http://www.funkybird.ru/policymaker

«4 декабря произошел вклад России в глобальные сдвиги»

Приношу свои извинения радиослушателям за перерыв: на этот раз не отдых в Альпах, а «новогодний подарок» в виде срочной операции гематомы руками профессора О.В. Левченко и его коллег в институте Склифосовского. Спасибо им!

Я даже подумал, что процесс размышлений о сути событий декабря прошлого года в итоге даже как-то прояснился. Особенно после «Клинча» на «Эхе» 9 января (http://www.echo.msk.ru/programs/klinch/846429-echo/#element-text) между Ильёй Яшиным и Эдуардом Лимоновым: вести переговоры или нет. При всем уважении к обоим оппонентам, я всё же скажу, что меня впечатлил не столько Лимонов, который подавлял напором и уверенностью, порождая несогласие, сколько Яшин.

По смыслу, я считаю, что он прав. Но какие переговоры? О чём? Яшин подчёркивал, что многотысячные митинги показали силу несогласных, в том числе в первый раз – среднего класса, тех людей, чей протест был обусловлен не столько недовольством материальным положением, сколько оскорблённым личным достоинством. Другие пытались применить к этим же людям ярлык «офисного планктона», подчеркнув тем самым незначимость их влияния в стране: подумаешь, 70 тысяч в стране со 100 млн. избирателей.

Но в аргументации Яшина моё внимание остановил его акцент именно на митингах 10 и 24 декабря, по массовости сравнимых с шествиями 20-летней давности. Почему? Это аргумент силы демократов новой волны, с помощью которой они намерены добиваться уступок от правительства? А ещё какие аргументы?

Я хочу обратить внимание на результаты выборов 4 декабря. Слышал такое мнение о выборах: ужасное впечатление, какой стыд! Это о ком? Моё мнение таково: 4 декабря – тектонический сдвиг не только местного масштаба, вклад России в глобальные сдвиги.

Власти ожидали, что избиратели как всегда проглотят необходимую дозу фальсификаций и они одержат победу. Но пришлось довольствоваться успехом «Единой России»в 50% голосов, которые за ней были зафиксированы. Число мандатов, конечно, оказалось больше. Но потом математики, опираясь на данные наблюдателей, обнаружили, что у всех партий, кроме «Единой России», отсутствует связь между долей полученных голосов и ростом числа явок по мере приближения к завершению голосования. Поясню без углубления в математические выводы: доля голосов за партию с ростом явок меняется, если только число явок искусственно отдаётся одной этой партии.

Количественные оценки примерно таковы. Посредством вбросов и другими методам ЕдРу было приписано около 15% голосов. Таким образом, за оппозиционные партии было подано около 50% + 15%, приписанных ЕдРу, т.е. 65% голосов избирателей, а за ЕдРо – 35% голосов. Это оценка оппонентов, близкая, видимо, к истине.

Самый важный результат – проигрыш партии власти. Проигрыш не признан властью. Опубликованные результаты отдают равные доли ЕдРу и всем остальным партиям. Избирателям и партиям-оппонентам советуют обращаться в суды, приверженность которых властям очевидна.

Избиратели в большинстве не доверяют этим результатам, а значит, признают выборы нелегитимными. Власти настаивают на своём и контроль за доказательствами остаётся в их руках.

Итак, каждая сторона настаивает на своём, образуется противостояние. Вопрос в том, кто сможет его выиграть или удастся договориться о взаимных уступках. Э. Лимонов – за противостояние во что бы то ни стало, И. Яшин – за переговоры, при том, что каждая сторона уверена в своей правоте или силе и изначально уступать не намерена, надеясь на то что противника удастся перехитрить. А власть – что в крайнем случае удастся пересилить.

Теперь ещё раз – в чём противостояние?

Моё мнение: противники режима хотят демократии, по крайней мере, ощутимого продвижения к ней. Они – это не лидеры парламентских и непарламентских партий, это 65% избирателей. Их слабость – слабая организация. Но эта слабость отчасти исправимая, во-первых, усилением волны митингов и гражданских действий. Хотя выиграть трудно.

Сторонники режима хотят власти и связанных с ней привилегий. Они не верят в демократию как порядок, необходимый для модернизации и развития страны. Они больше рассчитывают на «ручное управление», осуществляемое, или на то, что все силовые инструменты остаются в их руках. Слабость режима после выборов – недоверие большинства. Одной силой не убедишь. В конечном итоге с растущей вероятностью – поражение, возможно, начиная с расколов в правящей элите.

Чистое противостояние малопродуктивно. Победить трудно обеим сторонам. Процесс демократизации всё равно продолжителен, речь идёт об институтах, меняющихся за поколения. Поэтому я за переговоры.

Кого с кем?

С правительством дело ясное. Не хочет Путин вступать в дебаты, не надо. Пусть начнут его представители. Но власть должна понимать – победа на президентских выборах не решает дела. Эти выборы уже сейчас нелегитимны, просто потому, что они будут проходить по правилам, отвергнутым большинством 4 декабря: круг кандидатов ограничен, их условия неравны, привилегии претендента от власти очевидны. Недоверие будет усиливаться.

Со стороны оппонентов правительства нет единомыслия ни в чём. Кроме одного – демократии. Если кто-то возьмётся представлять всех, а заодно хоть на 5 копеек станет проводить свои партийные интересы, немедленно начнётся свора, которую постараются использовать явные и неявные сторонники Правительства, а вероятней всего и будут их провоцировать. Поэтому главное условие успеха – объединение ради демократии. Круглый стол сторонников демократии. С приглашением всех, включая ЕдРо. Не захотят прийти – не надо.
Если кто постарается захватить лидерство, за Круглый стол не допускается. Оргкомитет Круглого стола, образованный представителями ряда партий и движений, выполняет только организационные функции. Вопросы повестки дня должны определять уже органы, сформированные Круглым столом. О прочем сейчас говорить рано. Только о том, что может укрепить авторитет Круглого стола.

Я всё же замечу, что было бы полезно от его имени поддержать инициативу Д.А. Медведева о политической реформе, выраженную в его послании Федеральному собранию, и вынести на обсуждение начальной повестки пункты, касающиеся избирательного и партийного законодательства с тем, чтобы подготовить новые выборы на более демократических началах. Редакция президента должна быть критически рассмотрена и дополнена предложениями, согласованными на переговорах с Круглым столом, чтобы обеспечить надежность контроля за выборами. Другие вопросы, включая конституционные, лучше рассматривать в новой Госдуме или в Конституционном совещании, которая она сформирует.

Я не уверен, что в понедельник 16 января смогу участвовать в дискуссии. Но этот текст прошу вывесить в качестве анонса. А завершим обсуждение ещё через неделю, если смогу.

До встречи!