http://www.funkybird.ru/policymaker

Иракская война: Насколько это хорошо для бизнеса?

Этот месяц ознаменован окончанием войны в Ираке. Почти десятилетняя кампания закончилась сдержанным объявлением, а между тем десятки тысяч американских солдат до сих пор продолжают воевать в Афганистане.

«Это было бы немного неудобно праздновать данное событие слишком широко, учитывая, что там происходит, и сколько это будет происходить в Афганистане», сказал Дон Мрозек, профессор истории в университете штата Канзас.

Наши войска придут в страну с экономическими проблемами и резким ростом безработицы.

Стоила ли война в Ираке этого? Я не говорю об этических вопросах — я говорю о прибыли крупных корпораций. Для моей книги, «Американская мечта» я решил посетить крупнейшую военную выставку Америки.

Помните, как Билли Брэгга как-то сказал: «Война, чем она хороша? Это хорошо для бизнеса».

Лорды войны

Каждый февраль the Greater Fort Lauderdale/Broward County Convention Center проводит крупную выставку вооружений — AUSA Expo. Данная выставка собирает в своих стенах производителей и потребителей вооружений.

$ 475 млрд. ежегодный оборонный бюджет: война в Ираке американцам стоила $720 млн. в день, $500 000 в минуту, что эквивалентно количеству денег достаточному, чтобы обеспечить домами 6500 человек и здравоохранением 423 529 детей. Счастливый брак политики и коммерческих интересов — AUSA Expo — прямая реализация понятия военно-промышленного комплекса, термина который ввел президент Эйзенхауэра, чтобы предупредить об опасности близких, симбиотических отношений между вооруженными силами нашей страны и ее частной оборонной промышленностью.

AUSA–Supporting America’s Best

В тени Sea Escape Fun Cruise мерцает the Greater Fort Lauderdale/Broward County Convention Center. В этом же городе проводится, известном «Spring Breaks Gone Wild» и барами, где постоянно играют Джимми Баффета «Margaritaville», парень из службы по связям с общественностью из AUSA сказал мне по телефону: «Это во Флориде. Это великолепное шоу!» Давайте посмотрим.

Возле входа развешены приветливые приглашения, тут же рядом стоит «Stryker» — 8-миколесный легкий бронетранспортер оснащенный автоматическим гранатометом MK19.

Внутри данное мероприятие – это огромное море синих и серых костюмов, которые смешиваются с парнями в ковбойских шляпах и теми, кто носит военную форму. Они спускаются на эскалаторе к регистрации. ($ 500 для государственных служащих, $ 700 для членов AUSA и $ 1000 для не-членов) Они очень богаты люди, чьи корпорации получают прибыль от войн, обороны и национальной безопасности, каждой секунды затягивания операции в Афганистане. Я могу быть уверен, что здесь есть сотрудники ЦРУ.

AUSA winter Expo – это огромная выставка до краев заполненная различным вооружением. Массивный монитор в выставочном зале демонстрирует «Humvee» — как транспортное средство для ежедневных поездок в «ад и обратно». Военная продукция продается под лозунги:

Когда миссия защищает свободу, оружие производится в FNH USA.

Угроза реальна – ответь сейчас!

Враг уязвим!

Бизнес процветает! Чтобы вести войну надо накопить достаточно оружия, в увязке с этими компаниями, чтобы потом раздавить тех, с кем мы не согласны. (Или продайте тем, кто будет обучать других делать это). За эти годы было так много мест, чтобы выбрать: Ирак, Ливия, Вьетнам, Корея, Россия, Панама Никарагуа, Боснии и список можно продолжать и продолжать. Поклонись и молиться, чтобы правительство за участие в забастовке страх в души американцев в виде прибыли расти.

«У вас есть траектория. Тогда у вас есть своя ось», объясняет специалист по продажам NAMMO AS — ведущий производитель военных систем и боеприпасов, ракет и космических двигательных установок.

«Это интересно», говорит, серьезный человек с американским флагом на галстуке, который сам выглядит как боеголовка.

Постоянное неприятное чувство, как будто ржавые иголки колют меня. Я описал бы атмосферу как отрезвляющая. Кокаин и бурбон более предпочтительный выбор.

«Определяет является ли цель дружественной до детонации», говорит консультант о XM 7 SPIDER – наземная мина с удаленным механизмом детонации, срабатывающая по приказу оператора (командная детонация). «XM 7 SPIDER усиливает действие дружественного оружия!» говорит консультант. (Интересно какое оружие является дружественным?)

Добавим международной торговле оружием вкус: тут присутствует французская армия, наряду с израильтянами, австралийцами и канадцами из военных кругов. Русский человек говорит по телефону. Азиатские бизнесмены смотрят на штурмовые винтовки. Я могу только представить себе, сколько здесь дружеских сплетен. Стейк на ужин и обед с мартини, подписание договоров с похлопывания по плечу и смехом, — обычные результаты этих встреч.

«Слева от меня, демонстрация боя будущего», объявляет крошечная женщина на высоких каблуках и в армейском шлеме. Она демонстрирует серьезным мужчинам винтовку, стоя под плакатом «Поддержка солдата» («SUPPORTING THE SOLDIER»). «В моей руке я держу М4, которая применяется для расширении целей солдат. Она включена в будущие боевые системы».

Я перемещаюсь в «Открытый павильон» там демонстрируется A160s Hummingbird UAS, гладкий, формой напоминающий пулю, беспилотный вертолет оснащенный автоматическим оружием. (Был заключен контракт на $ 75 млн. заключен контракт на разработку и испытание четырех A160s). Lockheed Martin — крупнейший оружейный подрядчик, расположился в тщательно продуманном павильоне. Бывший вице-президент «Lockheed» возглавил Коалицию за освобождение Ирака («Coalition for the Liberation of Iraq») — двухпартийная группа, созданной для содействия плану Буша по войне в Ираке. И тогда, в 2001 году компания была награждена крупнейшим 200-миллиардным военным контрактом!

Покупатели беседуют с продавцами. Такие фразы, как «комплексная живучесть» используются в качестве ключевых пунктов продаж для бронированных тактических колесных транспортных средств.

«Сколько я могу получить?» (прим. пер Сколько это стоит?), — спрашивает седой мужчина.

«Мы принимаем Visa и Mastercard», парирует со смехом продавец.

«Дайте мне цену, и я поговорю с Робби и получу одобрение».

Продавец жестами одному из своих коллег. «Тони, позаботься об этих парнях».

Дело сделано.

Я спрашиваю: «Сколько стоит?» (Серьезно, без смеха)

«Двенадцать миллионов», отвечает продавец Lockheed. Я смотрю в «закрома», чтобы удостовериться, если у меня есть достаточно денежных средств. Несмотря на это, полагает он, «Осмотрите изнутри». Я вхожу в шестиместную кабины и осматриваю изотри этот броневик, воображая ад от пламени гранаты, если последняя попадает внутрь этого ограниченного пространства.

«Встаньте на место», продавец предлагает, позволяя мне посмотреть с места наводчика.

Я выхожу из автомобиля с таким выражением, будто кто-то испортил воздух. «Я собираюсь немного побольше походить по павильонам, спасибо. Кто ваши основные конкуренты?»

«BEA. У них сегодня премьера».

Да, презентация бронированного тактического транспортного средства нового BEA/NAVISTAR — одно из крупнейших событий на AUSA Expo.

«Это заменит Humvee», объясняет сверхприветливый коренастый парень, который наряду с Oshkosh и ATK, продает конкурирующие бронированные тактические автомобили. Взволнованный, он жестами указывает на BEA Systems / Navistar Defense. «Это проект стоимостью 3 млрд долларов. Мы предлагаем его», с улыбкой говорит парень о конкуренции. «Это прямая конкуренция. Лучшее предложение побеждает! Мы хотим показать нашим конкурентам здесь и сейчас, что мы лучше в этом деле».

«И много вы продали этих малюток», спрашиваю я, кивая на бронемашины, которые называют «малютками».

«Мы продали уже 110 штук», отвечает дружелюбный парень с гордостью, «в считанные часы выставки».

Я пинаю самонадувающуюся шину. «Вы продаете их только для армии США?» «Нет, каждый, кто хочет может их приобрести», утверждает он. «Мы продали их австралийской армии, британской армии, французской армии. Кто хочет, тот и покупает».

«Что насчет людской армии?» Интересуюсь я, подавая ему визитную карточку с почтовым ящиком на Каймановых островах. «Я могу заплатить наличными?»

К сожалению, это потребует немного больше времени и документов, чтобы получить этих малышей полностью вооруженными. Но дружелюбный парень продаж направляет меня направо, где в 2:45 BEA / Navistar будет презентовать свой броневик, который в настоящее время скрывается под темной тканью. Можно подумать, что Папа приезжает в город на своем блестящем Папа-мибиле. Участники выставки всеми правдами и неправдами стараются получить места получше. Царит суета ожидания. Фотокамеры готовы. Церемония начинается…

«От имени Navistar, мы приносим уникальной и очень широкий спектр вооружений на поле боя!» говорит президент BEA Systems. «У нас есть возможность построить автомобиль будущего, чтобы ввести бой, государственное строительство».

Световое шоу начинается. Вспышки камер. Все замерли в ожидании. Транспортное средство будущего представляют как сотовый телефон!!!

«Holy crap!» (прим пер. – эмоциональное восклицание). Отряд Америка во плоти! Звезды и полосы с большим американским орлом и прочей американской атрибутикой по всему корпусу брони тактического транспортного средства будущего — готов к бою! Подождите, пока иракцы увидят это….Пусть торги стоимостью $ 3 млрд. начнутся! «America, fuck yeah!» (прим. пер –восклицание, имеющее негативную эмоциональную окраску) !

«Мы немного боялись показывать автомобиль с нашими конкурентами, но опять же мы хотим показать его!» Говорит человек с пятнистой кожей. «Мы хотим показать армии и военным, что мы готовы и что у нас лучшее специальное транспортное средство!»

Поле открыто для вопросов

«Является ли это основой вашего дизайна MST?» Интересуется серьезный человек, который задал вопрос, который хотел задать я.

Ответ звучит негромко, так как ни один из микрофонов не работает должным образом. Возникает вопрос может ли BEA проектировать тактические транспортные средства будущего, если она не может совладать со звуковым оборудованием.

После этого серьезные мужчины по очереди заходят в автомобиль, выходя из него с большой улыбкой и твердым рукопожатием. Дело сделано. Визитные карточки пошли в ход. Проект за 3 миллиарда долларов хорошо продвигается.

Далее следует шутливая беседа:

«Это собирается заменить Хаммер?» спрашивает человек в костюме.

«Давайте ударим по шинам и посмотрим не развалится ли», отвечает его коллега.

(Смеется.)

«Мы считаем этот день фантастическим», восклицает президент компании перед съемочной группой. «Это знаменательный день!»

Война за американскую мечту стоит $ 720 млн. в день. Война означает корпоративные прибыли — и мы первые реципиенты её. Судя по количеству продаж на AUSA Expo, мы собираемся воевать очень долго, может быть, всегда.