http://www.funkybird.ru/policymaker

Новая политическая реальность

На самом деле возвращение губернаторских выборов является очень символичным шагом. По сути, этот закон вместе с законом о либерализации порядка регистрации политических партий демонтирует нынешнюю неэффективную путинскую вертикаль.

Благодаря высоким ценам на нефть и умелой работе с иждивенческими слоями населения, власть лишь на двенадцатом году своего пребывания в Кремле поняла, что отвечать за каждый сломанный унитаз в Доме пионеров Урюпинска себе дороже. Именно поэтому часть ответственности решено переложить на избранных губернаторов. В конце концов, губернаторы и возьмут на себя часть протестных настроений граждан. В годы «путинской стабильности» только два губернатора вызывали действительно массовые протесты – Зязиков в Ингушетии и Боос в Калининграде. Первый стал жертвой клановых войн, которые популярны на Кавказе, а второй просто был варягом в самом чувствительном к ним регионе. Серьезно же протестовать против таких серых губернаторов, как Нелидов или Вахруков не придет в голову даже самым отчаянным оппозиционерам по одной простой причине – эти губернаторы просто никто и звать их никак. Соответственно, любой негатив направлен не в сторону местных администраций, а в сторону Кремля.

Правда, я бы пока не стал сильно радоваться медведевскому законопроекту. Во-первых, в нем очень странно прописан президентский фильтр. Могут проводиться консультации, но их порядок определяет президент. Соответственно, как будут согласовываться партийные кандидаты пока непонятно. Тем более тут абсурд ситуации заключается в том, что формально оппозиционные партии вынуждены будут согласовывать по сути свои внутренние вопросы с лидером партии власти. Что же касается самовыдвиженцев со сбором подписей, то это фильтр посильнее президентского. Любое решение по регистрации или отказу в регистрации по подписям носит чисто политический характер. Срубить по нынешнему закону можно любого, даже того, кто подписи собрал идеально. В этом смысле, помимо требования создания избирательных блоков, оппозиции следует сосредоточиться на требовании возвращения альтернативы сбору подписей в виде избирательного залога.

Во-вторых, давайте посмотрим на возможные последствия реализации нового партийного законодательства на региональном уровне. Понятно, что по предлагаемым поправкам партий будет десятки – и левых, и правых, и любителей пива, и поклонников Юры Шатунова с Сергеем Мавроди, не говоря уже о Светлане Пеуновой и Викторе Черепкове. Все эти партии, особенно в стратегических регионах типа Москвы и Питера, разом выставят своих кандидатов. Таким образом, в бюллетени будет пять коммунистов, шесть либералов, семь националистов и всего один единоросс. Это означает, что если 4 декабря на выборах в Думу протестный электорат был разложен по семи корзинам, то теперь его разложат по тридцати. Таким образом, единственный устойчивый и крупный электорат будет только у кандидата от партии власти. При однотуровых выборах это гарантировано означает его победу. Единственная защита от такого сценария – обязательное требование к победителю набрать более половины голосов избирателей, то есть по сути обязательный второй тур.

Но главным в политической реформе я считаю еще невнесенный закон о выборах в Госдуму. Если политологи окажутся правы и Россию разобьют на 225 двухмандатных избирательных округов, то есть введут чилийскую избирательную систему, то Россию будет ожидать двухпартийная избирательная система с единороссами и коммунистами. Все же остальные многочисленные, в том числе и фриковые партии, будут носить лишь декоративный характер.