http://www.funkybird.ru/policymaker

О диалоге Путина с Навальным и Немцовым: как это будет

Сегодня вдруг разнеслась потрясающая новость: Путин готов к «диалогу с оппозицией», только пока не знает, с кем конкретно от оппозиции он будет говорить и в каком формате.

Потом я посмотрел телерепортажи, из которых стало ясно: журналисты (видимо, не все) выдали желаемое за действительное. Возможно, просто из-за того, что не смогли проконтролировать свою профессиональную фантазию. И действительно, стоит только представить цепь сенсационных репортажей:

Первый. Путин пригласил «лидеров оппозиции» на диалог в Ново-Огарево. Лидеры отказались: на поклон не пойдут. И предложили свои варианты места встречи. Целых три: 1) на проспекте Сахарова; 2) в Гааге; 3) самый нейтральный — в Таллинне (лидеры настаивали именно на таком написании места встречи.

Второй репортаж. Путин отверг все три варианта по разным причинам: 1) на проспекте Сахарова долго и серьезно не поговоришь. К тому же зеваки будут мешать. 2) в Гааге неприлично: все-таки мы граждане одной страны, а диалог поедем вести в чужую; да и расходов лишних много — самолеты и прочее. 3) Таллин (Дм. Песков настаивал на таком написании) в принципе подходит, но только если предварительно будет решен о числе буквы «н». Однако на это может уйти много времени — так и до 4 марта не успеем отдиалогировать друг друга.

Третий репортаж. Компромисс найден — в одном из ресторанов Аркадия Новикова, благо и Путин, и лидеры всех непримиримых оппозиций там часто бывают. Территория практически общая, а потому нейтральная.

Четвертый репортаж. САМЫЙ СЕНСАЦИОННЫЙ. ПРЯМОЙ ЭФИР! live! 31 декабря 2011 года. В зал ресторана, снятый на целый день и — на всякий случай — на всю ночь на добровольные пожертвования НПО, входят (одновременно, но из разных дверей) Путин и — с противоположной стороны — Навальный и Немцов! И понеслось!..

На самом деле (если правильно употреблять это словосочетание, ныне ставшее паразитом) Путин сегодня сказал, отвечая на вопрос журналиста, который активно навязывал ему «диалог с оппозицией»: да я всегда и со всеми в диалоге. И с оппозицией (которую вы имеете в виду и я тоже — но несколько в ином смысле) — тоже готов. Как пионер. Только не знаю, с кем, когда, в каком формате и зачем. А так — как пионер, всегда готов!

Теперь о серьезном.

Если Путин как кандидат в президенты на выборах 4 марта не чувствует, что ему достаточно голосов избирателей и поддержки Народного фронта для победы в первом туре, то, конечно, надо немедленно идти на «диалог с оппозицией» — если это даст ему недостающие голоса.

Если Путин готов после «диалога с оппозицией» снять свою кандидатуру с выборов (а именно это ему будет предложено в первую очередь), то ему надо немедленно идти на этот «диалог».

Если Путин в качестве компромисса (в обмен на согласие оппозиции отдать ему свои голоса — кстати, сколько? — для победы хотя бы во втором туре) сделать премьер-министром Немцова, а генеральным прокурором Навального, а Чурова поменять на Чирикову (самое реалистичное из всей этой фантастики), то, бесспорно, нужно соглашаться на «диалог» даже в Гааге.

Ну и так далее — вариантов можно придумать много.

Боюсь только, что при любом из таких вариантов за Путина 4 марта не проголосует никто, кроме той самой оппозиции, с лидерами которой он в такой диалог вступит. Никто из его собственного — путинского электората. Даже рабочие из Нижнего Тагила. Даже Станислав Говорухин. Да и сама оппозиция — что примиримая, что непримиримая — не проголосует. Несмотря на заверения её лидеров и вождей…

Сильный, уверенный в своих силах и не уступающий давлению меньшинства, побеждает.

Слабый, прикидывающийся сильным — может победить.

Сильный, выглядящий слабым, скорее всего проиграет.

Сильный, вступающий в игру в поддавки со слабым, дабы показать, что он не такой слабый, как его соперник, проиграет (не в шашки, а в политике) обязательно.

Но какой, согласен, сенсационный прямой эфир: в зал одновременно входят — с одной стороны Путин, с другой — Навальный с Немцовым!

ЗЫ. Вообще-то я за диалог Путина с оппозицией. И с недовольными. С обществом (а не чиновничеством), словом. С делегацией человек так из 20-ти. Среди них 1-2 могут (и должны) представлять и ораторов с проспекта Сахарова.

Но, конечно, теперь — только после его победы на выборах 4 марта.

Если победы не будет, то и диалог такой бессмыслен. А до 4 марта к Путину много вопросов и у тех, кто оппозицией ему не является. На их вопросы нужно прежде всего отвечать Путину в ходе его предвыборной кампании. С ними вести диалог.