http://www.funkybird.ru/policymaker

«Delfi.ee»: уход Воланда из Кремля

Кем был Владислав Сурков, главный идеолог российской политики, автор идей молодежного движения «Наши» и «суверенной демократии» и почему его назначили вице-премьером по вопросам модернизации?

Мы знаем, что у России немало проблем – недовольство стилем управления и митинги протеста. В марте ожидаются выборы президента, а может быть и вовсе цветная революция?

Во многом проблемы России схожи с нашими, только гораздо более крупные: ограничение самовыражения людей, сокращение и отток населения, расслоение общества, рост бедности на периферии, дефицит работы при одновременном недостатке квалифицированной рабочей силы, коррупция не только от партий до силовых структур, но и всеобщая.

У нас сложилось впечатление, что Россией в последние годы управлял тандем Путин-Медведев. Это верно, если говорить об экономике, энергетике, военных делах и внешней политике. И в самом деле, «hardware» России находится под контролем тандема, но остальной «softi»: вся внутренняя политика государства, идеология, СМИ, культура и общество контролировал единолично остававшийся в тени человек по имени Владислав Сурков.

На самом деле тандем и игру Путина с Медведевым в плохого и хорошего «полицейского» — от чего народ уже устал – созданы Сурковым. Сурков обеспечивал Путину 12 лет пребывания у власти и создал возможности для второго пришествия. За это он смог наслаждаться практически неограниченной внутриполитической властью, действуя, разумеется, от имени президента.

Уход демиурга

Недавно на моем информационном табло появилась короткая новость: «Теперь все. Сурков ушел». Это был конец целой эпохи в политике России. Владислав Сурков был, начиная с 1999 года, идеологом российской политики, позже главным идеологом «Единой России» и в то же время – не удивляйтесь – «Справедливой России». Создал партию «Отечество» и он же ее распустил. Это что-то наподобие Суслова в брежневской России, но у Суслова опорой были классики марксизма-ленинизма. У Суркова же только теория хаоса.

У нас Райн Роозиманнус (называемый «серым кардиналом» и идеологом крупнейшей правящей партии – прим. перевод.) может бесконечно изобретать сам с собой, но настоящий Сурков из него все же не выйдет. Его называют не только «серым кардиналом», но и кукловодом, кремлевским «креативщиком» и московским Воландом из булгаковского «Мастера и Маргариты».

Профессор Александр Дугин называет Суркова демиургом, который единолично контролировал всю идеологическую, политическую, информационную, культурную и общественную дискурсии России. Любой проект, касающийся одной из этих пяти областей, шел или на стол Суркову или в мусорный ящик.

Повышение в должности?

Сурков является автором знаменитой «суверенной демократии» и отцом кремлевских молодежных движений – включая «Наши». На самом деле он дергал за ниточки внутренней жизни России последние дюжину лет. Кстати, он избегает публичных выступлений. Одним из немногих был последний диалог с Путиным: когда мужчины поистине по-византийски говорят об одном, но думают вовсе о чем-то другом. По мнению общественности, Сурков получил повышение – его назначили 27 декабря вице-премьером и именно по вопросам модернизации России.

Пора заниматься этим и исполнительной власти, напутствовал его президент Дмитрий Медведев. Тот выразил даже удовлетворение, хотя и со странной посылкой, что наконец то смог отойти от большой политики, чтобы с нового года начать новую жизнь.

На деле в России не знают, что по отцу главный идеолог государства чеченец. Он из все той же самой знаменитой династии Дудаевых. И, как и подобает «серому кардиналу», у него и даты рождения разные: то пару лет в одну сторону, то в другую. Интересен и тот факт, что до прихода в политику Сурков руководил рекламным делом и обслуживанием клиентов банка миллиардера-мученика Ходорковского «Менатеп». После пришествия Путина был директором по связям с общественностью телевидения ОРТ находящегося ныне в бегах Березовского.

Вдобавок ко всему Сурков известен как интеллектуал, что весьма редкое явление в московской политической верхушке. Прекрасная дочь мэра Петербурга и представительная леди российской журналистики Ксения Собчак, правда, говорит с легкой иронией, то Сурков не является чиновным типом. В лучшем случае он знает, где расположен театр Мейерхольда, но зато он может обстоятельно говорить, например, о биомеханике и нелинейной динамике.

Союз хаоса и порядка Суркова

Сурков говорил, что демократия это система, которая действует на грани сложности. Переступать через нее опасно, система может рухнуть – нельзя повышать энтропию в обществе. Но если мы останемся ниже грани сложности, то общество стагнирует. Наша задача – поиск равновесия.

А добиваться равновесия Сурков умел. Из его рук деньги могли получать совершенно разные партии, главное чтобы играли по правилам. Единственной альтернативой финансирования были Лондон и Березовский. А получавших деньги издалека Сурков безжалостно проваливал, как то было с «Яблоком» и другими.

Стратегически больше всего ему нравилось микшировать парадоксальные составы: из либералов-западников делать националистов, из патриотов демократов, олигархов выставляли как социалистов, но так, чтобы прежняя сущность была сломлена, а новой еще не было. На самом деле Сурков единолично выдавал индексы всем деятелям публичной российской жизни: он определял, кому быть маргиналом, а кого вознести в политику генеральной линии, кто получал слово и кому говорить не давали.

Как Певческий праздник…

Если спросить, почему сменили серого кардинала Кремля, то самым красноречивым был комментарий все знающего о российской политике Глеба Павловского: «Он стал непредсказуемым». Здесь и следовало бы практически посмотреть на деятельность кремлевского кукловода во время последнего большого гуляния на проспекте Сахарова. Оппозиция готовила его как последний судный день для Путина. Но, поди же, ухвати за палец: руководитель президентской идеологии заявил, что на митинг придет лучшая часть русского народа. И пришла, так как кардинал распространил свое, по сути, трудно понимаемое, но в то же время вызывающее доверие, по интернету. Все поняли, что беды не будет. И семьи пришли с детьми и воздушными шариками. Сто тысяч человек. Как на Певческий праздник. Ну, какая там желтая революция или что-то наподобие. Скорее это напоминало наш парк Таммсаара 23 февраля 1988 года. Хорошо сдирижированная стихия. «Нет неподкупных», любил говорить Сурков. «Дело только в цене и компетентности покупателя…».

Взглянем поближе на метод, который Сурков использовал, а именно по его словам «Резонансное воздействие на топологически точечную исходящую сложную систему, находящуюся в неравновесии». Выглядит как абракадабра, не так ли?

После митинга 10 декабря в Москве стало ясно, что им дело не ограничится. Его можно было рассматривать как точку, после которой система могла развиваться в любом направлении. Могла, например, развиваться под определенным информационным влиянием – даже скорее на уровне намеков или отделенных «слухов» — чтобы уменьшить число потенциальных участников будущего выступления. Но было уже ясно, что придет большое число трудных оппозиционеров.

Но Сурков объявляет в политические четко не определившихся «Известиях», что на демонстрацию придет именно «лучшая часть общества». Он ставит диагноз, щедро использует чужие слова, но его послание со скоростью молнии заполняет пространства Рунета и оказывает – хотя и сопровождаемое страшной руганью – свое успокоительное воздействие.

Сурков говорит, что тектонические структуры общества пришли в движение, социальная ткань обрела новое качество. Мы уже в будущем. И будущее неспокойно. Но не стоит бояться. Турбулентность – даже большая – не катастрофа, а особая форма стабильности. Все будет хорошо. Парадоксально, но эта мантра вызывает доверие, что выход безопасен и так и выходят вместе с семьями и детьми. А это означает, что цветной революции опять не будет.

Хотя общий фон тревожен и отношение властей вызывает осуждение, Сурков в одном пункте оказал сильное воздействие, похвалив митинг и войдя в политически мягких «Известиях» (топологически исходящей) в резонанс с настроением протестующих: нам нечего бояться. Острота противостоящих ушла в песок.

«Стабилизация поедает своих детей»

Это слова самого Суркова в духе «революция поедает своих детей». Интересно, что президент Медведев еще до мужа мадам Боннер исполнил клятву любимца гуляния по проспекту, миллиардера Прохорова: «Если я стану президентом, то первое дело: убрать Суркова». Вот такие дела. Гитлер пообещал после покорения Москвы первым делом расстрелять радиоголос Левитана.

Хотя опытному политтехнологу удалось превратить митинг протеста в «большую прогулку», Кремль признал, что народу надоел тандем и его изображение. Это больше не «гладко» не прокатывало. Суркову места в путинском Народном фронте местане нашлось.

Уход Суркова рассматривают как чуть ли не революцию в российской политике. Во всяком случае, это большое изменение. Система, построенная на идеологической пустоте, все механизмы действия которой знал только сам Сурков, не сможет больше долго работать. Это открывает много новых возможностей и, по моему мнению, угроза желтой революции скорее уменьшится, чем возрастет.

Уход Суркова — это историческое событие и хотя для истории 12 лет не Бог весть какой срок, технологически бриллиантовый и идейно бессмысленный «византийский постмодернизм» останется в истории политологии особым уроком.