http://www.funkybird.ru/policymaker

ДОВСЕ, но не все: остался один альянс

В ноябре 2011 года 16 стран-членов НАТО заявили о выходе из Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ). США объявили, что приостанавливают исполнение части обязательств по ДОВСЕ, касающихся отношений с Россией. В заявлении официального представителя госдепартамента США Виктории Нуланд, распространенном 22 ноября говорилось, что «переговоры с Москвой, направленные на дипломатическое решение проблемы и длящиеся уже четыре года, застопорились».

Однако, именно, четыре года назад, в 2007, в то время генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер и руководитель американского внешнеполитического ведомства Кондолиза Райс сразу же после озвученной 26 апреля в ежегодном послании к Федеральному Собранию инициативы главы Российского государства Владимиром Путиным о возможном объявлении моратория на исполнение Россией условий договора в связи с американскими планами по размещению объектов ПРО в Европе выразили «глубокую озабоченность и разочарование» по поводу готовности РФ ввести мораторий на исполнение Договора об обычных вооружённых силах в Европе. Государственный секретарь США назвала «смехотворными» опасения РФ и подчеркнула, что «оспариваемый Кремлём документ подразумевает обязательства, которые, как ожидают Соединённые Штаты, должны выполнять все».

В начале июня информационное бюро НАТО в Москве распространило пояснения Североатлантического альянса по проблеме ДОВСЕ. «Россия не имеет права в одностороннем порядке объявлять мораторий на исполнение положений договора», — считают брюссельские «мудрецы». И продолжают: «В документе нет положения, которое позволило бы это сделать. Приостановление же выполнения договорных обязательств станет прямым нарушением соглашения и приведёт к серьезным последствиям». Помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Дэниел Фрид заявил, что Соединенные Штаты негативно отнесутся к мораторию России. По словам американского дипломата, администрация Буша, «по меньшей мере, сочтёт вызывающим сожаление» возможное решение РФ «заморозить» своё участие в ДОВСЕ.

Сотрудник Норвежского института исследований проблем мира Йон Кристен Скуган настаивает, что шаги России могут иметь «серьёзные последствия для международной безопасности, включая север Европы». Согласно выводам аналитика, Москва «получит возможность осуществлять переброски войск и вооружений в любые точки континента по собственному усмотрению», в том числе к границам в Заполярье.

Как подчеркнул в одном из интервью министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг, заявление Владимира Путина является «порывом ветра «холодной войны». Согласно мнению главы чешского МИД, «Кремль имеет скрытые мотивы и хочет использовать появившийся повод как инструмент давления».

Аналогичную точку зрения высказывают американские средства массовой информации. В частности, газета «Уолл-стрит джорнэл» в одной из своих редакционных статей писала, что, таким образом, «Москва надеется напугать европейцев, обеспокоенных возможностью наращивания российских вооружений у своих границ». Издание отмечало, что «конкретной целью Путина является срыв планов Вашингтона по размещению элементов системы противоракетной обороны в Польше и Чехии». «Запад нанесет собственной безопасности ещё больший ущерб, если позволит Москве с помощью пустых угроз о прекращении выполнения ДОВСЕ посеять раскол в рядах НАТО, вынудив США пойти на уступки по действительно важным вопросам, в том числе создания системы ПРО», — утверждали авторы публикации.

Эксперт Центра прикладной политологии при университете Мюнхена Ирис Кемпе охарактеризовала речь президента России как «неожиданную», отметив, что, «несмотря на присущую ему ранее прагматическую манеру стремления к сотрудничеству, тон, в котором он высказался 26 апреля, сигнализирует о готовности к конфронтации».

Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в Париже 19 ноября 1990 года. Зона его действия была распространена на сухопутную территорию от Атлантического океана до Уральских гор, включая Фарерские и Азорские острова, Мадейру, Шпицберген, Канары, Землю Франца-Иосифа, Новую Землю, а также весь участок континента к западу от реки Урал и Каспийского моря до Турции (39-я параллель). Главной целью соглашения было существенное снижение военных потенциалов НАТО и Организации Варшавского договора — двух стратегических союзов, противостоявших друг другу в годы холодной войны, а также достижение «высокой степени прозрачности» военной деятельности.

Соглашение было подписано 30 государствами (страны НАТО, Ташкентского соглашения (Россией, Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Казахстаном, Молдавией и Украиной), а также Болгария, Румыния и Словакия). Ратифицировано оно было лишь Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной и так и не вступило в силу. Грузия и Молдавия отказались приступить к процессу ратификации, требуя исполнения Россией обязательств о выводе войск с их территории, взятых Россией на себя в Стамбуле. На этом основании страны НАТО также блокируют процесс ратификации Соглашения.

Позиция России состоит в том, что соглашения с Грузией и Молдавией, подписанные в Стамбуле, носят двусторонний характер и не имеют отношения к ДОВСЕ, а потому не должны являться препятствием для ратификации Соглашения другими странами. Прибалтийские государства (Латвия, Литва и Эстония) и балканские страны (Словения, Албания и Хорватия), вступившие в НАТО в 2004 и 2009 годах, не присоединились к адаптированному договору. Грузия с 29 ноября 2011 года прекратила выполнение следующих обязательств в отношении России в рамках соглашения ДОВСЕ: Тбилиси не будет предоставлять Москве сведения в рамках ежегодного информационного обмена, каких-либо сообщений, а также больше принимать инспекций, затребованных РФ.

Странность и несправедливость ситуации заключается в том, что, при наличии ограничений на количество обычных вооружений и техники для двух военных союзов, в настоящее время остался лишь один из них — Североатлантический альянс. Более того, часть государств ОВД, как и республик бывшего СССР, уже принята в НАТО. Их квоты же де-юре числятся за несуществующей группой восточных участников соглашения (то есть, Организацией Варшавского договора, возглавлявшийся Советским Союзом, правопреемником которого стала РФ).

За годы действия ДОВСЕ его участники провели более 5 тыс. инспекций, направили друг другу около 8 тыс. уведомлений. Договор позволил сократить в Европе значительное количество обычных вооружений — 59 тыс. единиц (танков, боевых бронированных машин (ББМ), артиллерийских орудий, самолётов и вертолётов) с обеих сторон. При этом львиную долю наиболее серьёзных В и ВТ — свыше 12 тыс. — ликвидировала Россия. Кроме того, дополнительно в одностороннем порядке РФ сократила ещё около 20 тыс. единиц вооружения вне зоны применения договора.

Радикальная трансформация военно-политического ландшафта в Европе, произошедшая в 1990-х годах, привела к неблагоприятному для России соотношению сил. После роспуска Организации Варшавского договора, распада СССР, в условиях процесса расширения НАТО, предпринятого в начале 2000-х, ДОВСЕ утратил изначальные контрольные точки. И с каждым годом он всё больше теряет связь с меняющейся действительностью.

Российская сторона не раз открыто выражала обеспокоенность ситуацией, сложившейся вокруг ДОВСЕ. Однако Запад продолжает вести себя так, будто не слышит обоснованную критику в свой адрес. Более того, США и НАТО всё время пытаются выступать в роли ментора и поучать Россию тому, как следует проводить политику в области обеспечения безопасности. Очевидно, что подобное поведение, как минимум, некорректное. Более того, добиваясь односторонних преимуществ, страны-участницы Североатлантического договора активно размещают элементы противоракетной обороны в Чехии и Польше, что, безусловно, «создаёт для РФ реальные опасности с непредсказуемыми сюрпризами».

Тем не менее, в ноябре 2011, в отличие от позиции США и НАТО в 2007, комментируя инициативу государств-членов блока по не выполнению обязательств в рамках ДОВСЕ по отношению к России, департамент информации и печати МИД РФ указал, что «решение стран Североатлантического альянса, не наносит ущерба российским интересам, а также свидетельствует о необходимости активизации усилий всех заинтересованных стран в определении сроков действия режима контроля над обычными вооружениями в Европе».