http://www.funkybird.ru/policymaker

Из Общественной палаты делают палату №6

Гражданские активисты ознакомились с кремлевскими досье на себя.

Общественной палатой жестко манипулируют из Кремля. Это следует из документа Управления президента РФ по внутренней политике (УВП), оказавшегося в распоряжении «Новой газеты». Документ представляет собой объемную таблицу, в которую сведены характеристики на членов ОП (созыв 2012 года) и рекомендации по управлению теми или иными персонами. Типичная положительная характеристика – «активен», «лоялен». Оценка повыше – «от просьб УВП не отказывается», еще выше – «доверенное лицо В.В. Путина». В итоговой графе «Рекомендуется» выносятся различные приговоры. Чаще всего «оказать медиаподдержку» – если у «активного» и «лояльного» проблемы с имиджем.

Из документа видно: УВП прекрасно понимает, что сотрудничество с ним дискредитирует людей. В характеристиках кое-где встречается фраза «авторитет для определенной части гр. общества снижен («Письмо 55»)…» «Письмо 55», напомним, появилось в марте 2011 года, и было направлено на «защиту» судебной системы от «дискредитации». Репутацию подмачивает, констатирует Управление, и участие «в прокремлевских молодежных движениях». В одном случае, как Максиму Мищенко, рекомендуют «оказать медиаподдержку», в другом, как с бывшим комиссаром движения «Наши» Ириной Плещевой – советуют «не включать в следующий состав ОПРФ».

Положительны, с точки зрения УВП:

– театральный режиссер Василий Бархатов («лоялен», «молод», «перспективен», «никогда от просьб УВП не отказывался»);

– репортер Дмитрий Соколов-Митрич (его «рекомендуется активнее вовлекать в мероприятия ОПРФ»);

– телеведущая Тинатин Гивиевна Канделаки («подписала «Письмо 55», что, однако, не сильно отразилось на авторитете»).

Проблемные, опять же с точки зрения УВП:

– специалист по дорожно-транспортным проблемам Михаил Блинкин («нелоялен», но «уважаемый в отрасли специалист, убежденный», приговор – «наладить сотрудничество»);

– актер Евгений Миронов («лоялен (выполняет разовые просьбы УВП, но принципиально не участвует в системной работе)», вывод – «рассмотреть вопрос о целесообразности проработки общественной темы»);

– адвокат Генри Резник («очень дорожит репутацией, готов сотрудничать по темам, которые не будут противоречить убеждениям»);

– адвокат Елена Лукьянова («активна, нелояльна… эксперт и консультант Лиги избирателей», вывод – «прямое сотрудничество невозможно, возможно установить опосредованное влияние через В. Гриба» (юрист, у которого «авторитет для определенной части гр. общества снижен» по причине подписания «Письма 55»).

Есть и люди, на которых Управление ставит крест:

– директор ЦДХ Василий Бычков («взаимодействовал с УВП по вопросу отмены концерта в поддержку А. Троицкого. Выполнил просьбу, однако публично раскрыл факт переговоров с М.В. Островским» (кремлевский пиарщик). Приговор – «нет потенциала сотрудничества»).

Зато к представителями РПЦ Управление относится предельно бережно. Вот эти церковные деятели:

– Владимир Легойда, редактор журнала «Фома», председатель Синодального информационного отдела РПЦ, профессор МГИМО (очень занят, надо по линии ОП другого подыскать, чтобы «на постоянной основе заниматься вопросами светской жизни церкви»);

– Игнатий, митрополит Хабаровский и Приамурский («адекватен», «лоялен», «рекомендован В. Чаплиным», «может давать взвешенные комментарии»);

– Никон, митрополит Уфимский и Стерлитамакский («выступал за введение уголовной ответственности за «осквернение религиозных святынь», рекомендовано «оказать медиаподдержку»).

Даже эти фрагменты позволяют сделать неутешительный вывод: Общественная палата РФ – лишь суррогат гражданского общества, во многом состоящий из бутафорских и прикормленных организаций и движений, и подконтрольных Кремлю людей.

Мы попросили прокомментировать скандальный документ адвоката Елену Лукьянову, удостоившуюся нелестной характеристики от УВП.

– У меня реакция по Булгакову – «королева в восхищении». Мне документ о-о-очень понравился, — говорит Елена Лукьянова. — Буквально всем: взаимоотношением государства и общества, нордическим характером «объективок», блистательным умом сотрудников Управления внутренней политики… Ужасно интересно почитать про себя, и сравнить собственные оценки с тем, что написано.

«СП»: – Вы уже ждете В.Гриба, через которого на вас планируют оказывать опосредованное влияние, на деловой обед?

– Ой, я позвонила Грибу сама. Он оказался в Ханты-Мансийске, на каком-то семинаре. Мы с ним очень порадовались, что публично всей стране объявили, что мы друзья. Я сказала Грибу, что теперь, когда мне что-нибудь понадобится от Управления внутренней политики, я буду писать ему письменное заявление.

«СП»: – А Управление внутренней политики себя раньше как-то проявляло, эти ребята пытались выйти на вас?

– Не-а. Мне крайне неприятно, что про меня написали, будто я – недоговороспособный человек. Тогда зачем я в Общественной палате? На деле, сотрудничество со мной возможно, вопрос только в том, кто кого переубедит.

Тут есть две противоположные точки зрения. Лояльность – это прогиб или способность договариваться? Общественная палата – это механизм взаимодействия государства и общества. Если государство боится напрямую контачить со мной и с Блинкиным – нам надо, наверное, идти из палаты в другое место…

«СП»: – Наверное, в понимании Управления лояльность – это готовность подписывать «письма 55»…

– Понимаете, я не могу поступаться своими принципами. Если люди этого не понимают, и думают, что возможно меня прогнуть на этот счет – это глупо.

«СП»: – Наверное, Управлению нужны люди типа вас, чтобы создать Общественной палате имидж независимого института гражданского общества. Люди из УВП сами понимают: вот человек подмочил репутацию – побывал комиссаром движения «Наши» – он больше не нужен. А вы – нужны, ваша репутация нужна. Разве не так?

– Вообще-то Ирина Плещева всегда отстаивала позицию «единороссов» наиболее честно из всех. Это была ее собственная точка зрения. Я была с ней категорически не согласна. Но, может, в этом и есть смысл – чтобы мы были разные в Общественной палате, и каждый со своей точкой зрения? Но если точка зрения формируется государством – это плохо.

«СП»: – В целом, чтение документа УВП как-то повлияет на ваши отношения с коллегами по Общественной палате?

– Нет, документ ничего в отношениях не меняет. Я, прежде всего, не со всеми оценками согласна. Я считаю, в палате гораздо больше нелояльных людей. Кроме того, я знаю ярких представителей Общественной палаты, которые в документе списываются со счетов – например, Сергея Абрамова, или Михаила Островского, про которого сказано, что он «неактивен». Я считаю, это тонкие, сильные и умные люди. Я считаю абсолютной ошибкой рекомендацию исключить из нынешнего созыва Михаила Владимировича Попова. Это профессионал, который помог нам проделать огромную работу по выявлению коррупционных схем в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. Он, возможно, не умеет красиво говорить, зато много делает.

У нас в Общественной палате очень много ярких людей, и подходить к ним только с критерием лоялен/нелоялен – неверно. Откуда страх, что с нами невозможно договариваться? Да кто из УВП пытался со мной договариваться? Ах, мы выборами занимались – значит, на нас клеймо нелояльности?! Всем, по-моему, было бы выгодно, чтобы именно мы занимались выборами…

«СП»: – Почему же выгодно? Вы, наверное, будете мешать на выборах получать нужные результаты?

– Вот это и называется коррупцией и конфликтом интересов. Люди из УВП не понимают, что истинные интересы государства всегда совпадают с интересами общества. Интересы государства, которые приходится проталкивать силой – это неправильные интересы, а проталкивание – непрофессиональный подход. Чиновники, которые писали этот документ, не понимают, в чем истинные интересы государства.

«СП»: – Для человека из госаппарата работа с человеком – это, прежде всего, работа с досье на человека. Ведение досье на членов Общественной палаты – это нормально?

– Я считаю, такие досье Управление вправе вести только на 42-х членов палаты. Треть палаты – 42 человека – назначаются президентом. В том числе, президентом назначены я и Михаил Блинкин. Пусть на этих «назначенцев» УВП ведет любые досье – это его право. А потом пусть президент решает, кто ему нужен: лояльные или нелояльные, яркие или тусклые, профессионалы или непрофессионалы. В отношении остальных 84 членов у УВП нет полномочий вести досье. 84 члена палаты свободы от их надзора.

«СП»: – Досье, по идее, должно сжато отражать объективную информацию – пусть не всегда приятную для человека. В данном случае, этой объективности нет, так?

– Я считаю, этот документ – характеристика в целом нашего госаппарата, который не вполне профессионален, к сожалению. Я бы очень удивилась, если бы увидела такой поверхностный документ в ЦК КПСС. Там досье на людей составляли абсолютно точные.

«СП»: – Теперь, когда информация всплыла, УВП примет какие-то коррективы по составу Общественной палаты?

– Ну, об этом их самих надо спрашивать. Я бы, на их месте, села бы и обсудила с членами палаты, как нам быть дальше, каковы критерии лояльности. Я бы вступила в переговоры…

Из досье

Общественная палата сформирована в соответствии с Федеральным законом РФ «Об Общественной палате РФ» от 4 апреля 2005 года № 32. Палата избирается каждые три года и осуществляет взаимодействие граждан с органами государственной власти и местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты их прав и свобод при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью органов власти.

Формирование Общественной палаты проходит в три этапа. Первых 42 члена палаты своим указом назначает Президент РФ. Они в свою очередь выбирают 42 представителя от общероссийских общественных организаций. Представители региональных и межрегиональных общественных объединений также выдвигают свои кандидатуры в члены палаты, которые принимаются уже утвержденными ранее двумя третями состава палаты.