Россия традиционно возражает против развертывания в Европе системы ПРО, это одобрение было серьезной уступкой со стороны русских. Заявление о Британии, в свою очередь, просто отражает полное непонимание условий договора о сокращении вооружений. В прошлом году Госдепартамент объяснил этот пункт:

«По условиям Договора о СНВ от 1991 года США согласились уведомлять Россию о конкретных мерах по ядерному сотрудничеству с Британией — таких как перевод в Британию баллистических ракет морского базирования, их обслуживание и модернизация. Это — действующая схема сотрудничества и она должна была сохраниться по условиям нового договора. Мы просто перенесли в него и обновили процедуру уведомления. Никаких секретных соглашений, ставящих под угрозу британский потенциал ядерного сдерживания, независимый от американского, мы не заключалиt».

В Восточной Европе Америка также никого не «предавала» — ни трусливо, ни как бы то ни было еще. Большинство чехов и поляков совершенно не хотели, чтобы в их стране размещались объекты, о которых их правительства договорились с администрацией Буша. Несмотря на это, Польша будет включена в новую систему. К тому же, новый Договор о СНВ не оставляет для русских «множество лазеек». О некоторых из этих предполагаемых «лазеек» пишет Фред Каплан (Fred Kaplan) в своем разборе удивительно плохой статьи Ромни о новом договоре о СНВ:

«Во-первых, ни у России, ни у Соединенных Штатов нет межконтинентальных баллистических ракет железнодорожного базирования. Во-вторых, договор все же затрагивает мобильные МБР, причем двояким образом. В статье IV, пункт 1 говорится, что МБР могут быть развернуты «только на базах МБР». Даже если русские займутся странной игрой словами и потребуют признать железнодорожный путь «базой», остается статья III, пункт 5b, где сказано, что МБР начинает подпадать под действие Договора, как только покидает объект по производству (которые по другому пункту договора должны находиться под постоянным наблюдением). Таким образом, куда бы эту ракету потом не направили, она все равно будет учитываться. Поэтому, хотя мобильные МБР прямо в договоре не упомянуты, ограничения на них распространяются».

Итак, США никого не предавали и не бросали, никаких секретов не разглашали, ничью безопасность под угрозу не ставили. В основе обвинений Хермана в адрес «перезагрузки» лежат либо откровенные выдумки, либо искаженные факты. К сожалению, это обычно для критики «перезагрузки» — в ней почти всегда много морализма и демагогии, зато мало фактов. Избирателям имеет смысл это учесть, так как аргументы Германа практически идентичны тому, что говорит о политике в отношении России Ромни.

Идеи Хермана о том, какой должна быть политика США в отношении России не слишком впечатляют:

«Америке необходимо контактировать с диссидентскими и демократическими оппозиционными организациями, способными сформировать постпутинский режим, который будет дружелюбнее по отношению к Западу и станет больше заботиться о собственном народе».

Если начинать с предположения о том, что Путин антизападно настроен на подсознательном уровне, конечно, возникает искушение задуматься о том, каким должен быть «постпутинский режим». Проблема в том, что автор не понимает Путина. Путин готов сотрудничать с США в тех случаях, когда он ожидает от этого ощутимые выгоды для России. Херман хочет дать ему все основания полагать, что такое сотрудничество не принесет никаких выгод. Видимо цель политики, за которую выступает Херман (и Ромни), заключается в том, чтобы окончательно испортить американо-российские отношения и настроить Россию против Америки. По крайней мере, если следовать их рекомендациям, получится именно это.

Еще важнее то обстоятельство, что Херман со своими идеями продвижения демократии игнорирует позицию большинства россиян. Маловероятно, что США способны добиться успешных демократических перемен в России, если учесть неприязнь, которую вызвали в 1990-е годы у россиян поддерживавшиеся в США российские либералы. Однако даже если бы эти попытки увенчались успехам, это бы не пошло на пользу американским интересам. Любой режим, который придет на смену путинской системе, будет, скорее всего, более националистическим и менее готовым к сотрудничеству с США и Западом, чем нынешний. У представителей российской либеральной оппозиции получается увеличивать свою популярность только одним способом — заключая союз с националистами, у многих из которых значительно меньше общего с западными сторонниками либералов, чем у Путина. В этом контексте имеет смысл вспомнить комментарий Марка Адоманиса (Mark Adomanis) по поводу выборов в Думу:

«Это предполагает, что результаты любого демократического прорыва будут, скорее всего, противоположны ожиданиям Запада: более представительное правительство практически наверняка будет не более прозападным и экономически либеральным, а более открыто националистическим и левым».

Насколько вероятно, что «более открыто националистическое» правительство России будет находиться в лучших отношениях с США, чем нынешнее? Маловероятно. Скорее всего, отношения с более националистическим правительством России опять не устроят критиков перезагрузки, которые уже сейчас считают, что баланс отношений с русскими перевешивает в пользу России. Более демократическая — и, следовательно, более националистическая — Россия будет еще активнее выступать против расширения НАТО и противоракетной обороны и будет еще меньше готова идти на сделки, так как правительство будет бояться «ястребов», готовых обвинить его в предательстве. Если будущее демократическое правительство России при этом будет еще и более левым, оно начнет «заботиться» о своем народе, ведя менее либеральную экономическую политику. Вряд ли американским консерваторам это понравится.

Дополнение: Адоманис отреагировал на статью Хермана несколько драматичнее:

«Это звучит как дешевое клише, но я действительно подавился кофе, когда прочел заявления Хермана о том, что Обама предал британцев русским: по-моему, от этого один шаг до обвинений в тайном сотрудничестве с иллюминатами».