http://www.funkybird.ru/policymaker

Бориса Миронова вновь хотят снять с президентской гонки

Не успели мы порадоваться тому, что Верхсуд РФ отменил отказ чуровского ЦИКа зарегистировать русского националиста Бориса Миронова в кандидаты на презвыборы-2012 (это было 24 декабря), не успел толком запустить процесс сбора подписей, как Генпрокуратура перешла в контратаку.

Теперь Бориса Сергеевича хотят снять с выборов, припомнив ему арест в Новосибирске в 2006 году и заведенное тогда уголовное дело по поводу «экстремизьму». Оно и понятно: Борис Миронов оказался единственным кандидатом на выборы-2012 от русского освободительного движения — и мог сконцентрировать на себе русские протестные голоса. Завтра, 30 декабря, едем в Верхсуд — самолично посмотрю, как пойдет дело «Генпрокуратура против Бориса Миронова».

***

Для начала — о событиях в Новосибирске конца 2006-начала 2007 гг.
«…27 января 2007 года в Новосибирске дал пресс-конференцию недавно освобожденный под залог бывший министр печати Борис Миронов, обвиняемый в разжигании межнациональной розни. В начале декабря его арестовали в Москве и этапировали в Новосибирск, а 24 января суд изменил Миронову меру пресечения — был выпущен под залог в сто тысяч рублей. Первая пресс-конференция Миронова после освобождения состоялась в зале ДК Станиславского. Ее посетил и корреспондент ТАЙГИ.info.

Наш сайт публикует стенограмму выступления видного антисемита на пресс-конференцию. Сразу заметим, что мы ни в коем случае не разделяем взглядов господина Миронова и не стараемся содействовать их распространению. Данный материал публикуется исключительно как документ, интересный как профессионалам (журналистам, политологам и так далее), так и рядовым читателям.

— Добрый день! Уголовное дело, связанное с изданием газеты «Сибирский фронт», касается каждого журналиста по той простой причине, что нагло нарушен закон о средствах массовой информации, закон здесь просто растоптали, выкинули за ненадобностью. И если сегодня это дело спустить на тормозах, не касаться грани вопроса как попираются права журналистов, то завтра на моем месте может случиться любой редактор, любой журналист.

Зачитаю несколько документов. Рапорт старшего лейтенанта милиции Фородонова начальнику Центрального РУВД полковнику милиции В. Г. Ермолаеву: «…нес службу на остановке…обратил внимание на мужчину, который раздавал гражданам газету «1-ый Сибирский фронт» с надписью «Губернатор Толоконский как зеркало еврейской диктатуры». Названный мужчина был задержан и доставлен в отделение милиции для дальнейшего разбирательства…». Дата на документе 20 ноября 2003 года — самый разгар выборной кампании. Газета со всеми выходными данными, по всем правилам официально зарегистрирована в облизбиркоме. Так какое же право у блюстителя закона газету эту изымать, а распространителей тащить в кутузку?! Еще один блюститель закона прапорщик милиции Барман или Барамен (подпись неразборчива) строчит рапорт своему начальству: «Во время несения службы на ст. метро «пл.Ленина» мною совместно с командиром взвода мл. л-том милиции Никитиным А. А. были задержаны граждане.., которые распространяли газеты «1-ый Сибирский фронт» с призывами к разжиганию межнациональной розни… 7 ноября 2003 г.». Не удержусь процитировать еще один рапорт из массы подобных, фигурирующих в моем уголовном деле, как доказательства моих преступных действий, уж больно мне здесь звание милиционера нравится: «14.11.03 в 11.40 на ст. м. Заельцовская мною были задержаны молодые люди, распространявшие газеты «1-ый Сибирский фронт», содержащие антиеврейскую направленность… Милиционер ОММ ГУВД НСО сержант Боровых О. В.». Дожили! У нас теперь даже не фельдфебель, а сержант милиции — цензура, экспертиза, суд, все в одном флаконе под тремя лычками и фуражкой. У нас теперь сержант милиции может попирать и Конституцию, и Законы, и торжествующе рапортовать об этом по инстанции.

В статье 3 Закона «О средствах массовой информации», где говорится о недопустимости цензуры, жестко и внятно прописано: «Наложение запрета на распространение сообщений и материалов … — не допускается».

Свобода информации — основной принцип информационных отношений в современном обществе, провозглашенный Всеобщей декларацией прав человека, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах. Наконец, согласно Конституции Российской Федерации, не может быть ограничено распространение массовой информации. Под распространением, согласно Закона, понимается, в том числе, и раздача печатных изданий… Да только плевал сержант милиции и на Конституцию, и на Законы, и на всякие пакты, декларации, договора, о которых он даже не подозревает. Сегодня он, сержант, со своим средним, и то в лучшем случае, образованием, а то и без оного, творит в Новосибирске и закон, и суд, и приговор. Ведь не одернул же зарвавшегося сержантика его начальник хорошо образованный полковник Байдужа В. А., а дальше по команде рапорт переслал, укрепляя и приумножая беззаконие в своих ретивых, но безграмотных и безмозглых подчиненных.

Меня потрясает ваше равнодушие, господа журналисты, когда власть, попирая все наши с вами права, ставит даже не фельдфебеля — сержанта!, который решает что и как нам писать, а мы молчим!

Нарушается закон. Нарушенный закон похож на бешеного пса. Завтра он укусит того, кто позволил нарушить закон. И этот укус как тиф заразный, как черная оспа. Пусть закон плох. Нужно добиваться его устранения, его изменения. Но позволять нарушать закон мы не должны никому.

Что я стремился сказать в своей газете «Сибирский фронт»? То, что в Администрации Новосибирской области создано организованное преступное сообщество по этническому принципу, занимающееся разграблением бюджета. И это недавно подтвердил Квашнин, полномочный представитель Президента в Сибирском федеральном округе, что не может область отчитаться за 9 миллиардов рублей. Гукнулись в бездонные чиновничьи карманы. Но ведь мы об этом же еще в 2003-м году били в колокола, говорили, что нельзя по опыту последних четырех лет, пока Толоконский был у власти, нельзя этим ворюгам доверять дальше область.

И что? По моим статьям назначено две экспертизы, девять экспертов. Изучали какими словами пользуюсь, какие обороты употребляю, какой подтекст подразумеваю, но за все три года никто и пальцем не пошевелил разобраться по существу моих публикаций — разграблению государственной казны в Новосибирской области…»

***

Теперь это дело используют для того, чтобы не пустить Б.Миронова на выборы-2012.
Ребята, вот такие странные (или совсем не странные) мансы от прокуратуры.
Знаю, что с подписями многое неясно, что поготовился штаб Миронова плохо (люди и так работают на чистом энтузиазме, денег нет). Знаю, что подписные листы нужно подработать и дать образец их заполнения.
Все попытаемся сделать. Просто, братья, вы видите — обстановка меняется очень быстро. Нас все время испытвают на прочность.
В общем, буду держать всех в курсе дела. Налаживаю связь с начштаба Миронова — Евтифеевым.