http://www.funkybird.ru/policymaker

Богородица должна была объявить импичмент Путину

Екатерина Самуцевич не признала вину в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти. Подсудимая подтвердила, что участвовала в акции в храме Христа Спасителя, но заявила, что ни она сама, ни ее подруги не хотели осквернить святое место.

Обзоры первого дня процесса,второго, третьего, четвертогои пятого.

Первой новостью с очередного судодня стала замена собаки. «Вместо ротвейлера — овчарка», — отметили Татьяна Романова и журналистИнтерфакса, ведущие трансляцию заседания.

Процесс начался в 10.45. Адвокат Таратухин, представляющий интересы потерпевших, пожаловался, что поклонники «пусек» осыпают его оскорблениями, и напомнил, что адвокат не должен ассоциироваться с клиентом.

Затем слово взяла Виолетта Волкова, представитель защиты, и начала оглашать ходатайство о вызове для допроса эксперта Понкина, который квалифицировал «панк-молебен» как надругательство над чувствами верующих. Суть претензий адвоката сводилась к тому, что эксперт не разбирается в вопросе. Так, демонстрация некоторых частей тела не является нарушением канона. В подтверждение этого Волкова рассказала, как в воскресенье зашла в церковь с открытыми плечами, и ни у кого это не вызвало нареканий. Она попыталась показать судье Марине Сыровой, какая часть тела называется плечом, но судья не захотела на нее смотреть.

«В Донском монастыре доступ к иконам свободный, женщины ходят по солее и амвону. Более того, с непокрытой головой», — продолжала Волкова. Напомним, что именно вторжение в солею и амвон стало составом преступления «панк-молельщиц».

«Не очень понятно, почему уважаемые эксперты выбрали именно эти семь средневековых соборов, а не Кодекс Хаммурапи, например! — заметила она, напомнив, что 51-е правило Трулльского собора запрещает театры. — Я не знаю, как можно распространять действия этих документов в современном мире».

Судья, не дослушав экскурс в историю церкви, объявила перерыв на пять минут. После перерыва Волкова закончила ходатайство, которое поддержали подсудимые и адвокат Фейгин. Однако судья отказалась удовлетворить это ходатайство, после чего был объявлен перерыв на полчаса.

Вслед за еще одним перерывом Волкова заявила очередной отвод суду. «Судья отказывает защите в представлении им доказательств по делу, отклоняет все ходатайства, отказывается даже их заслушивать», — так она объяснила свою позицию.

«Мне очень печально, что наша судебная система в этом процессе проявляется в таком прискорбном качестве, — поддержал ее коллега Марк Фейгин. — Здесь очевиден сговор следствия, суда и потерпевших. Существует 305-я статья Уголовного кодекса РФ, которая предполагает до 10 лет лишения свободы за вынесение неправосудного решения. Мы будем вынуждены обратиться в полицию, чтобы они проверили наличие сговора».

«Суд вынуждает меня спать по два часа в день, — пожаловалась подсудимая Толоконникова. — Суд пытается не допустить нашего адекватного участия в этом процессе!»

В 14.38, заслушав все доводы стороны защиты и стороны обвинения, судья удалилась в совещательную комнату. Совещание судьи Сыровой с судьей Сыровой об отводе судьи Сыровой длилось больше часа, и в 15.55 стало известно, что очередной отвод отклонен. «Нет доказательств заинтересованности судьи в исходе дела», — заявила служительница Фемиды.

После неудачного отвода Волкова предложила продолжить исследования материалов дела. При зачитывании документов время от времени возникали заминки. «Вклеенные листы дают о себе знать», — заметила Татьяна Романова.

В 17.15 начался допрос подсудимых. Первой выступала Екатерина Самуцевич: «После высказываний патриарха о неземной роли Путина и его призывов голосовать за него мы вынуждены были включить храм Христа Спасителя в список наших концертных площадок. При этом использовали традицию обращения к Богородице. Мы специально выбрали время, когда в храме не было службы, чтобы не обидеть чувства верующих».

Самуцевич сказала, что «панк-молельщицы» выбрали для выступления «возвышенное место», которое, как впоследствии выяснилось, и было амвоном. Они не знали, что это амвон, и не знали, что туда нельзя заходить женщинам.

«Мы сторонники мирного протеста против насильственного уничтожения гражданских свобод в России, что и продемонстрировали в храме, — говорила Мария Алехина. — Мы придерживаемся разных политических взглядов, но едины в одном — в неприятии авторитарной власти и вертикали власти, выстроенной Владимиром Владимировичем Путиным. Мы не враги православия. Критика — необходимая вещь в демократическом государстве».

Своеобразное резюме сделала в своем выступлении Надежда Толоконникова: «Я настаиваю на том, что наши мотивы — политические. Гособвинение игнорирует наш мотив, пытаясь представить наше выступление как совершенное по мотивам ненависти и вражды. Агрессивных и насильственных действий мы не совершали, никаких оскорблений в адрес Бога и религии не высказывали».