http://www.funkybird.ru/policymaker

Интериоризация приватизации

Я заметил строгую календарную закономерность: как только предписанное силовигархами новогоднее расслабление дорогих россиян доходит до определённой кондиции, день на третий, каждый год начинают показывать «документальные» фильмы о том, как ужасно жилось в СССР и включают непрерывной чередой смехачей, от Задорнова и так далее. Видимо, самозваная элита, отдыхающая в своих зарубежных виллах, яхтах и прочих объектах, невозможных в СССР — так надеется содержать электорат в верноподданном состоянии.

Главным аргументом против своей же социалистической родины, аргументом обывателя, к которому и взывают прокремлёвские заклинатели, до сих пор является отсутствие товаров, очереди, бедный ассортимент. Не буду тратить свои слова и ваше внимание на опровержение этих настроений — об этом написано немало, в том числе, и на нашем сайте. Променявшие стоящую в шаге от постиндустриального уровня развития экономики страну на вещевой и пищевой ширпотреб, напичканный онкогенными консервантами — видимо, никогда, даже на смертном одре не поймут, какую сами они совершили ошибку. Однако ведь беда ещё и в том, что они решали «свернуть» социализм не только за себя, но и за все последующие поколения — и свой Командор к ним непременно явится. Я на эту роль не претендую, однако критическую мысль на этом направлении работающую остановить невозможно.

Колоритен в вышеупомянутой «документалке» был «москвовед» Митрофанов, не влезающий в экран телеканала «Ц», и повествующий о худых годах социализма — и ещё эдак подпускающий слезу в том месте, где вспоминает о мороженном, разбавленном водой, но таком всё равно вкусном. Вот кому пожрать-то не давал проклятый тоталитаризм! Я уж подумал — не глюк ли, не весельчак ли У из мультяшки перевоплотился или перескочил из художественного воплощения в «Гостье из будущего»…

Товарищи, не верьте контре — всем этим донцовым с узко посаженными собачьими глазками, не способными охватить весь социалистический советский проект! Колготок им не хватало… Вынесите за это Ленина из мавзолея и Сталина выкопайте немедленно… Они не простят большевиков! Они — сила…

Режим нефтесосов агонизирует — и делает это не лично, но этак многолико. Вроде и Навальный, и прочие внекремлёвские либералы из списка ораторов 24 декабря — не обязаны «вписываться» за братву, рейдерским манёвром превратившую ЮКОС в Роснефть, а вот ведь вписываются же! Поддерживают огонь в храме антисоветизма уже чем попало — включая верблюжье дерьмо «революционеров 1991-го». Уверяю вас, вскоре, к февралю, пойдут в телевизионный ход аргументы пожёстче дефицита — выкопают очередную партию невинно репрессированных, постучат царскими косточками по памятнику Дзержинскому и назовут Войкова участником расстрела «царской семьи» — чтобы о социализме митинговщики, требующие всего лишь честных выборов, даже не заикались. А вот на языке без слова «социализм» — говорить кремлядям с несогласными будет куда легче.

Потому мне хочется сейчас сквозь эту информационную рябь заглянуть вглубь ещё идущих, побулькивающих в общественном желудке-сознании (такова Постэпоха) вынужденных россиян процессов. Ещё икается, как говорится — хотя сама жизнь и её убывающие блага подсказывает, что социализм был надёжнее нынешнего капитализма… Так вот: каковы экономические основы антисоветского мышления, настроения? Каковы не сами претензии к советской власти, а их подлинная историческая почва?

Было наше — стало ваше. Диалог-реконструкция

Конечно, всё это происходило не мгновенно, думалка общества расшатывалась целую перестроечную пятилетку — но вы попробуйте представить за раз явление пропагандиста приватизации в ваш дом. Вроде агитатора — выборы были недавно, поэтому образ и опыт актуальны. Январь 1992-го, заходит очкастый молодой человек в варёнке, с зализом волос, сделанным с помощью геля и сильно пахнущий травянистым, зарубежным парфюмом. А вы некстати в чёрных трениках с оттянутыми коленками и дырявой байковой, застиранной до серости клетчатой рубашке… До блеска выбритый «Жилетт-Слаломом», непрошенный гость проходит к вам в кухню, оглядывает её дружественно и начинает:

— Вам не хотелось приватизировать вашу квартиру?

— Зачем? Она и так наша, всем заводом строили.

— Ну, если дом заводской, это ещё не значит, что квартира принадлежит именно вам. У вас же нет документа, подтверждающего ваше право частной собственности на неё?

— Нет… А зачем?

— Ну, если вы перестанете работать на заводе, захотите найти работу поприбыльнее — квартиру могут отобрать.

И вот за клетчатым столом, который обычно угощает вас, жену и дочь обедами, вы узнаёте, что в вашей стране вам ничего не принадлежит — однако ещё можно стать собственником. Молодой человек предлагает вам консалтинговые услуги и посредничество в бумажной возне, чтобы приватизировать квартиру. Через полчаса становится ясно, почему консультант появился в вашем доме и обходит квартиру за квартирой: завод уже находится в процессе акционирования. Он снова подшпоривает ваши мысли:

— Вы ведь приобрели акции своего завода? У вас есть редкая возможность расплатиться со мной не только рублями, хотя я предпочитаю валюту, но и акциями.

— Но я не собираюсь уходить с завода.

— К сожалению, после акционирования ни у вас, ни у коллектива не будет права решать за себя, работать ли на заводе — решит собрание акционеров.

— Ну так и мы там будем!

— Кто знает, как всё сложится в теперешнем государстве…

Следуют рассуждения о неизбежной победе рыночной экономики, ненадёжности правительства — и единственной опоре, которой в смутное время может быть для вас только частная собственность. Заговорив о государстве, молодой человек влип: вы давно хотели выговориться на этот счёт, и достали из холодильника бутылку «Рояля», китайскую тушёнку «Великая стена», по бартеру поставляемую в заводской магазин завода. Огурчики своего производства тоже достали, порубили, разбавили «Рояль», порубили внутри банки на дольки тушёнку, выложили на блюдце, и сказали после первой:

— Вот скажи мне как консультант: сейчас у нас социализм ведь, даже «больше социализма»?

— Официально да, но…

— Давай пока без «но». А социализм означает это… как писал Маяковский, — «всё вокруг советское, всё вокруг моё!» Я и не пойму — зачем мне акции, если завод и не только наш завод — всё для меня находится в собственности… социалистической. Или как по-вашему?

— В совладении… Но ведь вы понимаете, что это фикция — разница зарплат говорит о том, что принадлежащее всем приносит доходы по-разному. Почему убыточные предприятия должен кто-то содержать своим трудом? Надо поделить…

— Ты не сбивай, наливай. Смотри: мне ведь не только заводы, мне и пароходы, и дома, и вода, и нефть в моей стране принадлежат? А значит, покупая акции своего завода — я что, кого-то лишаю его прав социалистической собственности на него?

— Вы лишите только бюрократов права красть с вашего завода принадлежащее рабочему коллективу оборудование!

— Это, пожалуй, ты прав — но мы-то и так следим за станками, без акций. А вот с акциями и приватизацией твоей как будет — неясно. Сейчас наши заводы, наша вода, наша нефть — кормят всех, даже тех, кто на убыточном работает. И мне пофиг, если я кормлю ещё кого-то, если сам сыт, в своём доме, на своём заводе.

— Так он станет ещё больше вашим, как и квартира! Сейчас-то у вас нет документов собственности?…

— От темы не уходи. А что — вы и нефть собираетесь проакционировать? Тоже появятся собственники?

— Я не работаю в этой отрасли, не знаю…

Парнишка явно не планировал ни выпивать, ни рассуждать о государстве — ему дорого время, он спешит в прочие квартиры. Сильнее запах одеколоном французским, взмок от разбавленного крепче градусности водки «Рояля». Наконец, он разоткровенничался: его послали те самые «бюрократы», от которых он предлагал оградить завод — судьбу дома как заводской собственности тоже будет решать совет директоров. Вы становитесь всё веселее:

— Так, может, это будет всё же советская власть — власть советов директоров?

— Пожалуй, так. Если они сумеют эффективно руководить заводами.

— Ну, а если не сумеют? Может, тогда эти… которые нефть приватизируют, и будут всё решать над прочими советами директоров?

Парень, поняв, что тут уже ждать нечего, хватает кепку на белом меху с вешалки, варёнку и выбегает на лестницу пятиэтажки не прощаясь. Выпивка помогла…

Двойная запись — двойное гражданство

В жизни такие сценки видели немногие, а жаль. Прямого разговора о приватизации не на митингах, где идеи подхватывали, как грипп, а именно тет-а-тет — не хватало многим. Ведь суть её — абсолютно мошенническая, как с билетами Остапа Бендера на посещение Провала. Вы и так, по паспорту, по одной и главной своей «акции» являлись собственником и своего завода, и советской нефти — и так все. Кто же, зачем, и откуда взял идею акционирования — не были ли он сознательным вредителем? Самое смешное, что приватизация, по самолётному признанию Чубайса, была символической и даже убыточной — то есть некапиталистической по сути для государства. Вот это как раз, а вовсе не социализм, — эксперимент бесчеловечный и чудовищный по своей иррациональной простоте. Вредительство идейное, а не корыстное. Причём, вторая и третья волны приватизации (путинская, рейдерская) только узаконили и даже канонизировали эксперимент, согласившись с его результатами как с успехом. Дело Ельцина в надёжных руках Газпромпартии.

Увы, тут острым языком сталинских пятилеток не подцепишь горбачёвских болтунов. Сперва «прожектор перестройки» выжигал поле для идеи приватизации, а в результате — всевозможные Газпромнефти да Роснефти завладели по факту советскими недрами. Есть одно стопудовое доказательство именно такой направленности аферы Чубайса — непрозрачность зарплат менеджеребцов в этих компаниях. Это государственная тайна — её не открывают даже по запросам членов Совета Федерации! Делая не больше офисного планктона, или в советах директоров не делая по праву ничего — они стали миллиардерами. Что это, как не кража государством у народа его конституционного богатства?

Хищение социалистической собственности в особо крупных размерах — так что на смену арт-поджогам «Войны» могла бы придёт террористическая группировка ОБХСС. И жечь уже не автозаки, а «линкольны2 и прочую собственность да и хаты олигархата. Красиво, и народ поймёт!

А теперь вот и припоминайте: что у вас ещё конституционного украли эти в варёнках, но с удостоверениями КГБ, которые решили не охранять, а поделить социалистическую собственность в узком кругу элиты под шумок невзоровских и демроссийских митингов? Да — они украли у вас даже 31-ю статью новой, ельцинской конституции, и продолжают воровать. Так легла фишка — вы уступили в том споре за клетчатой клеёнкой и «Роялем», в отличие от моего вымышленного заводчанина.

Приватизация была, если использовать математическую метафору, наложением минуса на минус, которое дало плюс только олигархату, той самой гэбне да ещё немногим либералам из ВЛКСМ. Минус (а в этом тогда убедили всю страну: нуйкинская формула «общее — ничьё» и т.д.) социалистической собственности наложили на безусловный минус ваучеризации. Так попытавшись ухватить хоть что-то от распадающегося государства — вы потеряли всё. Интериоризация (освоение, психологический термин) идеи приватизации шла медленно, но верно -и в час «икс» никто не отказался приватизировать и так свою собственную, даже кооперативную квартиру (личную собственность сделать частной).

Но вы сдали после этого, незаметно, но и безвозвратно главную акцию — в обмен на орлястый пачпорт дорогого россиянина. Вот против чего надо выступать — и учиться в этом у Кости Леонтьева (члена Общегражданского, негламурного оргкомитета митинга 24-го декабря), создавшего целое движение граждан СССР, сохранивших паспорт не из ностальгических, а юридических побуждений. Лучшая чёрная метка режиму Путина — паспорта СССР, серебрящиеся подвыцветшим гербом над тысячами митингующих 4 февраля…

Нельзя стать собственником нефти, газа, заводов и домов своей страны дважды — уже родившись в СССР вы были «акционером». Причём, имеющим благодаря выборам право управлять — право быть избранным. Кто теперь не из толстосумов (то есть тех самых шустрых в варёнках и бюрократов в заводских кабинетах) имеет это право? Вот такие выборы — так что их нечестность есть не случайность, а, наоборот, логический венец буржуазных выборов!

Что ж, пересчёт голосов был бы актуален — но кто вернёт нам право избираться? Обо всём это не скажут ни Навальный, ни прочие свободолюбцы из либеральных кружков — у них просто нет слов для этого, терминами не владеют. Мало ли, что там пилит Транснефть? Капитализм дал ей это право вместе с правом нефтяному министру Алекперову превратить отрасль в свою компанию. И пилить да пилить… Да они и вас распилят, пока вы не прикроетесь щитом паспорта гражданина СССР и не потребуете прозрачности всех табелей о рангах нынешней сырьевой империи!

У кого-нибудь остались ваучеры, либо акции, на которые вы налохотронились? Думаю, на ФОРУМе.мск через некоторое время (когда соберём сканы открепительных удостоверений выборов 4-го декабря) стоит начать собирать «истории чубайсовского обмана в лицах», задокументированную.

А теперь о главном, о государстве — именно позднесоветский образ государства как чего-то враждебного и отчуждённого позволил раскроить страну на лоскуты для приватизации, на постсоветские латифундии неофеодалов. Когда мой мужичёк и консультант говорили о государстве, они ни разу не упомянули, что оно — это пока что они. То есть, никто и не посмел бы выселять рабочего из заводского дома — поскольку он сам часть государства. И государственный дом для него — это и его дом. Вот это выветрилось начисто, слишком возвысились портфеленосцы и соблазнились приватизцией потому первыми. Кстати, на этот раз мои рассуждения неабстрактны: московские общаги «Салюта» и в других городах похожие истории выселения «самой незащищённой категории населения», рабочих, подтверждают и правдивость первой реконструкции, в диалоге 1991-го, января. 21 год назад. Поколение уже выросло в пелёнках из варёнки…