http://www.funkybird.ru/policymaker

Благие слова будущего президента?

Пришло время кандидатам на пост президента объяснять стране, что они собираются делать в случае успеха, как, и почему. Самый вероятный претендент на победу, Владимир Путин, изъяснил свою позицию в своей статье в Известиях.

Было бы странно ожидать увидеть в ней что-то нового, ведь Путин считает проводимый им за эти годы курс правильным и не собирается отрекаться от него теперь. Было бы нелогично ожидать от человека, сделавшего из стабильности и постепенного развития главными принципами своей политической философии каких-то резких перемен или признания каких-то ошибок. Самое естественное для него — это как раз упор на последовательное продолжение прежнего курса.

Путин действительно очень последовательный человек. За эти уже довольно долгие годы его выступления и программные заявления неизменно поднимают одни и те же вызовы, задачи, проблемы и вопросы, предлагают одни и те же решения, и указывают на одну и ту же эволюционную дорогу вперед.

Мировая конъюнктура как бы даже подтверждает правильности путинского курса. У кого-то революция, у кого-то финансовый кризис, а в России, хотя проблемы есть, но ситуация относительно спокойная и плоды путинской политики на виду у всех в виде роста пенсий, количеству рабочих мест, машин у населения, представителей среднего класса, и авторитета страны на международной арене.

С одной стороны, задачи вроде все правильные, и какие-то плоды реально существуют. И что касается нежелательности революции, то я полностью согласна — мировой опыт, да и просто российский исторический опыт, действительно печальный.

А с другой стороны, что касается достижений, я не говорю, что их нет — они есть, но у меня всегда возникает вопрос: а можно было бы в тех обстоятельствах сделать еще больше? Защитники советского строя, например, любят напоминать о достижениях советской системы, но не допускают мысль о том, что, может быть, при другом строе, можно было бы достигать еще больше. Так же и здесь, результаты есть, но, может быть, другой курс был бы еще более эффективен.

Лично я думаю, что власти не в достаточной мере воспользовались возможностями этого десятилетия. Упорное противопоставление сегодняшней стабильности с ужасами девяностых особенно порождает во мне это ощущение. Это давно уже превратилась в постоянную мантру — мол, вспомните какой тогда был хаос и ужас, и сравнивайте с тем, что имеете теперь. Но, если надо так настойчиво подчеркивать черное, чтобы люди видели светлое, то наверно, разница между ними не такая уж большая.

Противопоставление стабильной России и погруженного в кризисах и перетрясках остального мира — из той же серии. Если надо так настойчиво обращать внимания публики на проблемы других и беспрестанно твердить о существовании разных внешних врагов и угроз, то наверно, дома все не так хорошо и спокойно.

В ситуации, когда в мире действительно немало тревожных событий и перетрясок, не трудно играть на страх потерять уже достигнутого, пусть и небольшого. Не трудно говорит о ценности стабильности и необходимости постепенного развития. Но почему-то получается, что этот постепенный путь и постепенный рост — это для общей массы, а те, кто проводят такой осторожный эволюционный курс каким-то образом давно уже забегали вперед, догнали и перегнали не только Португалию, но и почти весь список богатых мира сего. После такого стремительного личного роста, конечно, хочется жить без перетрясок.

Могут ли Путин и его команда принести прочный и долгосрочный успех и реальный рост благополучия и развития не только отдельных групп, но и всего общества? Я сомневаюсь. У меня всегда возникало ощущение, что они больше трудятся ради себя, ради обеспечения своего личного роста и успеха. Мне не удивительно, что их головы так закружились от личного взлета, что они теперь считают себя чуть ли не избранниками небесной воли, с миссией спасать Россию от разного рода врагов и бедствий. Спасать Россию и поднимать ее с колен можно, особенно когда она так близко отождествляется с твоим личным положением, состоянием банковского счета, и образом сильного и мудрого лидера. А реально поднимать не «Россию» а ее конкретных граждан, конкретных городов и деревень, отраслей и инфраструктуры намного сложнее.

Был серый обычный человек, а стал вдруг таким великим, и все о нем заговорили, и весь мир ему открылся, и дома вроде такая хвала и любовь, что понятно — он не просто очередной политик какой-то, а особый человек, настоящий лидер. Как после этого вступать в какие-то дебаты с обычными, чаще всего заблудившимися, политиками, или вступать в диалог с теми, которые имеют даже дерзостью претендовать на право занимать место наверху.

Вот и получается, что власти корректируют свой курс только под давлением нарастающего недовольства, и чтобы подтолкнуть их к диалогу, надо сначала нагревать общественную атмосферу так, чтобы они ощущали угрозу своей прочности у вершины. Это хрупкая конструкция, та конструкция, которая как раз чаще всего ведет к тем самым нежелательным перетряскам и нестабильности.

Любые программные заявления и обещания не принесут долгосрочных результатов, если в них нет искренности. Кто-то считает политику грязной игрой, где нет места ценностям, но я остаюсь приверженцем конфуцианских идей, и считаю, что только наличие ценностей и искренности сделают политику по-настоящему успешной. К сожалению, я у нынешних властей за все эти годы еще не видела признаков этой искренности.