http://www.funkybird.ru/policymaker

Грантополучатели: за чей счет «банкет»?

Либеральная общественность России выступает против внесенного в Госдуму законопроекта, аналогичного закону США о регистрации иностранных агентов.

Шокирующим по своей откровенности можно назвать интервью, которое дал в конце июня депутат Государственной Думы РФ, член Генерального совета партии «Единая Россия» Евгений Федоров порталу «Правда. Ру». Есть в ответах депутата и такие слова, которые просто необходимо процитировать.

А именно: «Американский бюджет верстается под расходы на пропаганду в России (на интернет отдельно, на СМИ отдельно, на поддержку благотворительных фондов), плюс деньги выделяют различные фонды. Кстати, деньги эти Хиллари Клинтон называет публично в Конгрессе «деньгами на войну с Россией»; «20 тысяч грантополучателей в Москве: политтехнологов, штатных сотрудников и т.д. Они контролируют ситуацию. Команда поступает из Вашингтона в Москву»; «Одно государство официально напрямую организовало протест в другом — и дальше организаторы вели переговоры с властью».

Видимо, так совпало, что немногим более чем через неделю после этого интервью группа «единороссов» внесла в Госдуму законопроект, требующий большей открытости в деятельности некоммерческих организаций, ведущих политическую деятельность в России, но финансируемых из-за рубежа. В законопроекте предлагается нечуждые политической деятельности НКО, которые получают денежные средства и иное имущество от иностранных государств, международных и зарубежных организаций, иностранных граждан, считать иностранными агентами и вносить в реестр. «Очевидно, что в России действует целая сеть неправительственных организаций, оплачиваемая деятельность которых вызывает подозрения относительно целей заказчика. Здесь два варианта — либо строить догадки и возмущаться многомиллионным траншам от госдепов якобы на развитие демократии, либо легализовать иностранных агентов и однозначно воспринимать их как проводников интересов других государств», — считает один из авторов депутат Александр Сидякин.

Все правильно: за последние 20 лет в России сложился и успешно действует кластер агентов влияния. Победившее «профессиональное диссидентство» достигло небывалых масштабов.

Призывы купировать деятельность распоясавшихся агентов влияния звучали и раньше, но практически были сделаны только робкие попытки противодействовать западной экспансии, нашедшие отражение в законе об НКО от 2006 г. Гневные высказывания российского «политикума» о действиях агентов иностранного влияния заканчиваются ничем под напором аргументации о защите «человеческих прав». Действительно, при таком выборе аргументации невозможно разделить деятельность реальных оппонентов курса власти и сторонников дальнейшего перевода России на либеральные стандарты «открытого общества», как формы контроля над обществом со стороны Запада, что придает ситуации садомазохистский характер. Итак, стремясь к «открытости», мы по полной программе получили то, что заслужили: Россия на сегодня остается одной из самых либеральных стран, где можно говорить что угодно, отстаивая интересы других государств, и ограничить эти словесные излияния до сих пор не представлялось возможным.

В России, как написала на днях «Российская газета», действуют более 230 тыс. НКО (по данным сравнительного анализа, около 600 тыс.). Раз в год Минюст их проверяет, но фактически нет контроля над тем: как, откуда и на какие цели они получают средства. По данным Росфинмониторинга, только треть средств поступает безналичным путем. Доступная информация позволяет сделать вывод о том, что 70% средств поступают из бюджетов иностранных государств, 20% — от транснациональных корпораций и 10-15% составляют частные пожертвования. «Иностранных агентов» обяжут проводить годовой бухгалтерский аудит, раз в полгода публиковать отчет, а при распространении материалов указывать свой статус (иностранного агента).

«РГ» обратилась за комментарием к генеральному директору Института внешнеполитических исследований и инициатив Веронике Крашенинниковой, которая в течение четырех лет проработала в США в качестве представителя города Санкт-Петербурга. Она смогла работать в Штатах только после того, как была зарегистрирована в качестве «иностранного агента» в соответствии с принятым еще в 1938 году законом о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act – FARA)

— Агент должен отчитываться не только о своей деятельности в интересах этого конкретного иностранного заказчика, но также и обо всей другой своей деятельности. В отчетах требуется упоминать всех людей и все организации, которые работали в интересах иностранного заказчика. То есть это очень эффективное средство контроля за НКО, работающей в США на интересы другого государства, — подчеркнула, в частности, В. Крашенинникова.

Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая еще на стадии разработки закона отмечала, что предлагаемые подходы сегодня применяются в США. «Даже сам термин «иностранный агент» заимствован из американского законодательства, — подчеркнула она. — В России, стране с молодой, развивающейся демократией, еще много правовых пробелов, в том числе, касающихся деятельности некоммерческих организаций. И мы стремимся к тому, чтобы на территории РФ применялись общемировые стандарты».

— Мне трудно себе представить, скажем, работу в США некой организации, которая бы критиковала Барака Обаму, устраивала протестные акции и при этом финансировалась Россией. Это вмешательство во внутренние дела страны. То же самое применимо и к России, — заметил директор Московского бюро по правам человека, член Общественной палаты России Александр Брод.

— Мне, как и любому избирателю, интересно, за чей счет «банкет»: кто финансирует те или иные структуры, которые меня за что-то агитируют. Или за чей счет идет финансирование митингов, оппозиционных акций. Думаю, много открытий чудных нам готовит принимаемый закон, — сказал первый заместитель комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов.

Кстати, в своей предвыборной статье «Демократия и качество государства» кандидат в президенты Владимир Путин предложил дать гражданскому обществу право законодательной инициативы. «Предлагаю ввести правило обязательного рассмотрения в парламенте тех общественных инициатив, которые соберут 100 тыс. и более подписей в Интернете. Похожая практика действует, например, в Великобритании. Нужно будет разработать порядок официальной регистрации тех, кто хочет стать участником такой системы». Избранный президент Путин уже поручил подготовить план-график осуществления всех его предвыборных инициатив. Впрочем, еще до этого распоряжения, с середины марта, в Сети работает сайт podkontrol.ru, где размещена интернет-петиция о принятии закона «О контроле над иностранным финансированием некоммерческих организаций». Собрано уже около 92 тыс. подписей. Инициативная группа граждан обращается ко всем четырем думским партиям с предложением подготовить законопроект, «обеспечивающий прозрачность функционирования российских НКО». Петицию одобрили такие движения и ассоциации, как «РОДИНА – Конгресс Русских Общин», Профсоюз граждан России, Союз десантников России, Общероссийская общественная организация «Журналисты России» и другие. А глас народа, как известно, – это глас Божий! Не для всех, правда.

Казалось бы, тот факт, что Россия перенимает «передовой» опыт США и других стран «цивилизованного мира» по контролю над некоммерческими организациями (НКО), получающими финансирование из-за рубежа, должен был вызвать бурную радость в рядах отечественных и зарубежных борцов за общечеловеческие ценности.

Однако они, наоборот, дружно выразили и выражают негодование по этому поводу.

Импульс недовольства, как обычно бывает в подобных ситуациях, пришел из США. Госсекретарь США Хиллари Клинтон во время официального визита в Санкт-Петербург встретилась с представителями российских правозащитных организаций, чтобы вместе поискать новые формы финансирования российских же НКО.

Газета «Коммерсант» опубликовала интервью с экспертом по межнациональным отношениям Дмитрием Дубровским, который присутствовал в пятницу на этой встрече. По его словам, Клинтон «в курсе проблемы и озабочена поисками путей видоизменения поддержки российских НКО, чтобы не ставить их под удар зарубежным финансированием». Кроме того, она согласилась с мнением о том, что нужно найти новую форму финансирования НКО.

— Заявление г-жи Клинтон о том, что США будут искать формы фактического сокрытия иностранного финансирования российских НКО, исполняющих функции «иностранного агента», выглядит как саморазоблачение. Хиллари Клинтон вместо того, чтобы рассказать правозащитникам о том, что Россия предлагает закон и формат работы точно такой же, как и в США, и что за десятки лет Штатам удалось выстроить систему контроля со стороны общества, она предложила режим подполья и завуалированного иностранного финансирования, — отметила председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая.

А что, от г-жи Клинтон можно было ждать иной реакции? Она сделала свое дело: дала российским «единоверцам» отмашку о старте очередной кампании протеста – благо, повод нашелся! — и укатила к себе в Вашингтон.

Сколько же «демократизаторы» России намерены протестовать сейчас? За что? И против кого?

Лидер Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева уже успела сделать несколько заявлений, в том числе, в эфире «Финам ФМ» сообщила «Москве и миру»: «Если президент не наложит вето на этот законопроект, я предложу своим коллегам распустить старейшую правозащитную организацию России — Московскую Хельсинкскую группу. Я не желаю регистрироваться как иностранный агент». Странно такое слышать от гражданки США! Напомним, что последний громкий скандал, связанный с получением НКО грантов из-за рубежа, произошел именно вокруг главы Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмилы Алексеевой. Правда, деньги шли не из-за океана, а из Великобритании.

Заместитель исполнительного директора организации «Голос» Григорий Мельконьянц заявил «Коммерсанту», что Кремль просто не заинтересован в тех организациях, деятельность которых не направлена на поддержку президента и правительства. Он сказал также, что в определенных кругах «видят чуть ли не угрозу государственного переворота, который якобы финансируют из-за рубежа». Так вот, в ноябре прошлого года, в канун выборов, депутаты трех думских фракций: «Единой России», ЛДПР и «Справедливой России» – направили генеральному прокурору требование проверить ассоциацию «В защиту прав избирателей «Голос». Парламентариев смутило, что эту организацию спонсируют западные фонды, напрямую связанные с иностранными правительствами. Депутаты утверждали, что подобное финансирование противоречит законодательству. Как сообщалось, в соответствии с условиями гранта USAID № 118-A-00-10-00070-00 в прошлом году «Голос» получил 2,8 млн долларов. В 2010 году – более 3 млн долларов. Согласно официальным отчетам «Голоса», месячный бюджет ассоциации составляет порядка 400 тыс. долларов.

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев не скрывает негодования: «Мы прямой дорогой возвращаемся в советское тоталитарное прошлое». По его словам, правозащитники получают 90-95% средств в виде грантов зарубежных фондов, а закон о статусе иностранного агента для НКО уничтожит большинство крупнейших правозащитных организаций.

Елена Панфилова, директор московского отделения центра антикоррупционных исследований «Transparency International», скромно подчеркнула:

— У меня пока не было проблем с тем, чтобы найти чьи-то данные, увидеть, кто их финансирует, что финансирует. Поэтому мне кажется, авторы законопроекта не о дополнительной прозрачности заботятся, а, скорее, преследуют политическую цель.

Общественная палата хочет провести экспертизу законопроекта об НКО, предусматривающего наделение российских НКО с зарубежными источниками финансирования статусом иностранного агента. А заместитель председателя Государственной Думы, председатель «Справедливой России» — партии, которая «впереди оппозиции всей», Николай Левичев оценил ситуацию так:

– Инициативу со статусом «иностранного агента» для НКО можно было бы воспринять как неуместную сегодня шутку эпохи холодной войны. По этой логике «федеральный уполномоченный орган» должен быть неким современным вариантом СМЕРШа с огромным репрессивным аппаратом… Если этот чудесный законопроект будет внесен, то, продолжая логику «Единой России», надо вносить поправку с предложением внести в текст закона об НКО термины типа «агенты Кремля», «агенты олигархического лобби» или «агенты квасного патриотизма».

Острая критика звучит и из-за рубежа. А собственно, что «крамольного» происходит в России? Если и не за образец для подражания, то в качестве руководства к действию инициаторы предлагают взять аналогичный закон США. И тот, кто считает, что американский закон «устарел», глубоко ошибается. В 2007 году Генпрокуратура США сначала расширила доступ к данным об «иностранных агентах», а затем в конгрессе был принят закон об ужесточении контроля по линии FARA (в рамках закона о лоббизме). «Принятый конгрессом в 1938 году Акт о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act — FARA) является статутом о публичном раскрытии сведений, который требует, чтобы все лица, действующие в политическом или квазиполитическом качестве как агенты зарубежных представителей, периодически публично раскрывали свои связи с зарубежными представителями, а также сообщали о своей деятельности, получении и расходовании средств для поддержки своей деятельности», — говорится в заявлении замгенпрокурора США по вопросам нацбезопасности Кеннет Вайнстайн.

За все время существования FARA было зарегистрировано 284 лица и организации в качестве «иностранных агентов», действующих от имени советских и российских представителей (principals).

В частности, действующий статус имели вашингтонское и нью-йоркское отделения пиар-агентства Ketchum, работающие в интересах правительства России, а также известная адвокатская контора Venable, LLP, представлявшая интересы российской политической партии «Родина».

— За нарушение там строгое наказание, предусматривается даже уголовная ответственность: штраф до десяти тысяч долларов или до пяти лет лишения свободы. Более того, несмотря на то, что этот закон был введен в 1938 году, он очень активно используется и в последние годы активно применялся. Вот, например, в 2010 году бывший конгрессмен был обвинен в деятельности в интересах Исламского американского агентства. Он признал вину и получил смягченное наказание — один год и один день тюрьмы, — сказала в своем комментарии «РГ» В. Крашенинникова. — Кстати говоря, те «десять русских шпионов», которые были арестованы в июне 2010 года, были обвинены как раз в том, что действовали в интересах иностранного заказчика при отсутствии регистрации как «иностранные агенты».

В настоящий момент в деятельность гражданского общества в России вовлечены от трех до семи процентов населения страны. Это большая сила. Зависимость НКО от финансирующих их западных фондов и институтов приводит к подчинению деятельности этих организаций вполне конкретным политическим целям западных держав, в частности, США. С начала правления Барака Обамы США выделили на развитие демократии в России 200 млн долларов (2009-2011 гг.). В марте новый посол США в России Майкл Макфол, выступая в Институте международной экономики Петерсона в Вашингтоне, заявил, что в этом году на те же самые цели будут потрачены еще 50 миллионов.

Простая арифметика показывает, что на поддержку российской демократии и построение гражданского общества по американским лекалам США тратят через различные посреднические фонды порядка 70 миллионов долларов в год.

Помощь распределяется следующим образом: большую часть средств госдепартамент выделяет крупнейшим американским неправительственным организациям, в первую очередь Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED). USAID, в свою очередь, переводит их в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как Международный республиканский институт (IRI) и Национальный демократический институт (NDI), откуда деньги в виде грантов расходятся по НКО в разных странах.

Агентство США по международному развитию (USAID), которое начало активно работать в России с 1992 года, по его собственному признанию, потратило на российские проекты (к маю 2009 года) 2,6 млрд. долларов. Плюсуем еще двести с лишним миллионов и получаем почти 3 млрд. «зеленых». Однако налаженная американцами схема «распространения демократии», которая хорошо зарекомендовала себя по всему миру – от Латинской Америки и до Ближнего Востока с Африкой, апробированная в конце прошлого века в Европе и СССР, в нынешней России не то, чтобы совсем не работает, но чаще всего пробуксовывает. А на строительство сети НКО, которая очень похожа на паутину, затрачены не только деньги, но и время. И тут Россия, наконец, вознамерилась ужесточить (по американскому же образцу) законодательство, определяющее деятельность НКО, подчеркну особо, на своей территории. Вот тут и раздался организованный извне «вселенский» вопль отечественных «радетелей» за демократию в России.

Легко догадаться, зачем развернута такая борьба за «демократию» и почему ее в Вашингтоне намерены усиливать.

Причем, не только по линии насаждения демократии по-американски, но и одновременной активизации направления традиционных российских общественных институтов. Называя вещи своими именами, это очередной виток реализации широкомасштабной государственной стратегической программы США по дестабилизации социально-экономической ситуации в России, где НКО определенного толка отведена соответствующая роль. И реальная, а не публично декларируемая цель американской программы ничего общего с демократией не имеет.

Суть всех «либеральных телодвижений», думается, очень точно определил Сергей Марков, политолог, член Общественной палаты, проректор РЭУ им. Плеханова, который в беседе с «Однако» заметил, в частности:

— Те, кто выступают против этого закона, делают это по двум причинам: первая – либо они хотят захватить власть в России, в интересах иностранных государств и против интересов России, и вторая – либо они получают западные деньги и хотят их (иностранные государства – В.П.) пограбить