http://www.funkybird.ru/policymaker

Прохоров: у нас нет времени воевать друг с другом

Т. ДЗЯДКО – Я приветствую аудиторию телекомпании RTVi, радиостанции «Эхо Москвы». Сегодня программу «Обложка-1» я веду вместе с моими коллегами. В студии Софико Шеварднадзе и Алексей Венедиктов. Добрый вечер. Я рад приветствовать нашего гостя. Это бизнесмен Михаил Прохоров. Михаил Дмитриевич, добрый вечер.

М. ПРОХОРОВ — Добрый вечер.

Т. ДЗЯДКО – И первый вопрос, пожалуйста, Софико Шеварднадзе.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Михаил Дмитриевич, никто из моих друзей, в частности Тихон Дзядко не верит, что вы не кремлевский проект. Действительно все хронологические события указывают, что это так. Как вы ответите?

М. ПРОХОРОВ — Мне очень приятно всегда отвечать на этот вопрос. Потому что любой ответ будет недостаточный. Что ни говори, никто не будет верить. Поэтому надо доказывать это делами, а не словами. Что я собственно собираюсь и делаю, и буду делать.

Т. ДЗЯДКО – Пока те дела, которые были и те дела, о которых мы слышим, они указывают на обратное. В частности говорят, что одним из таких дел был звонок Владимира Путина вам, в ходе которого он сказал вам баллотироваться в президенты. Это правда?

М. ПРОХОРОВ — Полная чушь. Абсолютная чушь. Даже комментировать не хочу.

Т. ДЗЯДКО – То есть звонка не было?

М. ПРОХОРОВ — Не было никакого звонка.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тогда попробуем с другой стороны. А что будет с Владимиром Путиным, если вы будете избраны президентом?

М. ПРОХОРОВ — Наше общество склонно всегда к черно-белым тонам. Сначала нужно выиграть выборы, а после этого встретиться с Путиным, и этот вопрос обсудить. Потому что всегда любые жесткие конфликты происходили у нас в стране и приводили к большой крови. Вот чего я бы хотел добиться, если я выиграю президентство, это попробовать объединить все силы для того чтобы наша страна сделала мощный рывок. У нас нет времени воевать друг с другом. Времени для нашей страны осталось очень мало. Поэтому мы должны объединиться и сделать так, чтобы от большого мирового пирога получили максимально большой кусок.

А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть вы готовы после выборов, если вы их выиграете, объединиться и с Владимиром Путиным?

М. ПРОХОРОВ — Я готов объединиться с любыми политическими силами, которые рассматривают нашу страну как плацдарм для мощного рывка.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Владимир Путин рассматривает так нашу страну?

М. ПРОХОРОВ — Пока нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Может быть он вашим премьер-министром?

М. ПРОХОРОВ — Нет, не может.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Можете ли вы быть его премьер-министром?

М. ПРОХОРОВ — Здесь вариант такой, что я не буду выполнять чужую программу. Я в четверг опубликую свою, и если у победившего, если это буду не я, президента моя программа будет совпадать на 80-90%, это возможно. Но я хотел бы сразу обратить внимание. Почему мы все время говорим о 4 марта. Я считаю, что президентские выборы будут проходить в два тура. Мы должны говорить о двух датах.

Т. ДЗЯДКО – Откуда у вас такая уверенность?

М. ПРОХОРОВ — У меня есть такая уверенность, у меня есть своя социологическая служба. Мы много ведем наблюдений, как это происходит. Я считаю, что надо говорить о первом туре. И когда большое количество чиновников говорит о 4 марта, это зомбирование. Надо говорить о президентских выборах 4-18 марта. Я считаю и моя задача добиться того, чтобы выборы эти не были безальтернативными, я считаю, что критически важно объяснять то, что во втором туре победителями будут наши граждане, они должны обеспечить правильное наблюдение и сделать таким образом, чтобы это были самые честные прозрачные выборы. Это очень важно для страны.

Т. ДЗЯДКО – Но этот второй тур Путин и вы или Путин и кто-то другой?

М. ПРОХОРОВ — Я очень надеюсь, что это Путин и я.

Т. ДЗЯДКО – А ваши социологические службы подтверждают ваши надежды?

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — У вас 3% рейтинга на сегодняшний день.

М. ПРОХОРОВ — Социологические службы подтверждают, что у меня большой очень потенциал для роста. И время еще достаточно до первого тура.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Можно ли разделить нынешних кандидатов в президенты с их программами, скажем, на категории — возможный союзник и никогда не союзник.

М. ПРОХОРОВ — Из тех, которые зарегистрированы, реальный кандидат есть Владимир Путин и есть три фальшпанели. Я об этом писал в своем блоге. Это Зюганов, Миронов и Жириновский. Эти люди, которые очень успешно, кто-то 20 лет, кто-то 10 лет если говорить о Миронове, выполняют роль квазиоппозиции. Они всецело зависят от власти, они прекрасно себя чувствуют, коммунисты это просто профессионалы проигрывать. И все замечательно. Они торгуют нашими голосами и делают очень успешно. Вот даже последние выборы в законодательное собрание там, где коммунисты выиграли, они это все отдали. В Питере классический пример, когда партия власти набрала, она была в меньшинстве, получила только 20 голосов, необходимо было до выбора… 32 голоса. Замечательно, 32 голоса было найдено. И в Совет Федерации поехал бывший «единоросс» и возглавил думу местную питерскую «единоросс» и зам. тоже «единоросс». Все понятно. То же самое в Карелии, Омске.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это значит, Михаил, что среди этих трех у вас союзников нет. Они с вашей точки зрения фальшаки.

М. ПРОХОРОВ — Они абсолютные фальшаки.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Значит единственный союзник – Путин.

М. ПРОХОРОВ — Единственный серьезный конкурент это Путин.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Конкурент или союзник?

М. ПРОХОРОВ — Конкурент.

Т. ДЗЯДКО – А означает ли это, что вы свою кампанию будете строить на атаке не против Путина, а против этих фальшаков.

М. ПРОХОРОВ — Соответственно первая задача заключается в том, чтобы нашим гражданам рассказать о том, все эти фальшпанели, это люди, которые воруют голоса. Они воруют голоса гораздо больше, чем Чуров.

Т. ДЗЯДКО – Это кто вам сказал?

М. ПРОХОРОВ — Это я так считаю.

Т. ДЗЯДКО – Почему?

М. ПРОХОРОВ — Потому что эти люди придумывают истории, вводят в заблуждение наших граждан и соответствующим образом потом этими голосами, они надеются, что эти люди отражают другую точку зрения, они просто торгуют мандатами и так далее. У меня вопрос. Кричащие «За честные выборы!», почему они не сдали мандаты.

Т. ДЗЯДКО – Вы имеете в виду…

М. ПРОХОРОВ — Все трое, и Жириновский и Зюганов. Возьмем Гудкова, который даже вошел сейчас в оргкомитет от Миронова. Он больше всех орет про честные выборы. Почему он мандат не сдал?

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Если они сдадут мандаты, никого не останется в думе кроме «единороссов».

М. ПРОХОРОВ — Замечательно, почему так называемая квазиоппозиция, если Жириновский и Зюганов и Миронов сдали бы свои мандаты, пусть бы там сидела одна «Единая Россия».

А. ВЕНЕДИКТОВ — И тогда?

М. ПРОХОРОВ — И тогда совершенно всем очевидно, что эта дума сто процентов нелегитимная.

А. ВЕНЕДИКТОВ — А сейчас не очевидно.

М. ПРОХОРОВ — А сейчас с точки зрения Болотной и Сахарова и многих думающих людей тот объем фальсификаций, который был выявлен в процессе нарушений, большинство считает, по понятиям плохое слово, тем не менее, что она нелегитимна. С точки зрения де-юре дума легитимна.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы были на Сахарова. Вы-то как считаете?

М. ПРОХОРОВ — Моя позиция следующая. Что мы не должны рассуждать по понятиям. Мы должны решать по закону. Огромное количество фальсификаций, их все надо расследовать, на тех участках, где это будет доказано, необходимо отменять итоги выборов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Совпал с позицией Путина. Один в один.

М. ПРОХОРОВ — Второй момент. Сейчас назовем лжекандидаты, думские старцы наперебой говорят, что если они будут президентами, они немедленно отправят думу в отставку. Это полное вранье. По закону это сделать нельзя. Я готов менять этот процесс, но только в рамках закона. Не существует по Конституции РФ возможности отправить эту думу в отставку президенту в связи с фальсификацией. Ну нет таких историй.

Т. ДЗЯДКО – Неужели вы думаете, что если будет нужно, не удастся найти механизм?

М. ПРОХОРОВ — Есть только два механизма, которые прописаны в Конституции. Первый механизм связан с тем, что если дума не утверждает премьера, и то это только после года. До года ничего не может сделать президент. И второй вариант – если в течение трех месяцев два раза дума выносит вотум недоверия правительству. Других механизмов, прописанных в нашей Конституции нет. Поэтому когда все рассказывают про то, что я сейчас отправлю думу в отставку, если я выиграю, рассказы про этих временных кукольных президентов, приду на год, на два, это все вранье.

Т. ДЗЯДКО – То есть вы думу в отставку отправлять не будете.

М. ПРОХОРОВ — Соответственно я буду работать над тем, чтобы сделать так, чтобы были новые как можно быстрее выборы в думу. Но что важно сделать, даже с этой думой. Важно поменять избирательное законодательство. Вот надо исходить из того, как есть по закону. А не как хотелось бы. Мне тоже очень бы хотелось бы эту думу как можно быстрее распустить. Но это просто юридически невозможно.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Маленькая реплика. Пока совпадает с Владимиром Владимировичем один в один.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Да. Теперь по поводу Болотной и Сахарова. Вы говорили, что вы сочтете за честь возглавить движение, которое не подлежит никакому лидеру. Но те лидеры оппозиции, я не говорю про думских старцев, которые там стояли, что Немцов, что Рыжков, что Навальный это такие парни из нашей тусовки. То есть нам их жизнь очень понятна. Ваша жизнь кардинально отличается от моей жизни, от жизни тех людей, которые там стояли. Поэтому вы не до конца понятный персонаж для тех людей. Почему вы думаете, что вы можете возглавить движение, а потом, все эти люди, если они пойдут голосовать за вас, то это будет не за вас, а из истории – откусить от Путина. От пирога Путина.

М. ПРОХОРОВ — Я себе отдаю отчет, что конечно моя жизнь не похожа на жизнь большинства россиян. Но может это как раз и хорошо. Как раз нужен человек в некотором смысле из космоса. Который и может нашу страну как в свое время Гагарин вытащить в космос.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Но, как правило, люди голосуют за тех, с кем они будут идентифицировать себя. Вот с вами очень сложно себя идентифицировать.

М. ПРОХОРОВ — Или за тех, кто не похож на всех остальных и с которым может связана быть надежда на лучшую жизнь.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — У вас есть такие примеры?

М. ПРОХОРОВ — Где?

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Чтобы человек, который абсолютно не похож на свой народ и на простого обывателя, стал лидером и президентом.

М. ПРОХОРОВ — У меня есть свой личный пример, когда я работал в «Норильском никеле». Когда у меня первые два года не было никакого доверия норильчан и я с большим трудом это доверие реальными делами в итоге заслужил. В результате этой работы простые рабочие акционеры «Норильского никеля» стали рублевыми миллионерами. И я этим очень горжусь.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Чем правление большой компанией отличается от правления страной?

М. ПРОХОРОВ — Отличается принципиально тем, что скажем так, самое главное в политике это доверие людей. Это если хотите валюта. Рейтинг, если вы получаете, нужно его использовать так, чтобы это доверие оправдать, даже потратив его на какие-то, может быть, непопулярные меры, тем не менее, сделать такие изменения, которые потом нашу страну продвинут вперед. В бизнесе главной оценкой являются деньги. Деньги можно потерять, а потом опять заработать. Если один раз потерял доверие наших граждан, то обратно уже не вернешь. Вот в этом принципиальное отличие. Ну и конечно страна это не корпорация, это все гораздо сложнее, более глубокие процессы, наверное, более компромиссные. Более сложные. Тем не менее, люди, которые никакого опыта не имеют управления, не могут сейчас в ситуации, когда мир в кризисе, когда в стране тяжело, приходить к управлению страной. Им нечего просто показать. Нет команды, которую привести.

Т. ДЗЯДКО – Я бы хотел вернуться к вопросу, который был задан некоторое время назад. Но ответа мы так и не услышали. В случае если вы оказываетесь во втором туре вместе с Владимиром Путиным, и он побеждает, и предлагает вам стать премьером в его правительстве, вы согласитесь?

М. ПРОХОРОВ — В случае если моя программа станет основой для изменений, именно моя программа, с которой я иду на выборы, тогда этот вопрос я могу рассмотреть.

Т. ДЗЯДКО – Кроме того, вы сказали, что Путин сейчас не проводит политику, которая бы означала рывок для страны. Был задан вопрос: почему? Вы не ответили.

М. ПРОХОРОВ — У него своя модель, модель стабилизации. Я с интересом прочитал статью его в «Известиях». Две вещи я бы заметил. Первая вещь связана со следующим, что он делает ставку на большинство. А как известно, большинство это либо прошлое время, либо такое слабое настоящее. То есть большинство очень консервативно. А я ставлю на активное меньшинство. Почему? Потому что именно активная часть общества должна услышать этот сигнал и заразить большинство. То есть именно активная часть общества хочет изменений, она способна. И еще вторая вещь, которую мне хотелось бы отметить. Что он как бы себе такой памятник показал, как много он сделал. Ощущение такое, что давайте памятник при жизни и типа хватит. Потому что исправлять те ошибки, которые были сделаны за 12 лет не может та же команда и не может тот же человек. Должны придти новые люди это поправить.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Михаил, вы сказали слово «команда». А у вас есть кандидат на пост премьер-министра?

М. ПРОХОРОВ — У меня есть кандидат на пост премьер-министра. У меня их даже несколько. Одного могу озвучить сейчас. Алексей Кудрин.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А он в курсе?

М. ПРОХОРОВ — Нет, мы это с ним не обсуждали. У меня есть довольно много людей, которых я готов привлечь вообще из других лагерей. Например, я считаю, что хорошим кандидатом на социальный блок была бы Оксана Дмитриева. У нас кстати с ней разные взгляды по Трудовому кодексу, тем не менее, я считаю, что это один из самых профессиональных людей, она вполне бы могла быть вице-премьером по социальным вопросам.

Т. ДЗЯДКО – Из людей путинской команды кроме Кудрина кому найдется место в вашей команде?

А. ВЕНЕДИКТОВ — В индивидуальном качестве.

М. ПРОХОРОВ — Вопрос в том, что многие люди, которые хороши при выполнении задач стабилизации, при каком-то рывке и мощном развитии могут быть не способны. Но профессиональные люди в правительстве есть, просто не тем занимаются.

Т. ДЗЯДКО – А кого бы из них вы взяли к себе?

М. ПРОХОРОВ — Я считаю неплохой начальник аппарата Шувалов. Хороший аппаратчик. Как человек, отвечающий за экономику я бы его не видел, потому что должен быть человек, который знает реальную жизнь. Это должен быть успешный губернатор. Опять же могу назвать губернатора, который для меня является таким важным примером. Это губернатор Артамонов. Я с ним тоже…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Калужская область.

М. ПРОХОРОВ — Да. Он в принципе фактически в области, где почти нет конкурентных преимуществ, ему удалось, местный национальный продукт региональный он по 30-40% растет. Фактически он создал условия, освободил регион от коррупции. У него всегда включенный телефон, где любой гражданин и инвестор может позвонить и он в общем уникальный пример для России. Такие успешные губернаторы, которые кстати прошли и прямые выборы, должны быть задействованы в новом правительстве. Вообще могу сказать, что я хочу привести людей 21 века.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Это что значит?

М. ПРОХОРОВ — Молодые люди, талантливые, которые имеют за собой значительный жизненный опыт, но не могут пробиться. У меня таких большое количество.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Простите, но у меня все-таки вопрос по кабинету министров.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Расстрельный список для Путина. Конкурент называет расстрельные списки.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Самый болезненный момент это реформа МВД. То есть мы реформируем МВД уже бесконечно, то полицией называем, то какие-то убавки делаем в кадрах. Кого вы видите министром МВД?

М. ПРОХОРОВ — Министр МВД, к сожалению, не хочу называть этого человека, дабы не помешать его карьере.

А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть он служит сейчас?

М. ПРОХОРОВ — Он работает.

А. ВЕНЕДИКТОВ — То есть не военный.

М. ПРОХОРОВ — Но у меня очень понятный…

Т. ДЗЯДКО – Карьере Шувалова значит вы не боитесь помешать.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Он милиционер?

М. ПРОХОРОВ — Шувалов как бы в правительстве перемещается. Здесь более сложная история. А то еще человека посадят, нехорошо, или уволят. Сильно яркий человек. Главное что должно быть в реформе, неважно, называйте полиция, милиция это непринципиально, нужно отменить план посадок. И перейти к политической ответственности руководителя МВД. Вот другой формы не бывает. Это политическая ответственность за то, что происходит. И когда говорят, что президент должен бороться с коррупцией, с коррупцией должны бороться правоохранительные органы. Чистые, профессиональные, которые работают на всех граждан.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Это само собой подразумевается. Но как это практически осуществить?

М. ПРОХОРОВ — Да чудес никаких нет. Надо чтобы сто человек, которые придут к руководству страной, являлись примером для подражания. Не брали взяток. Не работали в системе двойных стандартов. И тогда вся остальная система очень быстро налаживается.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Но любой человек, который приходит во власть, он приходит с хорошими побуждениями. Но если это не какой-то душевнобольной человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Душевнобольной точно приходит с хорошими побуждениями.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Садам Хусейн, который просто хочет устроить геноцид. Все остальные приходят, они хотят сделать хорошее народу. Но другое дело, что они сразу же сталкиваются с инерцией старой системы. И вы тоже с этим сталкиваетесь…

М. ПРОХОРОВ — Я сталкивался в «Норильском никеле» с инерцией старой системы. Да, было непросто. Но, тем не менее, нам удалось эту инерцию победить.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — «Норильский никель» это одно, а Россия я не знаю, каким титаном надо быть, чтобы изменить эту реальность. В корне.

М. ПРОХОРОВ — Ну если человек до этого ничего не делал, то и шансов у него поменять большую страну тоже нет. Должен быть какой-то опыт, успех предыдущий. Поэтому во всем мире, кстати, основная проблема, что сейчас миром правят слабые политики. Они думают о своем политическом рейтинге и не принимают вызовы, которые перед миром стоят. А его надо обязательно принимать и делать те меры, которые может быть непопулярные, но, тем не менее, необходимые для того, чтобы мир поменялся. Нашей страны это касается в первую очередь, потому что мы отстаем. Хотим мы этого или нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Михаил Дмитриевич, а вашей команде правительства найдется место Ходорковскому или Лебедеву?

М. ПРОХОРОВ — Ходорковскому несомненно.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Кем?

М. ПРОХОРОВ — В том числе Ходорковский вполне мог бы быть премьер-министром.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А почему вы выступаете теперь за его освобождение, а до этого никогда не изъявляли свою гражданскую позицию? Почему именно сейчас? Он сидит уже сколько лет.

М. ПРОХОРОВ — Каждый человек имеет свой период созревания. До этого я занимался бизнесом и в некотором смысле политикой вообще не интересовался. Но происходит…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Но не проводили параллелей, как тоже такой успешный бизнесмен, который…

А. ВЕНЕДИКТОВ — С собой ты имеешь в виду.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Да, который тоже мог бы оказаться на его месте. Мне кажется у любого олигарха такая красная лампочка это Ходорковский в голове.

М. ПРОХОРОВ — Если всего на свете бояться, то в принципе надо и бизнесом не заниматься. Если чувствуешь, что в стране происходят изменения очень серьезные, в отличие от 20 лет назад, когда мы все ходили к Белому дому и хотели изменений, мы были все советскими людьми. Мы не знали, что такое рыночная экономика, мы не знали, что такое демократия, мы читали это в книжках. И вот только 20 лет спустя мы хотели из социализма сразу в рыночную демократическую страну превратиться. Сознание так быстро не меняется. И вот только сейчас 20 лет спустя, помучавшись в рыночной экономике или квазирыночной то, что мы построили, во-первых, многие люди поняли, что это такое. Народилось новое поколение, которое не знает, кто такой Ленин. Или слышали, но не понимают, что такое портреты Ленина на всех тетрадках и учебниках. Только сейчас у нас реально появляется возможность построить нормальное правовое демократическое общество. И я как гражданин, если я почувствовал этот вызов, я должен на него реагировать.

Т. ДЗЯДКО – А почему вы около месяца назад заявили, что первым вашим указом на посту президента будет помилование Ходорковского. Более существенных вопросов для 140 миллионов российских граждан не существует?

М. ПРОХОРОВ — Мне задали вопрос о том, какой гуманистический акт будет…

Т. ДЗЯДКО – Первые три указа был вопрос.

М. ПРОХОРОВ — Первые три указа были касательно политической системы. Когда задали вопрос про гуманистический акт, я сказал, что помилую Ходорковского.

Т. ДЗЯДКО – А если говорить о вашей команде, найдется ли в ней место В. Ю. Суркову?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы как-то сказали, что единственный способ победить Суркова – стать его начальником. Значит, он должен стать вашим подчиненным и работать с вами в одной команде.

М. ПРОХОРОВ — Я бы Владиславу Юрьевичу доверил проблему Кавказа. Вот где его талант должен полностью развернуться.

Т. ДЗЯДКО – А вы с ним обсуждали это, откуда вы знаете, что у него есть талант решать проблемы Кавказа?

М. ПРОХОРОВ — Где у нас наиболее востребованы интриги…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — То есть вы это с юмором говорите.

М. ПРОХОРОВ — Это кто как понимает.

А. ВЕНЕДИКТОВ — От этого зависит может быть, будет голосовать за вас Владислав Юрьевич или нет.

М. ПРОХОРОВ — Я думаю, что я не его избиратель.

Т. ДЗЯДКО – А вы когда с Владиславом Юрьевичем общались в последний раз?

М. ПРОХОРОВ — 13 сентября.

Т. ДЗЯДКО – И после этого вообще не виделись ни разу?

М. ПРОХОРОВ — Не виделись и не созванивались.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А с Путиным вы когда в последний раз общались?

М. ПРОХОРОВ — Первого апреля. Тогда, когда показывал ё-мобиль.

А. ВЕНЕДИКТОВ — И с тех пор не созванивались и не встречались.

Т. ДЗЯДКО – А с Дмитрием Анатольевичем?

М. ПРОХОРОВ – С Дмитрием Анатольевичем последний раз я встречался сразу после съезда «Правого дела».

Т. ДЗЯДКО – И какой у вас был разговор?

М. ПРОХОРОВ — Он поздравил меня, пожелал успеха в «Правом деле». Но в связи с тем, что выяснилось, что я друзей на мандаты в думе не меняю, с «Правым делом» у меня не заладилось.

А. ВЕНЕДИКТОВ — А в вашей команде Евгению Ройзману место найдется? Если вы будете президентом.

М. ПРОХОРОВ — Я думаю, что Женя на практике доказал, что у него есть эффективные методы борьбы с наркотиками. И человек, который прошел такой опыт с самого низа, притом, что он воевал и с бандитами, наркомафией и с некоторыми коррумпированными чиновниками, которые прикрывали эти наркомафии, конечно, я его потенциал с удовольствием задействую именно в этом направлении.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Директор ФСКН?

М. ПРОХОРОВ — Думаю, директор может быть немного рановато. Но заместителем уж точно.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Через минуту у нас новости. Я бы хотел задать вопрос на одну минуту. Все-таки, скажите, пожалуйста, сейчас очень много кандидатов говорят о том, что они могут аккумулировать протестные настроения людей с Болотной и Сахарова. Я назову вам Григория Явлинского, Миронова. Даже уже Геннадий Андреевич говорит про это. Что вы можете сказать, почему именно вы можете аккумулировать это протестное настроение? Чем вы отличаетесь и можете предложить этим людям себя?

М. ПРОХОРОВ — Я не хочу аккумулировать протестное голосование. Я считаю, что эти президентские выборы должны пройти под знаком конкуренции программ. Поэтому я представлю свою программу всем гражданам нашей страны, и я хочу, чтобы моя программа получила большинство. Это будет мандат на ее реализацию.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я просто сделаю реплику уже без права ответа кандидата в президенты о том, что по опросам программы читают 3% избирателей.

Т. ДЗЯДКО – Сейчас новости, после чего вернемся в студию.

НОВОСТИ

Т. ДЗЯДКО – Еще раз приветствую аудиторию RTVi и радиостанции «Эхо Москвы». Наш сегодняшний гость – Михаил Прохоров, бизнесмен, претендент в кандидаты в президенты РФ. Мы сейчас в продолжение темы запустим голосование. Как вы думаете, кто наиболее выражает интересы людей, вышедших на Болотную площадь и на проспект Сахарова: Михаил Прохоров или Григорий Явлинский.

ГОЛОСОВАНИЕ

Т. ДЗЯДКО – Также мы сейчас запустим аналогичное голосование в Сетевизоре.

А. ВЕНЕДИКТОВ — В этой связи мы не затронули кандидатуру Г. А. Явлинского, сказали, что у вас из зарегистрированных конкурент Владимир Путин, а как ваша программа, ваши взгляды на жизнь соотносятся с идеями Григория Явлинского. Он конкурент, возможный союзник, противник.

М. ПРОХОРОВ — Если говорить про программу 500 дней, то она немножко устарела уже. Пока программа, с которой Григорий Явлинский идет, я ее пока не видел.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Он же озвучивает какие-то идеи.

М. ПРОХОРОВ — Идеи, которые озвучивает, я всегда смотрю на системные документы. Идея хорошо, очень важен механизм реализации. У нас все говорят, что нужно решать вопрос ЖКХ, с жильем и так далее. Но никто не предлагает действенный механизм. Для меня важно не просто слова, а как сделать. У меня в программе написано, как решить те или иные вопросы. Поэтому как экономиста Григория Алексеевича я уважаю, и даже когда давал интервью, сказал о том, что выиграю выборы, советником по экономике в администрации с удовольствием возьму…

А. ВЕНЕДИКТОВ — А премьер-министром нет? Ни Кудрин, ни Ходорковский.

М. ПРОХОРОВ — Я думаю, что у Григория Алексеевича просто нет практического опыта. Его когда приглашали в правительство, он неоднократно отказывался. Но это лично его выбор. У него нет практического опыта руководства. А очень важно нужно уметь, что делать руками. А как экономист он достаточно яркий.

Т. ДЗЯДКО – Я хочу объявить результаты голосования. Две минуты мы голосовали. Огромное количество звонков. По телефону 55,5% считают, что вы наиболее выражаете интересы людей, вышедших на Болотную и Сахарова, соответственно 44,5 считают, что Явлинский. Голосование в Сетевизоре 81% на 19%. В вашу пользу. В связи с этим вопрос. Вы пойдете на шествие 4 февраля?

М. ПРОХОРОВ — Я буду поддерживать любые проявления гражданской активности, в том числе и массовые. Буду участвовать везде, где только можно.

Т. ДЗЯДКО – То есть вы пойдете?

М. ПРОХОРОВ — Я конечно планирую пойти.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Скажите, пожалуйста, скорее всего это шествие возможно не будет согласовано, разрешено мэрией. Вы все равно пойдете?

М. ПРОХОРОВ — Я буду участвовать только в законных акциях. Согласованных. Я законник и буду действовать по закону.

Т. ДЗЯДКО – А свои акции вы будете проводить?

М. ПРОХОРОВ — Мы рассматриваем ближе к концу 4 марта ряд публичных акций, конечно же со своими сторонниками я акции буду проводить.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Почему вы не выступали на Сахарова, вы же были там?

М. ПРОХОРОВ — Да, конечно, я не хотел использовать эту площадку в качестве политической рекламы. Мне было гораздо приятнее придти вместе с нашими гражданами и стоять в толпе.

Т. ДЗЯДКО – Те люди, которые собирались там, хотели вас видеть на сцене. Было голосование в фейсбуке.

М. ПРОХОРОВ — Но потом меня комитет убрал, но это детали. Это неважно. Вопрос в том, что моя задача была, мне важно ощутить, что думают люди. Я за 2,5 часа, которые я там был, я поговорил с огромным количеством людей, мне было интересно, какие вопросы их волнуют, и что меня реально поразило, меня поразило то, что люди задают совершенно конкретные вопросы. Например, у меня два высших образования, мне 50 лет, я не могу найти работу. Или например, у меня низкая тарифная сетка, а как сделать так, чтобы я зарабатывал больше. То есть удивительно, но вопросы были содержательные и очень конкретные. Почему не могу найти работу, почему я молодая мать с высшим образованием не могу с ребенком найти работу. Вот эти вопросы все объяснял.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А что вы отвечали, почему она не может найти работу, и как вы ей поможете найти работу?

М. ПРОХОРОВ — Вопрос заключается в том, что у нас крайне несовершенный Трудовой кодекс. И почему не берут мать с ребенком, потому что договор становится бессрочным.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Вы так и объясняли?

М. ПРОХОРОВ — Я прям так и говорил, что если не будет работать срочный договор, вас никто на работу брать не будет. Потому что сейчас любой срочный договор становится бессрочным…, то есть несовершенное законодательство, которое не отражает реалий в экономике. Или, например, почему не работают дистанционные рабочие места. Я более двух лет это пробиваю. И вот только сейчас правительство вносит закон в ГД. Соответственно миллиард человек в мире работают на дистанционных рабочих местах. У нас есть надомный труд, который не покрывает современной экономики. Огромное количество квалифицированных людей, например, бухгалтер, у нее маленький ребенок, она вполне по Интернету может закрывать балансы.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я слушаю, Михаил, вы сказали, что на Болотную или Сахарова вышли лузеры. И вышли они с социально-экономическими требованиями. Одна не может найти работу, другому 50 лет, не может найти работу, у третьего тарифная сетка. Это действительно так? Вышли люди, которые вышли за социально-экономическими требованиями. Дайте нам возможность изменить Трудовой кодекс, дайте нам другую тарифную сетку. Вы действительно так думаете?

М. ПРОХОРОВ — Я считаю, что лузеры это менеджеры от власти, которые не могут организовать нормальные рабочие места. У нас полно талантливых людей, которые не могут пробиться, потому что все социальные лифты закрыты.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Так они вышли из-за этого на Болотную и Сахарова?

М. ПРОХОРОВ — Я думаю, что они вышли не из-за этого. А произошел в некотором смысле конфликт сознания. Конфликт сознания заключается в том, что все, кто зарабатывают деньги, просто нет постоянной работы, им приходится перебиваться временной. Они приходят в магазин и видят большое разнообразие. А в социально-политической жизни такого разнообразия просто нет. Не за кого голосовать. Одни и те же лица. И все происходит как всегда. И поэтому люди хотят изменений, не должно быть конфликта, скажем так, экономики потребления и свободного и демократического взгляда. Я хочу иметь право выбора. Это нормальное человеческое качество иметь право выбора. В социально-политической части мы лишены этого к сожалению.

Т. ДЗЯДКО – Это право выбора у них отняли не думские старцы, как вы говорите, а Владимир Владимирович Путин, который был президентом. Когда принимались поправки в законодательство.

М. ПРОХОРОВ — Несомненно. А думцы старцы ему в этом потакали.

Т. ДЗЯДКО – Нет, ему в этом потакала партия «Единая Россия», у которой было большинство и которая принимала эти законы. Но вы в ходе своей кампании обращаете больше внимания на думских старцев, а не на Путина.

М. ПРОХОРОВ — Подождите. Огромное количество людей критикуют Путина. И с большинством этой критики я абсолютно согласен. Просто зачем повторяться одно и то же. «Эхо Москвы», вот Юлию Латынину недавно читал, буквально, Навальный об этом говорит.

Т. ДЗЯДКО – Получается, что вы критикуете не Путина, а тех людей, которые Путина критикуют.

М. ПРОХОРОВ — Я критикую и Путина, и думских старцев. Но просто что меня больше возмущает, Путин, по крайней мере, не играет ни с Болотной, ни с Сахарова. А думские старцы влезли сейчас в комитет, и как я уже предполагал, попытаются весь…

Т. ДЗЯДКО – А почему влезли, если туда пришли избиратели КПРФ, «Яблока» и «Справедливой России»…

А. ВЕНЕДИКТОВ — И ваши, как показывает голосование.

Т. ДЗЯДКО – И ваши, и еще какие-то, которые считают, что их голоса украли.

М. ПРОХОРОВ — Правильно. Избиратели КПРФ просто не понимают, бегут из КПРФ. В некотором смысле. Они хотят присоединиться к этому импульсу, который пошел от людей. И с опозданием, как сказал Зюганов, например, что это чума, проказа оранжевая.

Т. ДЗЯДКО – Но они потом это опровергли…

М. ПРОХОРОВ — Понятная вещь, когда их избиратель туда пошел. И пошел он туда за гражданскими свободами.

Т. ДЗЯДКО – А вы хотите их избирателя забрать с улицы и вернуть на избирательные участки.

М. ПРОХОРОВ — Я считаю, что важнейшая часть этих выборов это наблюдение. Вот сейчас выиграть можем мы все, миллионы, десятки миллионов, если мы организуем даже в этих не самых лучших условиях честные выборы. Это можно сделать. Ключевой частью является наблюдение. Вот это развешивание камер это полная профанация. Это опять 14 млрд. из бюджета, не приведет ровно ни к чему. Надо любое удаление наблюдателя приравнять к фальсификации. Мы это можем сделать только глазами, ногами, руками и телефонами и камерами. Наблюдатели должны быть от первой части до последней. То есть когда закрывается избирательная комиссия, там должны присутствовать наблюдатели, они должны смотреть, как вводятся данные в систему ГАС-выборы.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — И потом Чуров скажет, что это была несогласованная съемка…

Т. ДЗЯДКО – Что это было смонтировано.

М. ПРОХОРОВ — Если это будет давление десятков миллионов человек, которые будут зарегистрированы наблюдателями, никто не справится. И даже в этих сложных условиях, если будет общественное давление, и нужно создавать call-центры, я готов предоставить свою инфраструктуру, готов добровольцев, и я собираюсь и буду встречаться с «Лигой избирателей» на этой неделе и с «Голосом» буду встречаться. А они сделали очень хорошую книгу – «Какие бывают нарушения». Я собираюсь купить ее и на все общественные приемные обязательно распространить своим сторонникам и наблюдателям от меня, которые будут тоже работать. Но систему наблюдения нельзя сделать для себя. Надо сделать ее для всех. Поэтому это общее дело, я готов здесь вместе сотрудничать даже с коммунистами. И с другими кандидатами. Вот эта задача провести выборы 4 и 18 марта как абсолютно честные. Потому что легитимность власти это ключевая вещь для следующих, если это будет другой кандидат в президенты, видимо, шести лет. Я готов через 4 года добровольно уйти и объявить новые выборы, но, поменяв предварительно два срока по 4 года и не более два по четыре в течение жизни. То есть больше нельзя.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Скажите честно…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Говоришь честно политику…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — …как вы оцениваете шансы стать президентом в этот раз?

М. ПРОХОРОВ — Задача первого этапа это попасть во второй тур. А дальше все будет непредсказуемо.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, а как вам кажется, вы сейчас говорили про легитимность власти. Если будет победа Путина, например, не в первом туре, а во втором, Путин, победивший во втором туре, легитимен на ваш взгляд?

М. ПРОХОРОВ — Если будут честные выборы, наблюдатели не будут удаляться – да. Любой человек, победивший во втором туре притом, что наблюдателей ни с одного участка удалять не будут, что не будут появляться двойные протоколы. Надо любыми средствами признавать выборы на этих участках недействительными. Естественно в рамках закона. Фальсифицированными.

Т. ДЗЯДКО – А любые средства в рамках закона на фоне того, как мы видим, какие сейчас решения выносят суды, в частности по жалобам наблюдателей от «Яблока».

М. ПРОХОРОВ — Это последняя рефлексия. Я хочу привести пример со сбора подписей. Я знаю, как собирал подписи Касьянов в свое время. На моих сборщиков тоже оказывалось очень сильное давление. В ряде регионов например, в Липецке, Башкирии, на Кузбассе у меня были серьезные проблемы вплоть до ареста. Выгоняли из ряда магазинов в ряде регионов. Но, тем не менее, я хочу сказать спасибо гражданскому обществу, мешать стало крайне тяжело. Вступались рядовые граждане и ограждали моих сборщиков от милиции.

Т. ДЗЯДКО – А вы заявляли в прокуратуру об этих случаях?

М. ПРОХОРОВ — Я собственно созванивался со своими избирателями. Они решали вопрос на месте. Мы вытаскивали своих ребят из милиции. Не заявляли, мы все решали сами. Я вообще не привык жаловаться. Подписи мы собрали. Своих людей я в обиду не дам.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Сколько вы собрали подписей?

М. ПРОХОРОВ — Больше 2,5 миллиона подписей. У нас два фильтра. Потому что объективно при такой огромной работ