http://www.funkybird.ru/policymaker

Прощай, власть

Климат меняется, Европа в кризисе, а в Сирии проливается кровь… Но каков общий знаменатель всех трех этих проблем? Ни у кого нет достаточно власти, чтобы их остановить.

Потепление климата, кризис в еврозоне и бойня в Сирии продолжают идти своим чередом на глазах у бессильного международного сообщества.

Во всех этих трех случаях опасность поистине огромна и грозит страданиями миллионам женщин и мужчин. У нас есть идеи насчет того, что можно было бы сделать. Но ничего не происходит… Несмотря на собрания министров, саммиты глав государств и призывы влиятельных людей, лидеров политических, общественных и научных кругов. Ничего не меняется. СМИ ежедневно обрушивают на нас поток тревожных вестей, которые подтверждают, что все эти проблемы обостряются с огромной скоростью. И мы ничего не можем с этим поделать.

Максимальная скорость

Все выглядит так, словно мы смотрим фильм в замедленной съемке, в котором заполненный пассажирами автобус мчится прямиком к обрыву… Шофер не тормозит и не пытается свернуть в сторону. Только вот мы с вами оказались актерами в этой картине. Все мы — пассажиры в том автобусе. В современном мире мы все соседи: то, что происходит с кем-то другим (пусть даже и довольно далеко от нашего дома), в конечном итоге сказывается и на нас.

Однако моя метафора не совсем верна. Она предполагает наличие водителя, а также работающих тормозов и рулевого управления. Кроме того, она исходит из принципа, что водитель в силах нажать на тормоз или изменить направление. Что все зависит от его воли.

Слишком много водителей на один автобус

На самом деле все не так. Во всех этих трех кризисах (и множестве других, которые нависают над нами) за рулем сидит не один водитель. Их несколько и становится все больше. Те, кто ведут, и те, кто хотят вести. И хотя они не в силах повлиять на направление движения автобуса или его скорость, они все равно пытаются помешать принятию неподходящих по их мнению решений.

У России и Китая нет решения сирийского кризиса. Но эти страны могут использовать право вето против попыток США и ООН положить конец массовым убийствам. Главам правительств европейских стран не удается преодолеть тяжелейший экономический кризис без помощи других государств и таких организаций как Европейский Центральный банк или Международный валютный фонд. Но хотя Ангела Меркель и международные организации не в силах найти решение для экономического кризиса в Италии, Испании и Греции, они все равно способны поставить всем палки в колеса. У европейского автобуса слишком много водителей, и ни один из них не обладает достаточной властью, чтобы заставить других принять свой курс.

То же самое касается и глобального потепления. Неопровержимые научные доказательства говорят о том, что деятельность человека поднимает температуру на нашей планете, что способно привести к экстремальным колебаниям холода и жары, наводнениям, засухам и прочим погодным бедствиям. Если мы серьезно не сократим выбросы загрязняющих газов, последствия для человечества будут катастрофическими. Пусть некоторые могут спокойно закрыть глаза на трагедию в Сирии или проблемы в Европе, так как все это где-то далеко от них, игнорировать изменение климата попросту невозможно. Это касается как всех нас, так и будущих поколений.

Власть ослабла со временем

Все эти кризисы являются проявлением феномена, который нашел отражение и в других областях: речь идет о конце власти. Дело не в том, что власть полностью исчезла, или что у нас больше нет влиятельных деятелей, которые способны навязать свою волю другим. Тем не менее, она становится все более летучей и сложной в реализации. Кроме того, тем, кто сегодня обладает определенной властью, приходится считаться с большим числом ограничений, чем их предшественникам.

Лидеры США и Китая Барак Обама и Ху Цзиньтао не так влиятельны как те, кто занимал эти должности до них. То же самое касается и папы Бенедикта XVI, директора Пентагона и руководителей Всемирного банка, Goldman Sachs, The New York Times или какой-либо политической партии. Поле для маневра Владимира Путина сегодня также уже, чем это было во время его первых мандатов или в бытность премьер-министром (в то время пока ставленник Дмитрий Медведев согревал для него кремлевское кресло). С аналогичной ситуацией приходится иметь дело Махмуду Ахмадинежаду и Уго Чавесу: их (пусть все еще и огромная) власть тоже ослабла.

Конец власти, как мне кажется, это одно из определяющих явления нашей эпохи. Этому противоречивому тезису я уже посвятил целую книгу, которую пишу уже давно и в скором времени надеюсь закончить. Пока что это моя последняя хроника. Спасибо, что остаетесь со мной.