http://www.funkybird.ru/policymaker

Иран продолжает ядерный шантаж

В двадцатых числах июля иранские СМИ распространили сенсационную новость.

Советник верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи, председатель Совета по определению политики пятничных имамов ходжат-оль-эслам Реза Такави заявил, что Иран готов повысить уровень обогащения урана до 56%, если мировые державы продолжат давление на страну, связанное с его ядерной программой, и не изменят свое враждебное отношение к Исламской Республике Иран.

Это заявление, вне всякого сомнения, будет иметь самые негативные последствия. МАГАТЭ и Совет Безопасности ООН не оставят без внимания подобные провокационные идеи Тегерана. С точки зрения нынешней ситуации подобный шаг может стать дополнительным фактором эскалации напряженности вокруг ядерной проблемы Ирана. Скорее всего, это вновь станет предметом рассмотрения в рамках международных организаций.

Дело в том, что уровень обогащения урана в пределах 55 — 65% считается очень высоким и переходным к 90%-му оружейному урану. Для сравнения: АЭС работают на 3-5% уране. Тегеранский исследовательский реактор (ТИР) нуждается в 20%-ом уране, однако и этот уровень считается достаточно высоким. Поэтому, по мнению оппонентов ИРИ работы по обогащению урана до 20% уровня также должны стать предметом переговоров. И тут звучит заявление о готовности Ирана начать обогащение почти до 60%. Это заявление, вне всякого сомнения вызовет самую негативную реакцию за рубежом.

Как можно расценивать этот демарш Тегерана, совершенный в период сложнейшего переговорного процесса по иранской ядерной проблеме, с большим трудом реанимированного в 2012 году? Вот уже более шести лет «шестерка» международных посредников в урегулировании иранского ядерного вопроса (Россия, США, Китай, Франция, Великобритания, Германия) безуспешно пытается убедить Иран выполнять требования Совета Безопасности и МАГАТЭ.

В частности, 24 июля в Стамбуле проходили переговоры заместителя секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Багери и заместителя верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Хельги Шмидт. На встрече подводился итог работы экспертов двух сторон (ИРИ и «шестерки»), обсуждались пути сближения позиций и продвижения процесса переговоров. Напомним, «шестерка» добивается от Тегерана большей открытости его ядерной программы, прекращения обогащения урана до уровня 20% и выше, закрытия объекта по обогащению в Фордо и вывоза из Ирана обогащенного до 20% урана.

Тегеран же в качестве предварительного условия настаивает на признании его права на обогащение урана и отмене международных санкций против него. Так, в начале июля Иран передал международным посредникам документ под названием «Некоторые факты к переговорам Ирана с «группой 5+1» по ядерной проблеме».
Согласно документу, власти ИРИ считают, что «всеобъемлющий и целенаправленный диалог» возможен, если Совет Безопасности ООН и Совет управляющих МАГАТЭ отменят все «односторонние и многосторонние санкции против Ирана». Одновременно, согласно документу, представители «шестерки» должны признать за Тегераном право на ведение работ по обогащению урана. Еще одним условием является возобновление сотрудничества в ядерной сфере. В свою очередь, Тегеран отверг все предложения «шестерки», выдвинутые ею на недавних переговорах 18-19 июня в Москве.

В упомянутом документе Тегеран, ставит предварительные условия для дальнейшего диалога, а также выдвигает свои требования, не упоминая ни о каких компромиссах со своей стороны. Нет сомнений, что мировое сообщество не отменит санкции, пока Иран не сделает шаги навстречу требованиям Совбеза и МАГАТЭ. В ином случае возникает вопрос, а для чего вводились все эти санкционные меры, если они отменяются, не достигнув главной цели — принуждение Ирана к выполнению требований высшего международного органа — Совета Безопасности ООН?

Никто не отрицает право Ирана на развитие его ядерной программы. Но при определённых, принятых мировым сообществом, условиях: абсолютная открытость национальной ядерной программы и жесткий, всеобъемлющий контроль со стороны инспекторов МАГАТЭ. Этого в случае с Ираном не наблюдается. Говоря о возобновлении сотрудничества с ИРИ в мирном атоме, а также в других сферах экономики, технологий и так далее, можно отметить, что и «шестерка», и МАГАТЭ неоднократно предлагали это при условии начала процесса реального разрешения иранской ядерной проблемы, обеспечивающего взаимный интерес сторон.

Примечателен также один из пунктов из вышеназванного иранского документа. Тегеран предлагает продолжить переговорный процесс, проводя встречи глав делегаций «шестерки» один раз в три месяца. Что это, как не стремление продолжать переговорный процесс бесконечно, причем, как видим, с использованием методов давления и шантажа?

Анализируя ядерную политику Тегерана в последние месяцы, приходится констатировать, что заявление высокопоставленного иранского чиновника о 56% уране — одно из звеньев продуманной провокационной политики иранского руководства. Так, 20 июля иранский меджлис большинством голосов поддержал законопроект о блокаде Ормузского пролива в ответ на нефтяное эмбарго Евросоюза.
Окончательное решение — за верховным лидером аятоллой Хаменеи. Однако этот пока еще законопроект дамокловым мечом будет висеть не только над Ормузским проливом, через который в настоящее время осуществляется до 35% мировых перевозок нефти, но и над всем переговорным процессом. Этот документ создает широкие возможности для Тегерана продолжать политико-пропагандистскую игру под названием «Будете себя плохо вести, закрою пролив».

А чего стоит заявление различных представителей правительства и меджлиса о необходимости проектирования атомных подводных лодок, которые, как известно, работают на высокообогащенном уране, в первую очередь — на 90%-ном. Конечно, мало кто верит, что у Ирана завтра, послезавтра или лет через 20 может появиться атомная подлодка. Однако это явно попытка уже сегодня найти оправдание для будущего производства 90% урана, необходимого для ядерного оружия. Ведь строить суда с ядерной силовой установкой никому не запрещено.

В этой связи напрашивается вывод, что Иран в своей ядерной политике идет ва-банк. По-видимому, иранские руководители считают, что западные страны, включая США и Израиль, ныне не в состоянии пойти на силовое решение ядерной проблемы ИРИ. Это, по их мнению, дает шанс для усиления давления на «шестерку», а, проще говоря, — шантаж.

Но это далеко не так. США, другие западные страны концентрируют в зоне Персидского залива мощную ударную группировку, способную в случае военного конфликта сокрушить не только ядерную, но и в значительной степени всю экономическую инфраструктуру страны. Официальные представители США еще в середине мая сообщали о полной готовности нанести военный удар по Ирану в случае, если дипломатические методы по урегулированию ядерной программой не принесут результатов. А заявления г-на Такави явно не способствуют политическому решению проблемы.

Подобная политика балансирования на грани войны, быть может, выгодна руководству Ирана в плане сплочения народных масс, уставших от авантюр внутри страны и за рубежом, но она чревата реальной широкомасштабной войной — вот ее главная опасность.