http://www.funkybird.ru/policymaker

Николай Ульянов: Путин и пустота

Произведенные во вторник кадровые рокировки в высших эшелонах российской власти чрезвычайно показательны. Они еще раз продемонстрировали такую особенность режима Владимира Путина как полная безответственность топ-чиновников за результаты своего труда. В нынешней властной системе управления чиновнику можно полностью провалить порученную задачу и не поплатиться за это отставкой, а даже пойти на повышение или, как минимум, не потерять в аппаратном весе, будучи переключенным на соседние финансовые потоки. Такая несменяемость управленческой верхушки свидетельствует о крайней кадровой бедности команды Путина, однако он давно научился обходиться малым числом верных соратников. На верхнем этаже кадрового резерва, второй скамейки нет, ну и не беда, в пустоте одинокие звезды сверкают ярче.

Людям, так или иначе общающимся с Кремлем, хорошо известно, что с самого начала своего правления в 1999 году Владимир Путин основным правилом при принятии кадровых решений установил даже не лояльность, а полнейшую личную преданность ему кандидатов на высокие посты. Деловые качества, успехи на предыдущей работе и даже соответствие трудового опыта и образования кандидата будущей должности среди критериев отбора занимают даже не второе, а десятое место. Главное, чего ни в коем случае нельзя допускать топ-чиновникам, — это свободомыслия, тени несогласия с Путиным, отхода хотя бы на дюйм от генеральной линии, сформулированной вождем.

В этой системе координат именно выход за пределы такой генеральной линии, даже вербально оформленный, приравнивается к предательству. Представляется, что именно за «разговорчики в строю» выпал из невероятно синекурно-«пенсионной» организации под названием Совет Федерации Сергей Миронов. В то время как коррупция, даже явная и неприкрытая, — сущий пустяк, не влекущий за собой сколько-нибудь серьезных последствий. Пресса может «обписаться» о липовых тендерах, плохо скрываемом «распиле» госимущества, семейно-государственных контрактах на миллиарды рублей и прочих позорных (в нормальном обществе) проступках министров и иных руководителей – никто никогда (при Путине) эти порочащие сведения проверять не станет – это вне правил игры.

В том числе поэтому в Москву после тихого ухода в небытие правящей команды «лихих 1990-х» переехало так много людей из Питера. Большинство из них оказались не очень профпригодными, в итоге, они покинули высокие правительственные и иные посты и осели на разных синекурных должностях в полпредствах, госкомпаниях и прочих «пенсионных» местах, где от них не требовалось демонстрировать какой-то остроты ума, трудолюбия, высоких этических норм поведения и прочих украшающих христианина добродетелей. Финансовые потоки, контролируемые ими, конечно, скромнее федеральных, но и их для хорошей жизни вполне хватает.

Из когорты таких соратников Путина, отправленных на покой с высоким содержанием, пожалуй, только Герман Греф не расписался в профнепригодности, а, насколько можно судить, просто устал работать в правительстве «скорой помощью» для неумёх и банально сбежал с политико-административного Олимпа. Еще одно основное правило, нарушение которого жестко наказывается, — не выносить сор из избы. Но камикадзе в команде Путина, осмелившихся это сделать, за прошедшее десятилетие были единицы. Раскачивание галеры – тяжкий проступок, сегодня это четко понимают все участники игры.

В итоге десятилетней естественной фильтрации и отсева сложилась группа неприкасаемых чиновников, составляющих верхнее звено команды Путина. Чего бы они ни провалили, над ними не каплет, ибо их верность патрицию проверена временем, а трудовые успехи, как отмечалось выше, на их положение во властной вертикали никак не влияют. Один человек в последнее время только выпал из правительственной обоймы – Алексей Кудрин, и то по недоразумению и, может, совсем ненадолго.

Сегодняшняя рокировка Суркова и Володина, как и ряд предыдущих назначений, например, с позором изгнанной из Петербурга Матвиенко на место выбывшего из игры Миронова и Иванова на должность главы администрации президента, лишний раз подчеркивают неизменность путинской кадровой политики, на которую не могут повлиять самые массовые митинги протеста со времен «перестройки». Население крупнейших городов страны на глазах удивленного мира выходит из-под контроля команды Путина, а правила ее формирования неукоснительно соблюдаются.

Напомним, что главный идеолог Кремля последних уже 11 лет Владислав Сурков сегодня покинул свой пост замглавы администрации президента и рукой верховного правителя (сами догадайтесь – кого) был передвинут в правительство на должность вице-премьера, отвечающего за модернизацию. Напомним, что никто иной как Владислав Сурков был автором концепции «суверенной демократии» – своеобразного симбиоза авторитарной практики в версии Владимира Путина и оставшихся большей частью на бумаге демократических конституционных норм времен Бориса Ельцина. Концепция эта потерпела крах, о чем свидетельствуют последние громкие политические инициативы команды Путина, озвученные как Дмитрием Медведевым, так и самим премьером (которого Борис Грызлов сегодня, проговорившись, назвал «нашим президентом», и в целом он, безусловно, не сильно ошибся, хотя формальный хозяин Кремля мог и обидеться).

Выборность губернаторов, возвращение одномандатников на парламентских выборах, возможная ликвидация института полпредов в федеральных округах (идея Матвиенко), упрощение процедуры регистрации политических партий – все это в случае воплощения в жизнь ставит крест на «суверенной демократии» Суркова. А автор идеи путинской вертикали власти в такой ситуации уходит не в отставку, а на пост замглавы правительства. Будет отвечать за новомодную «фишку», о которой в последнее время тандем не устает рассказывать как о центральной идее нового этапа развития страны.

Не исключено, что в экспертных кругах она вскоре получит название «суверенной модернизации» — отпечаток личности куратора неизбежно ляжет на очередную громогласно заявленную реформу команды Путина. Остается надеяться, что, по аналогии с «суверенной демократией», новая реформа не станет полной противоположностью модернизации. Хотя такой поворот событий власти очень даже выгоден. Изучение астрологии и оккультных практик в Сколково, возвращение конной тяги в транспорте (что избавляет от необходимости строить современные дороги, кстати, и автоматически освобождает крупные города от автомобильных пробок), возвращение в сельском хозяйстве к плугу и бороне, запряженным лошадками, популярные в верхних эшелонах галеры вместо атомоходов…

«Суверенная модернизация» может решить множество проблем, в том числе, и политических – с переходом к феодальному типу правления и монархии. Опять же население вскоре естественным путем сократится – за счет мыслящего офисного планктона, выходящего на улицы и площади, — который попросту станет ненужным в условиях средневековой экономики. А оставшееся население с удвоенной энергией за плошку риса примется обслуживать нефтевышки и экспортные трубы. Думаю, идея «суверенной модернизации» — просто блестящая и прорывная, особенно как ответ на оранжевые козни Госдепа и ПРО в Европе.

Другой успешный менеджер – Вячеслав Володин, умело организовавший избирательную кампанию правящей партии «Единая Россия», последствия триумфа которой мы наблюдали на Болотной площади и проспекте Сахарова, — перебрался в теплое еще кресло Владислава Суркова в администрации президента. Ему ничего нового изобретать не придется, поскольку отточенная и всячески зарекомендовавшая себя система «суверенной демократии» с волшебником Чуровым и басманно-тверским правосудием никуда не делась. Трах-тибидох – и народное волеизъявление в кармане, а несогласные в кутузке. Избавившийся от тяжкой ноши ответчика за загибающийся ВПК Сергей Иванов на новом посту вернет себе прежний шарм мудрого контрразведчика и приглядит за Володиным, если тот надумает как-то перекроить систему. Потому что революции гибельны, а эволюция вечна.

Одним словом, перетасовка кадров обновит лицо власти, поразит своей изобретательностью и сломит моральный дух гражданской оппозиции, у которой нет таких умелых и опытных лидеров и такой мощной программы как «суверенная модернизация». Стоит ли говорить, что пусть депрессивные и неразвитые, но преданные власти провинции, выдающие почти 100-процентный результат в пользу правящего режима на выборах, поддержат такие преобразования. И это естественно, ведь многие из них из Средневековья и не выходили. А с меньшинством в Москве и Питере и разговаривать-то не к чему. У «бандерлогов» одна дорога – чемодан, самолет, Госдеп.