http://www.funkybird.ru/policymaker

«The Moscow Times»: три альтернативы Путина

Несмотря на недавние волнения в России, премьер-министр Владимир Путин по-прежнему является самым влиятельным человеком в стране. Тот выбор, который он сделает сейчас и в ближайшем будущем, окажет значительное, если не решающее воздействие на судьбы России.

Его первый возможный выбор состоит в том, чтобы внять требованиям протестующих, заполнивших в декабре улицы Москвы, и уйти в отставку. В качестве реальной возможности это рассматривать нельзя, однако в ранней отставке есть свои преимущества. Тот президентский срок, который Путин наверняка умело выиграет в марте, станет долгим и трудным шестилетним испытанием. Из-за него Путин может преждевременно состариться и войти в историю не как частично преуспевший политик, а как политический неудачник и банкрот. Мы можем предположить, что у него в запасе достаточно средств, которые обеспечат ему роскошную жизнь на пенсии. И кто знает, может, у него есть какое-то дело, которым он хотел заниматься всегда.

Но Путину всего 59 лет – и в свои 59 он полон сил и энергии. И проблема в той игре, которой он занимается, заключается в следующем: когда ты утратил положение национального лидера, тебе остается лишь писать мемуары или руководить какими-нибудь фондами с благородными и возвышенными целями. А это явно не для него.

Вторая возможность – это ответить на вызов времени и стать подлинным героем истории. Россия переживает серию взаимосвязанных кризисов, которые, если их не разрешить, способны привести страну к третьему краху после 1917 и 1991 годов. Американцев беспокоит спад, а русских – падение.

Многие российские проблемы можно начать решать, если ослабить государственный контроль над телевидением и разрешить появление как минимум одного общественного телеканала, что уже было обещано президентом Дмитрием Медведевым. На самом деле, для протестующих это должно стать требованием номер 1. Оно более ценно и более достижимо, чем требование о проведении новых думских выборов.

Более того, это во многом поможет решить еще две серьезные российские проблемы, связанные с отсутствием настоящих оппозиционных партий и надежной судебной системы. На общественном телевидении могут появиться новые политики, новые идеи и программы, а самые вопиющие нарушения закона станут предметом журналистских расследований. На нем можно также заняться решением других важнейших проблем, таких как диверсификация экономики и создание новой национальной идеи. Процесс этот будет медленным, но оппозиция утверждает, что ей нужна эволюция, а не революция.

Независимое телевидение должно стать не только основным приоритетом оппозиции. Это будет главным мерилом серьезности заявлений Путина о реформах.

Если Путин всерьез займется решением проблем России, не отрицая их существование и не обвиняя в создании данных проблем иностранцев, он войдет в историю не только как многолетний президент, пекущийся только о собственных интересах. Вполне возможно, что он отдаст предпочтение тому подходу, который выбрал для себя весьма почитаемый им государственный деятель Петр Столыпин, занимавший при царе Николае II пост премьер-министра. Этот человек применял меры строгой дисциплины и осуществлял разумные реформы, помогая экономике на всех парах двигаться вперед в первом десятилетии 20-го века.

Но в 1911 году Столыпина убили, и спустя шесть лет той России, которую он пытался реформировать, уже не существовало. В любом случае, сочетание репрессий и реформ, которым пользовался Столыпин, даже в случае доработки и усовершенствования вряд ли сработает в начале 21-го века.

В равной степени маловероятно, что путинская Россия подойдет к столь же эффектному и трагическому финалу, как Россия Николая II. Увеличивающаяся смертность населения, отток капитала, утечка мозгов и компьютерные анархисты могут довести страну до такой степени застоя, что эпоха Брежнева по сравнению с ней покажется пустяком. В быстро меняющихся условиях 21-го века преодолеть такую инертность будет невозможно.