http://www.funkybird.ru/policymaker

Выборы как источник безвластия

Когда я был маленьким, я думал, что «Ленин сверг царя». А когда подрос, узнал, что в феврале-марте 1917 года царя свергли фабриканты, банкиры, генералы, митрополиты и прочие «элиты». А в октябре того же года большевики свергли их. То есть, Великая Октябрьская социалистическая революция — это не свержение монарха, а свержение его свергателей…

Российская Федерация не слишком похожа на Российскую империю. А Владимир Владимирович на Николая Александровича — и того меньше. Но сюжет тот же — царь покинул трон. На время. Вот-вот вернётся. Распоясавшиеся «элиты» инсценируют бунт. «Долой самодержавие!» Станция Дно. «Кругом предательство, трусость, обман». Криво подписанная карандашом бумажка. Временное правительство. Учредительное собрание. «Караул устал». Финита ля комедия.

Почему и в этот раз всё должно повториться? Потому что никакое «Учредительное собрание» не способно учредить власть. Власть, вообще, не выбирают.

Демократия начинается, когда возникает класс мелких собственников. Выборы для них -рутинная процедура найма госменеджмента. Менеджмент выполняет условия контракта. Власть при этом остаётся в руках нанимателей-акционеров.

В России же власть или принадлежит самодержцу (как его не назови — царь, президент, диктатор), или валяется под ногами. Третьего пока не дано…

«Заколдованный рейтинг» Путина, которым он удивлял страну почти десятилетие — на самом деле, выраженное в цифрах всенародное признание его самодержцем. Достигалось оно не успехами в труде и спорте, а четким соблюдением того, что Станислав Белковский метко окрестил «монархическим ритуалом». Белковский выделяет три основных элемента: единственность,непогрешимость и независимость (от закона и людей). Два президентских срока Путин вел себя «плохо»: «мочил в сортире», нагибал СМИ, «раскулачивал» ЮКОС, плевал на Конституцию и покрывал позолотой свои конные статуи. Но рейтинг его только рос. Он вполне мог объявить себя «пожизненным консулом Третьего Рима» и сделать день своего рождения государственным праздником. Почему нет? Народ бы обрадовался новому выходному и полюбил бы Путина пуще прежнего. Вместо этого несостоявшийся император посадил на трон Семеона Бекбулатовича Медведева, и с папкой под мышкой попёрся к нему докладывать о видах на урожай. Народ юмора не понял. Власть с грохотом упала на землю. Теперь она ничья.

Выборы, на которых Путин должен одержать сокрушительную «честную» победу — это последний гвоздь в крышку гроба бывшего самодержца. Путин уже не единственный. И очень даже погрешимый («расхождения во взглядах» с «президентом Медведевым», за которым всегда остаётся последнее слово, не прошли даром). Конечно, Путин всё еще может вернуться в президентское кресло самочинно (пусть и с обидной приставкой «и.о»), скинув с него постылого «местоблюстителя», как пыльную ветошь. Но самый подходящий момент для этого спектакля — Новогодняя ночь — упущен. А нам уже все уши прожужжали «честными выборами» под неусыпным оком вэб-камер.

В «Хагакурэ» сказано: «Сначала победи, потом сражайся». Путин уже проиграл. Как проиграл Михаил Сергеевич Горбачев, когда в марте 1990 года стал первым и последним президентом СССР. Самодержцу выборы не нужны. Его полномочия не нуждаются в подтверждении или оправдании. «Усы и хвост — мой докУмент!» Выборы — забава для подданных. Чтобы еще раз засвидетельствовать свою любовь и преданность.

«Волевая победа» над Рыжковым-Бакатиным или Зюгановым-Мироновым — это справка о профнепригодности. В марте Путин получит ее из рук доброго волшебника и превратится в тыкву. Merry Halloween, mr. Putin!..

Современные историки не устают удивляться беспричинности отречения государя императора. Страна накормлена. Зарплаты — выше среднеевропейских. Тяготы войны — вполне умеренные. Потери — не больше, чем у противника. На всех фронтах наметился перелом. Весной должно начаться наступление. Какая к черту «революция»?!

То же самое можно сказать про нынешнее время. Сырьевые цены — дай Бог каждому. Социальные выплаты исправно растут. На носу Олимпиада и Чемпионат мира по футболу. Выборы — точно такие же, как в 2007-м (Чуров — в своем репертуаре). Откуда такая нервная реакция на вполне обыденные вещи?

И в том, и в другом случае ответ один: заговор «элит». Инструменты те же: 1. дискредитация временно отлучившегося самодержца; 2. искусственное разогревание и эксплуатация протестных настроений. Разница лишь в том, что царя оклеветали, а в случае с Путиным придумывать ничего не нужно — он сам себе «компромат». Милюков впоследствии признавался, что заговорщики целенаправленно подпиливали ножки трона несколько лет. Спецоперация по избавлению Путина от бремени власти тоже началась не вчера — как минимум, с момента назначения Медведева преемником. Сейчас она входит в завершающую фазу.

Как и в 1917 году много о себе возомнившие «элиты» не ведают, что творят. За годы «путинской стабильности» они стали воспринимать ее, как «естественное агрегатное состояние», никак не связанное с фигурой самодержца. Так и министры Временного правительства не сомневались в своей способности победоносно закончить войну. В их представлении, например, выборность командиров — отличный повод бежать в атаку с удвоенной скоростью. Но солдаты почему-то побежали в противоположном направлении…

Учредительное собрание, до которого дело так и не дошло, ничего бы не изменило. Потому что выборы не рождают власть — в лучшем случае, выдают «свидетельство о рождении», в котором она, в общем-то, не нуждается. Саакашвили победил в ноябре, когда ворвался в здание парламента, а не в январе, когда получил президентский мандат. Ельцин стал властью не потому, что одолел на выборах товарища Бракова. Путинское самодержавие рождалось под грохот пушек полковника Буданова и скрип прокурорских перьев («дело Ходорковского»), а не на избирательных участках. И наоборот, рухнет оно после «победы» на выборах. Причем, гораздо раньше отмеренного Кудриным срока.

Что дальше? Все зависит от мирового финансового кризиса. В 1917 году всё было просто — шла война. Отсутствие власти в стране обнаружилось сразу же. В нашем случае возможна «отсрочка исполнения», но, даже при самом благоприятном раскладе, отсрочка эта будет ничтожной. А потом счет пойдёт на часы…

Не буду подробно расписывать ужасы безвластия в стране, в которой коробок спичек не купишь без участия высокого московского начальства. Долго это длиться не может. Природа не терпит пустоты. А значит, на повестке дня у нас революция — диктатура коллективного субъекта, который присвоит себе мандат на демонтаж путинщины и санацию ее последствий. И чем быстрее это произойдет — тем лучше для страны.

В 1917 году таким «коллективным самодержцем» стали большевики. Только они соответствовали «трем признакам Белковского»: единственность, непогрешимость, независимость. У большевиков было «единственно верное» учение. Они всегда предпочитали размежевание объединению и без сожаления расставались с союзниками и попутчиками. Наконец, они признавали только один тип ответственности — перед судом истории (остальные вопросы решал матрос Железняк).

Ужасно несимпатичные люди, правда? Но властью может стать только такой коллективный субъект! Причем, только через силовой захват — то есть,самочинно…

В этом месте уместно тяжело вздохнуть и глубокомысленно процитировать Пушкина — про «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». О том, что Пушкин жил в начале 19 века, «бунт» имел место в веке 18, а на дворе — 21-й, вспоминать почему-то не принято. Между тем, в двадцать первом веке все не так, как в двадцатом. Нынешние революции — «бархатные», а «большевики» — импозантные и улыбчивые. Как Михаил Саакашвили.

Как известно, его команда пришла к власти в результате штурма здания парламента. Курс был определен изначально и никогда не менялся. Союзники и попутчики безжалостно отсеивались по дороге. Обвинения в недемократичности Саакашвили никогда не пугали. Выборы в революционной Грузии никогда ничего не решали — Саакашвили побеждал в них задолго до дня голосования.

В итоге, «революция роз» — единственная «бархатная» революция, которую можно признать в полной мере удавшейся. Грузинские «большевики» сумели: сохранить власть, демонтировать шеварднадзовщину, «раскулачить» старых жуликов и воров, не дать появиться новым, построить совершенно новую систему власти и общественных отношений и мн. др. Причем всё это делалось в тяжелейших условиях безденежья и изощренных козней могущественного северного соседа. Даже «война 08.08.08» их не погубила, а сделала сильней!

В то же время, «оранжевая революция» в Украине, имея гораздо более выгодные стартовые условия, за считанные годы сошла на нет. Юлия Тимошенко — автор единственного, действительно, революционного деяния «оранжевой власти» (национализация «Криворожстали») сами знаете где. Президент Украины нынче — сами знаете кто. Почему?

Ответ очевиден: потому что революция в Украине так и не состоялась. Майдан оказался «февральской» инсценировкой, мнимые «большевики» — «Временным правительством». А поле битвы, как известно, принадлежит мародерам…

* * *

В третьей (программной) части диалога Акунин-Навальный беллетрист и блогер говорят вроде бы, похожие вещи. Но дьявол, как известно, кроется в мелочах.

«…Обратите внимание: я говорю «создание судебной системы», а не реформа или, тем более «поднятие престижа». Здесь я с Вами категорически расхожусь в формулировках. Нельзя поднять престиж того, чего нет», — это Навальный говорит. С грузинским акцентом. Что не может не радовать…