http://www.funkybird.ru/policymaker

Ключевые решения по кабмину будет принимать Путин

Президент США Барак Обама не станет обсуждать на G8 с премьером Дмитрием Медведевым ключевые вопросы. Их решено отложить до саммита «двадцатки» в июне. Эксперт Накануне.RU Виталий Третьяков не видит в этом ничего экстраординарного. По его словам, кроме «публицистических разговоров», на «Большой восьмерке» ничего не случается. Однако важно другое. После того, как Медведев внес предложения по новому составу правительства, Путин взял длительную паузу на консультации с кандидатурами. Как видно, отказ от поездки на саммит мог и не быть связан только лишь с нежеланием участвовать в заведомо в пустом мероприятии. Более того, выходит, что Путин будет принимать ключевые решения по кабмину в отсутствие Медведева.

Вопрос: Как, по-Вашему, стоило ли Путину отказываться от визита на саммит G8?

Виталий Третьяков: Что касается отказа от поездки в США, тут ясно показано, что внутренние дела для него важнее, чем международные, тем более связанные с заседаниями «Большой восьмерки». Общеизвестно, что Путин не высоко оценивает эффективность встреч в формате «Большой восьмерки» на высшем уровне. Кроме публицистических разговоров, там ничего конкретного не бывает. Собственно, мы не можем вспомнить за последние годы ни одного заседания G8, после которого что-то в мире менялось, принимались какие-то решения, повлиявшие на ситуацию в мире. Даже журналисты-международники помнят, когда происходило и что происходило, а вот что в результате этих встреч было сделано, никто вспомнить не может. Отсюда, скептическое отношение к эффективности таких встреч.

Вопрос: Но Медведев теперь не отвечает за внешнюю политику…

Виталий Третьяков: За внешнюю политику по Конституции отвечает президент. Получается, что кто бы вместо него ни поехал в Кемп-Дэвид (определенный уровень, конечно, должен быть соблюден, Путин не мог послать заместителя министра или просто министра, а премьер-министр для этого вполне подходит), то поскольку внешняя политика по закону все равно в руках президента, принятие серьезных решений, если таковые будут, согласуют с Путиным по дипломатическим каналам.

Вопрос: Он остался в России, якобы, для формирования правительства…

Виталий Третьяков: Формирование правительства — это действительно серьезно. Поэтому я вполне понимаю здесь Путина и его решение.

Вопрос: Сразу после инаугурации, в тот день когда было объявлено, что Владимир Путин не будет присутствовать на встрече «Большой восьмерки» в Кемп-Дэвиде, а вместо него поедет премьер-министр Дмитрий Медведев, Путин отправился на Урал, на «Уралвагонзавод». Можно ли сказать, что Владимир Путин таким образом еще и сигнализирует о том, что он все же намерен ориентироваться на ту часть страны, которая его избрала, и на свою предвыборную программу, а не на «рассерженных горожан»?

Виталий Третьяков: Конечно, на «Большую восьмерку» он не поехал не потому, что встречается с рабочими — это совсем разные дни и даже недели, но, безусловно, поездка на Урал, как первая после инаугурации — это попытка демонстрации, что не так называемые «рассерженные горожане» влияют на политику, тем более, что нужно еще проверить, какие они там горожане, большинство из них москвичи в первом поколении, и совсем недавно они жили в других городах, поэтому тут много преувеличений. Путин показывает, что он с народом, с основной частью населения страны, это его реальность, это его социальная база.

Вопрос: Либеральные критики уже успели заявить, что с одной стороны Путина не хотят видеть главы западных демократий, с другой, их, критиков, удивило решение президента, которое он оправдал некой необходимостью лично встретиться с каждым будущим министром. Владимир Путин уже 12 лет у власти и «кого он там не видел»? Как вы оцениваете такие заявления?

Виталий Третьяков: Я не знаю, о каких критиках вы говорите, но судя по всему, это такие критики, которые не понимают важности формирования правительства, не понимают абсолютной и постоянной пустоты встреч на уровне «Большой Восьмерки». Поэтому они либо ничего не понимают, но хотят чтобы Путин не формировал правительство сам, а уехал за океан поболтать с Обамой и с прочими ни о чем, а без него было сформировано правительство, угодное этим критикам. Я думаю, Путин и остался в столице в частности для того, чтобы никакие «навальные» не оказались около правительства или в правительственных кругах.

Вопрос: Но «навальные», как Вы их называете, давят и давят агрессивно. Может получиться так, что Путин неизбежно развернется и пойдет на уступки либеральной части элит?

Виталий Третьяков: Неизбежно ничего никуда разворачиваться не будет, потому что кроме неизбежности либерального давления, есть и другие «неизбежности». Путин не может, наплевав на одни элиты, развернуться спиной к другим, представляющим основное население страны. Когда на улицы выйдут не 10-20 тысяч богемы, а 100-200 тысяч рабочих в разных городах, вот тогда станет ясно, кто определяет настроения в обществе, не в средствах массовой информации, не в элите богемной, а в настоящем обществе. Путин не может этим пренебрегать, но он может заигрывать с этой самой крикливой частью элиты, которая поддерживает либералов, кстати, из сугубо прагматических соображений, а не ради идей демократии. Им никакой демократии не нужно, им нужно собственность удержать в своих руках, а не добиться реальной демократия, которая в нашей стране есть самый худший инструмент для удержания власти и собственности.

Заигрывания с этой частью общества будут, но это не поворот в сторону либералов. Впрочем, экономическая политика Путина всегда была либеральна, лично я считаю, даже слишком либеральна, не исключаю, что этот вектор сохранится, но никакого резкого разворота в сторону московских бездельников не будет, тем более в ущерб своим основным избирателям. Будут лишь заигрывания, и они уже происходят.

Вопрос: При каких условиях, как Вы считаете, на улицу выйдет народ?

Виталий Третьяков: Условия всегда два: либо народу будет плохо жить и он дальше так не сможет (резкий экономический спад), либо этому народу однажды может надоесть поведение этой элиты. Бывают такие ситуации, когда сначала часть элиты ходит по городу с белыми ленточками, а народ молчит, а потом вдруг на улицу вместо элиты выходит народ, против такого уже и ОМОН бесполезен, потому что против народа — главного избирателя — ОМОН не пошлешь. Я не говорю, что народ завтра бросится в объятия Навального, так утверждать нельзя, тем более не говорю, что это может случиться завтра, но вероятность такая есть.