http://www.funkybird.ru/policymaker

Как защитить Библию от антиэкстремистского законодательства

В Общественной палате РФ накануне обсуждали российское антиэкстремистское законодательство. Резкой критике прежде всего был подвергнут федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» — сообщает со ссылкой на свои источники портал zheltuxi.net Участники заседания пришли к выводу о том, что закон это черемерно строг, и позволяет теоретически запретить даже Библию.

Как заявил руководитель аналитического центра «Сова» Александр Верховский, «экстремизм — политологическое понятие, которое нам не удалось переместить в область права. В одну кучу свалили терроризм и нанесение надписи на заборе. Половина приговоров к заключению по этой статье вынесена за крайне малоопасные деяния».

«В мировом законодательстве есть только один документ, содержащий понятие «экстремизм». Это — Шанхайская конвенция 2001 года, где экстремизм однозначно связан с применением насилия. Давайте и мы ненасильственные действия уберем из закона», — приводит в четверг газета «Коммерсант» слова Верховского.

По словам директора Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты Елены Лукьяновой, открывшей заседание, еще до принятия закона у нее не было сомнения в том, что он приведет к перекосам. В этом позже пришлось убедиться.

Закон «стал неприкрытым рычагом давления и репрессий по отношению к различным группам населения, а список запрещенных по этому закону книг и материалов насчитывает уже более 1200 пунктов. Не менее половины из запрещенных — религиозные книги. Апофеозом стала история с запретом Бхагавад-Гиты», заявила Елена Лукьянова, предложившая участникам заседания искать выход и подумать, «как защитить идейные позиции людей, их вероисповедания».

Член ОП и начальствующий епископ РОСХВЕ — Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) Сергей Ряховский привел пример из опыта своего брата-адвоката: «Он взял несколько выдержек из Библии и зачитал их судье, не сказав, из какой книги эти цитаты. Судья сказала, что это книга экстремистская, с элементами религиозного фанатизма и ее нужно запретить».

«Узнав, что это Библия, судья долго крестилась и просила прощения», — цитирует Сергея Ряховского «Московский комсомолец».

В настоящее время экспертизой текстов занимаются во многом случайные люди. «В одном из дел оказалось, что текст анализировала и признала экстремистским завхоз института», — рассказал ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин. По его мнению, «необходимо записать в законе, что экспертизу религиозных книг должны проводить только религиоведы, специализирующиеся на данном вероучении».

Как отмечает «Коммерсант», участники слушаний предложили освободить от прокурорских проверок уже зарегистрированные в России религиозные организации: сейчас Минюст при регистрации проверяет вероучительные тексты. Стоит отметить, что первыми о необходимости амнистии для религиозных текстов заявили представители РПЦ, у которых до сих пор не было серьезных проблем с антиэкстремистским законодательством. Председатель синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Всеволод Чаплин посоветовал ввести такую амнистию для текстов, которым более 50 лет.