http://www.funkybird.ru/policymaker

США и Россия планируют переговоры о стабильности

Представители США и России проведут в этом году переговоры по целому комплексу вопросов, от противоракетной обороны до кибербезопасности, в надежде заложить основу для продолжения усилий по контролю вооружений после завершения выборов в обеих странах. Об этом в четверг заявила заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Эллен Тошер (Ellen Tauscher), возглавляющая американскую делегацию на переговорах по сокращению вооружений.

Тошер отметила, что спустя год после вступления в силу договора о сокращении ядерных вооружений СНВ-3 Соединенные Штаты по-прежнему твердо намерены вернуться за стол переговоров, чтобы обсудить вопросы сокращения стратегического и тактического ядерного оружия.

Но поскольку сегодня Европа работает над доктриной ядерного сдерживания, в России и США предстоят выборы, а Москва в основном удовлетворена тем уровнем ядерных арсеналов, который останется после выполнения положений СНВ-3, Тошер отмечает, что сейчас не время для начала нового раунда ядерных переговоров.

«Мы хотели бы вернуться к переговорам … Но мы с оптимизмом смотрим на то обстоятельство, что они сделать это не готовы, — заявила она во время беседы с журналистами, освещающими военную тематику. – Поэтому мы решили работать со многими задачами, и следующие шесть-восемь месяцев посвятим переговорам о стратегической стабильности».

Тошер, которая возглавит американскую делегацию на переговорах с российскими коллегами, заявила, что стороны договорились в декабре сосредоточить внимание на 13 темах для обсуждения, встречаться как минимум раз в месяц и беседовать каждые несколько дней в целях определения общих озабоченностей, угроз и точек совпадения позиций.

Среди этих тем обычные вооруженные силы в Европе, пиратство, кибербезопасность, противоракетная оборона и другие вопросы, к которым у двух стран существует значительный и взаимный интерес, по которым есть определенное согласие и которые представляют существенную опасность. Цель здесь заключается в уточнении того, что стороны понимают под термином «стратегическая безопасность», и какие меры они считают необходимыми для ее обеспечения.

«Мы не потратим впустую этот год, который полон вещей … отвлекающих внимание людей, — сказала Тошер. — Мы проделаем эту работу, и как только у нас появится время после выборов в России, а, возможно, и после выборов у нас в стране, мы приступим к переговорам».

По словам Тошер, ратифицированный в прошлом феврале договор СНВ-3 стал важным шагом на пути улучшения российско-американских отношений, которые обострились из-за попыток США по созданию системы противоракетной обороны в Европе и из-за других разногласий.

Договор СНВ-3 обязывает стороны в течение семи лет сократить количество развернутых ядерных боезарядов до 1550 единиц. Это весьма скромные сокращения, однако, согласно условиям договора, в значительной мере возобновляется система инспекций и проверок, существовавшая в рамках изначального соглашения о сокращении стратегических вооружений.

Соединенные Штаты дали понять, что заинтересованы в дальнейшем сокращении ядерного оружия, отчасти в целях снижения затрат на его содержание. В опубликованном на прошлой неделе анализе военной стратегии, цель которого – дать рекомендации по сокращению расходов Пентагона, говорится о том, что задачи США по ядерному сдерживанию могут быть выполнены и с меньшим арсеналом вооружений.

Авторы анализа руководствовались выводами почти завершенного Пентагоном исследования о том, как реализовать ядерную доктрину США, подготовленную администрацией в 2010 году. В этом секретном документе также даются рекомендации о тех изменениях, которые следует внести в будущем в ядерную политику США.

«ОРУЖИЕ ПОДСТРАХОВКИ»

Американский президент Барак Обама утвердил долгосрочные целевые ориентиры по уничтожению ядерного оружия, но одновременно с этим попытался получить на предстоящие 10 лет 80 миллиардов долларов для модернизации ядерного военного комплекса страны, дабы быть уверенным в том, что стареющий арсенал сохранит свою боеспособность.

Как отметила Тошер, эти расходы являются необходимой составляющей в деле более серьезного сокращения американских запасов ядерного оружия, потому что они придадут Вашингтону необходимую уверенность, и он сможет приступить к ликвидации тех многочисленных боезарядов, которые хранятся для подстраховки на тот случай, если какое-то оружие окажется неработоспособным.

«При сокращении вооружений мы, скорее всего, в первую очередь будем сокращать так называемое оружие подстраховки, — сказала она. – А для этого нужна соответствующая восприимчивая инфраструктура».

Хотя в результате заключения договора СНВ-3 отношения с Москвой улучшились, усилия администрации Обамы по созданию системы ПРО в Европе остаются серьезным источником трений в этих взаимоотношениях, отметила Тошер.

Придя в 2009 году к власти, Обама отказался от плана бывшего президента Джорджа Буша по созданию европейского противоракетного щита, заменив его так называемым поэтапным адаптивным подходом.

В плане Обамы основной упор делается на менее мощные ракеты-перехватчики, которые вначале будут базироваться на кораблях, а затем будут развернуты на суше в Польше и Румынии с размещением соответствующей радиолокационной станции в Турции.

Вашингтон заявляет, что эта система ПРО предназначена для противодействия ракетным угрозам со стороны Ирана. Однако Москва обеспокоена тем, что ее также можно будет использовать для ослабления российских сил ядерного сдерживания. Кремль требует от США гарантий неприменения ПРО против России, однако Тошер заявляет, что Вашингтон предоставить такие гарантии не может, поскольку это приведет к ограничению и даже ликвидации отдельных компонентов данной системы.

«Единственный способ, который позволит им (россиянам) поверить в то, что система ПРО не подрывает их стратегический потенциал сдерживания — это сесть вместе с нами в штаб-квартире НАТО и посмотреть, что именно мы делаем», — сказала она.

«Значит, это для них политический прыжок в неизвестность? Да. А готовы ли они к такому прыжку? Нет. – отметила Тошер. – Но мы надеемся, что переговоры по вопросам стратегической стабильности в течение ближайших восьми месяцев помогут нам начать ослаблять старые путы, которые всем связывают руки».