http://www.funkybird.ru/policymaker

Цена нефти: вид из космоса

В научном исследовании, опубликованном Гринпис на днях, говорится, что освоение нефтяных месторождений в Западной Сибири привело к уничтожению лесов и серьезной деградации ландшафтов. Смею предположить, что подобная судьба ожидает и Арктику.

Используя данные космических снимков и полевых наблюдений, эксперты проследили, как менялся ландшафт на двух месторождениях, принадлежащих Роснефти: Южно-Балыкском и Мамонтовском в Ханты-Мансийском автономном округе (Западная Сибирь). Добывать нефть — а значит и менять ландшафт — здесь начали еще в советские годы, в 1970-х гг. С тех пор ситуация с каждым годом только ухудшалась: за 40 лет нефтяного освоения более половины лесов вокруг этих месторождений просто исчезло, около 20% болот были уничтожены, а 10% болот оказались загрязнены нефтепродуктами.

Похожую картину мы видим на Самотлорском месторождении ТНК-ВР, на Усинском и Возейском месторождениях ЛУКОЙЛа. Подавляющее большинство нефтяных компаний в России, не только российских, но и иностранных, пренебрежительно относятся к земле и людям, на них проживающим.

Деградация ландшафтов связана не только со строительством необходимой инфраструктуры, но главным образом с нефтяными разливами, которые простираются здесь на многие километры. Роснефть — признанный чемпион по числу порывов трубопроводов. Катастрофа здесь не всегда выглядит как фонтан нефти, бьющей из пробоины, — чаще всего это просто многочисленные ручейки, ежедневно вытекающие из старых, дырявых труб. Но эти ручейки превращаются в потоки нефти: каждый год, и это признано официально, северные реки выносят в Северный Ледовитый океан до 500 тысяч тонн нефтепродуктов. Из них свыше 100 000 тонн нефти выносится Обью, у берегов которой находятся в том числе Мамонтовское и Южно-Балыкское месторождения.

Сейчас нефтяные компании, чья деятельность привела к деградации наземных ландшафтов и загрязнению северных морей, рвутся на Арктический шельф, где природные условия куда более суровые, нежели в Западной Сибири или на севере Европейской части России. Суда компании «Роснефть» ведут сейсморазведку в южной части Баренцева моря, где находится Северо-Гуляевское месторождение нефти. В то же время компания «Газпром нефть шельф» вот-вот приступит к бурению разведочных скважин на месторождении Приразломное в юго-восточной части Баренцева моря.

На днях из Мурманска в Баренцево море отправится судно Гринпис Arctic Sunrise, чтобы проследить за ходом работ на шельфе, рассказать о губительных последствиях его промышленного освоения и безопасных альтернативах арктическим нефти и газу.

Технологии освоения наземных и шельфовых месторождений отличаются, но это заблуждение — думать, что к освоению Арктического шельфа нефтяные компании подготовлены лучше. То, что творится на суше, повторится на море. Это подтверждают ученые. И речь не только о российских компаниях: ни у Shell, ни у EXXON — нигде в мире не существует эффективных и проверенных технологий предотвращения и ликвидации аварийных разливов нефти в ледовых условиях Арктики.

При этом у России есть альтернативные пути развития энергетики. «Каждые 50-70 лет в мире происходит энергетическая революция и еще неизвестно, где через соответствующий период времени мы окажемся с нашими углеводородами, будем ли мы кому-то интересны», — заявил недавно премьер-министр Медведев.
Мы требуем от мировых лидеров отказаться от планов нефтегазового освоения Арктического шельфа до того, как эти проекты уничтожат Арктику, а все силы и средства направить на развитие новой модели энергетики на основе энергоэффективных технологий и возобновляемых источников энергии.