http://www.funkybird.ru/policymaker

Коалиционное правительство Сербии возглавил лидер Соцпартии

Затянувшаяся почти на три месяца интрига с формированием нового сербского правительства по итогам парламентских выборов 6 мая наконец-то завершилась. Новым премьером страны станет лидер Социалистической партии Сербии Ивица Дачич, который в процессе длительных переговоров и обсуждения параметров новой правительственной коалиции дважды приезжал в Москву.

Напомним, что Сербия – типичная парламентско-президентская республика вроде Франции или Румынии. Это означает, что глава правительства там имеет сравнительно широкие полномочия и самостоятельность при проведении избранного курса. В первую очередь это касается социально-экономической политики. Такая конституция принуждает политические силы искать согласие и выстраивать коалиции, тем более в такой ситуации, когда ни одна из партий не имеет безусловного большинства в парламенте.

«НП» уже писала о перипетиях последних политических событий в Сербии, где с небольшим перевесом президентские выборы выиграл оппозиционный кандидат Томислав Николич, представитель умеренно-националистических сил. Но его Сербская прогрессивная партия, точнее, коалиция с ней во главе, имела всего лишь 73 места в парламенте (Скупщине) из 250. Поскольку избирательный барьер преодолело много партий, речь заходила о самых неожиданных союзах. Ходили даже слухи о том, что проигравший выборы президент Борис Тадич может стать во главе правительства, если его Демократическая партия договорится с Соцпартией и другими силами.

Но в итоге после длительных переговоров и консультаций лидер социалистов Ивица Дачич, в руках которого оказался контрольный пакет, предпочел образование большой коалиции: с «прогрессистами» Николича, с их союзниками по предвыборной коалиции – «Новой Сербией», с социал-демократами, перешедшими от демократов Тадича, со своими предвыборными союзниками – партией пенсионеров и партией G17+.

Таким образом, получилось правительство, объединяющее самые разные политические силы – и левых, и националистов, и либералов, и партии со специфическими интересами. Это, конечно, не облегчает премьеру работу. Места в кабинете министров распределились так, что основные портфели получили социалисты и «прогрессисты». Три важных портфеля – два вице-премьерских кресла и министерство экономики и финансов – достались либералам из G17+. Остальные получили по одному портфелю. Главные задачи нового кабинета, озвученные Дачичем (это первый социалист во главе правительства со времен Милошевича) – европейская интеграция Сербии, решение проблемы Косово и проведение неотложных экономических реформ.

Запад немного успокоился после объявления результатов президентских и парламентских выборов, даже несмотря на то, что свой первый визит за рубеж Николич совершил в Москву (вдобавок к двум вояжам Дачича), и что теперь и президент Сербии, и ее премьер – это люди, связанные в прошлом либо с Воиславом Шешелем, находящимся в Гааге, либо со Слободаном Милошевичем, умершим там в заключении. Но Николич давно понизил свою антизападную риторику, а на днях признал, что никогда не будет президентом в Косово, как бы давая понять, что готов отступиться от непримиримой позиции по независимости этого края.

Напомним, что Ивица Дачич начинал свою карьеру при Милошевиче, будучи пресс-секретарем Соцпартии. Затем, после смерти бывшего президента в 2006 году, он возглавил партию, существенно модернизировав ее в соответствии с требованиями времени. В частности, при нем Соцпартия Сербии вступила в Социнтерн, а ее повестка дня стала проевропейской. С 2008 года Дачич являлся вице-премьером и одновременно министром внутренних дел в правительстве, в том числе отвечая за поиск и выдачу в Гаагу последних военных преступников. Именно при нем был пойман Ратко Младич. Недаром у него была самая серьезная охрана – он курировал и борьбу с различными мафиозными кланами, традиционно сильными в Сербии.

В общем, Ивица Дачич – опытный руководитель, вполне способный возглавлять правительство. Однако масштаб стоящих перед ним проблем значителен, и самая главная проблема – косовская. Пока Сербия не отступила от своего намерения не признавать независимость самопровозглашенного государственного образования. Однако и заявления Николича, и намерения Дачича продвигаться по пути евроинтеграции ясно показывают, что белградские политики не могут бесконечно занимать жесткую позицию. Вступление Сербии в Евросоюз немыслимо без урегулирования отношений с Косово.

В прессе уже появились утечки информации о планах Сербии предложить обмен ряда своих территорий, населенных преимущественно албанцами, на сербские анклавы в Косово. Но поскольку данный план подразумевает перекройку границ Косово (против чего выступает Европа), то маловероятно, что он будет воплощен в жизнь. Для национальной психологии сербов признание независимости мятежного края – пока еще слишком тяжелое испытание, поэтому правительство будет либо тянуть с этим, либо попытается сделать все как можно скорее, чтобы за срок до следующих выборов население смирилось с данным решением. Но тот факт, что ведомство по делам края было понижено в статусе – с министерства до простого отдела при правительстве, ясно говорит о том, что Косово уже воспринимается, как потерянная территория. Впрочем, на обстановку в Сербии будут влиять и новости с бесконечно затянувшихся судебных процессов в Гааге, где обвинение допустило ряд грубых ошибок.

Что касается отношений с Россией, то не стоит преувеличивать возможности Москвы влиять на внутреннюю и внешнюю политику Белграда. Кремль дал понять, что готов поддержать любое решение сербской власти по Косово. Сейчас она против его независимости, и Россия блокирует в ООН признание края, но изменится позиция в Белграде – соответственно отреагирует и Кремль. То есть Москва не является направляющей силой, а следует за Сербией при условии ее лояльности.

Так или иначе, но сербские социалисты получили сегодня блестящий шанс для реализации своей программы, конечно, при всех компромиссных обстоятельствах коалиционного правительства. Теперь только от них зависит, сможет ли Соцпартия стать ведущей политической силой в стране, потеснив своих главных соперников – Прогрессивную и Демократическую партии.