http://www.funkybird.ru/policymaker

«Шутка» Гоблина: об акциях в поддержку Pussy Riot

На днях «Интерфакс-Религия» опубликовала любопытную новость со ссылкой на сайт знаменитого шутника-патриота Дмитрия Пучкова (более известного под псевдонимом «Гоблин»): «В знак поддержки осуждения участниц группы «Pussy Riot» петербургский художник и писатель Семен Бугурусланцев зашил себе задний проход».

Несколькими днями ранее художник Петр Павленский зашил себе рот и провел одиночный пикет у Казанского собора в поддержку PussyRiot. Зашитый зад Бугурусланцева — это, своего рода, «ответ Керзону» со стороны обвинителей. Вернее, имитация ответа, пародия. Чтобы в этом убедиться, достаточно одного взгляда на физиономию «писателя и художника». Последние сомнения развеивает список «тончайших аллюзий», которые «Бугурусланцев» рассчитывает вызвать своей «акцией»…

Этот, в общем-то, вполне заурядный «фейк» вызвал в блогосфере бурю перепостов и ретвитов. Причём самыми активными распространителями оказались… «православные активисты» и прочие ненавистники Pussy Riot. Вплоть до Гоблина (Пучкова) и респектабельной «Интерфакс-Религии» — сайта, тесно связанного с Отделом по взаимодействию церкви и общества РПЦ МП и его главой протоиереем Всеволодом Чаплиным…

Трудно понять ход мысли этих удивительных людей. Я вижу два варианта: 1) они не поняли юмора и поддержали «акцию»; 2) они поняли, что это юмор, но сочли, что он в их пользу. Есть еще третий вариант — самый безумный — они сами всё это придумали. Тот же Гоблин мог.

Что ж, credo quia absurdum! А что еще остаётся?..

Как известно, чувство юмора сродни музыкальному слуху — или есть, или нет. Впрочем, отсутствие слуха не мешает посетителям караоки-бара «петь», а отсутствие чувства юмора — шутить. Они же не догадываются, что поют мимо нот, а шутят — «мимо кассы». Они искренне думают, что так и надо. Потому стараются петь громче, шутить — чаще.

Особенно это заметно у политиков. Человек, обладающий природным чувством юмора, никогда не шутит специально. Он спонтанно реагирует на ситуацию — острым словом, ярким жестом, паузой. Получается смешно. Иногда до желудочных колик. Обделённые чувством юмора Путин, Медведев или Навальный юмор «делают». Результат — как в караоке-баре.

Впрочем, опытный шутник может какое-то время скрывать свою неполноценность. Для этого достаточно внимательно наблюдать за публикой, и запоминать: какие словесные конструкции вызывают у нее смех, а потом «обогащать» ими речь… Скажем, фирменная шутка Навального — это всегда «кокетливый самооговор», сделанный по одним и тем же раз и навсегда утверждённым лекалам. Например: «Не присылайте мне деньги на «Яндекс-кошелёк» — вы же знаете, я их потрачу на мохито и креолок!». «Так может шутить только кристально честный человек!» — понимающе улыбается публика. И «Яндекс-кошелёк» пухнет от вкладов.

У такого «рукотворного» юмора есть только одно слабое место — «шутник» не обращает внимания на изменившийся контекст. Однажды оседлав рысака, он мчит на нём, пока не загонит… Как известно, после 6 мая рядовые участники побоища на Болотной оказались в СИЗО, а их удачливый «вождь» — в совдире «Аэрофлота». Своё назначение Навальный сопроводил дежурной шуткой про торжественно вручённую ему «бриллиантовую карточку», которая позволяет отбирать бонусные балы у других обладателей аэрофлотовских карточек.

«Я что-то не заметил, чтоб Навальный сказал, что он выбросил эту карточку с негодованием, -возмутился в комментариях былой поклонник. — У нас даже борцы с жуликами — и те рвачи и жулики в конечном итоге». Этот человек, возможно впервые, не понял юмора своего кумира. Тем, кто юмор Навального понял, он понравился еще меньше…

В начале нулевых многие угорали от хохмочек «мистера Паркера» (Максима Кононенко) про единоросов-андроидов и «брателлу» Владимира Владимировича. Но стоило ему перейти на кремлёвскую службу — и как рукой сняло. Не смешно, и всё тут. И «Камеди Клаб» нынче не тот. И, вообще, всё — не то. Такова судьба любого «сделанного» юмора. Меняется контекст — соль становится несолёной. Чем ее теперь осолишь?..

Вот на сцену выходит профессиональный шутник. Сейчас он будет юморить. А публика — смеяться. Это неизбежно. Смех продлевает жизнь, а зритель хочет жить вечно. Или хотя бы долго. Деньги за положительные эмоции уплачены — значит, они должны быть. Не могут не быть… В итоге: шутник дежурно шутит, публика в соответствующих местах натужно смеется. А что ей еще остаётся — деньги-то уплачены…

Смех, про который блогеры говорят «порвало», «пацталом» или хотя бы «чётаржу», возникает спонтанно. Когда его совсем не ждёшь. Как «Лет ми спик фром май харт» в исполнении Виталия Мутко.

Зашитый зад Семёна Бугурусланцева (довольно плоская пародия) сам по себе «порвать» не может. Но все меняется, когда за него хватаются гоблины…