http://www.funkybird.ru/policymaker

Патрушев и Чайка бьют крылами: кругом валютные революци

Перманентное российское дежавю от опричнины: кругом враги-революционеры. Крашеные в оранжевое. Валютные.

Ведь, как удобно опричникам «валить» на кого угодно, кроме себя любимого, все проблемы и трудности в державе, если отвечаешь за какой-то участок на вверенной Кремлем феодальной территории? Причем, проблемы, создаваемые самой властью, беспардонно ворующей и при этом еще свысока измывающейся над обворованными. Цель опричников, как известно, — «заморозить» общественное сознание и перенаправить/перенацелить внимание людей.

Вот и стараются изо всех слабеющих сил, поскольку найдется, наверное, не так уж много по нынешним временам легковерных граждан, включая, конечно, тех, кто уверен, что «России Путин послан Богом», кто добровольно и с энтузиазмом позволит развешивать власти подобную лживую лапшу на свои уши.

Но власть на то и власть, что упорно продолжает заниматься изготовлением и развеской такой лапши. В упаковке и даже без. То есть, не утруждая себя особенно выдумкой. А действуя тупо, исходя из «понимания», что россияне всю эту лапшу с готовностью проглотят.

И вот удар в «колокол»: на мнение россиян перед президентскими выборами активно пытаются воздействовать из-за рубежа, «неожиданно» объявил «Коммерсанту» один из российских деятелей высокого полета — секретарь Совета безопасности Патрушев.

«Скажем, через различные неправительственные организации и фонды, а иногда напрямую из-за рубежа пытаются воздействовать на мнение россиян. При этом используются различные современные технологии, кстати, уже опробованные в ряде других государств, в том числе возможности социальных сетей интернета», — вещает соратник Путина.

При этом глава Совбеза уверен, что «несмотря на усилия накалить ситуацию, наши граждане способны сами оценить обстановку». Тогда зачем, спрашивается, бить «крылами»? Отчего волнение?

«У тех, кто приходит на митинги, нет экстремистских или агрессивных настроений. Попытки вмешиваться в наши внутренние дела ничего, кроме отторжения, вызвать не могут», — знает Патрушев.

В свою очередь, генпрокурор Чайка выяснил, что деньги на многотысячные митинги и акции протеста поступают из-за рубежа.

Кстати, Путин во время телевизионного общения с народом в декабре также рассуждал о «маленькой денежке», которую якобы выплачивают студентам, дабы те явились на митинг протеста, такой, как, например, 10 декабря на Болотной площади в Москве.

Для Чайки «недопустимо, когда отдельные личности используют людей в качестве инструмента для достижения своих политических целей, причем далеко не чистоплотных. Ведь деньги на все это зачастую поступают из источников, которые находятся за пределами России».

А что допустимо? Вкладывать российские деньги в западные оффшоры, скупать на проклятом Западе недвижимость и заводить там банковские счета?

И где тогда лежат интересы высокопоставленных российских вкладчиков, на чьей стороне, г-н Чайка?

Неужели обосновавшиеся за рубежом, как, например, в Польше бывший подмосковный прокурор Игнатенко (с семьей), чье скандальное дело о «крышевании» игорного бизнеса вышло за национальные границы, будут отстаивать государственные интересы России?

Нет, они будут защищать свои личные денежные и имущественные интересы, лебезить перед теми, кто им дал «приют», и развешивать лапшу согражданам во исполнение так называемых должностных обязанностей. Пока на службе.

Вот Чайка и вещает, что для распространения «экстремистских настроений» используется интернет, цитируют генпрокурора «Грани.ru».

Еще 14 декабря Патрушев изрек, что в России необходимо ввести «разумное регулирование интернета».

Правильно. Взять все книги, да и сжечь, как был уверен «герой» «Горя от ума» Скалозуб.

«Нельзя игнорировать использование интернета преступниками и террористическими группировками», — убежден Патрушев, говорящий одно, а подразумевающий, вероятно, другое — как бы обуздать эту неподдающуюся стихию в интернете?!

23 декабря патриарх Кирилл, проникшийся теми же задачами «свыше», вторил генералу Патрушеву: доверие к информации, размещенной в социальных сетях, делает россиян «особенно уязвимыми для манипулирования их сознанием».

«Наивное доверие нынешнего человека к информации, выложенной в социальных сетях, вкупе с нравственной дезориентированностью и утратой базисных ценностей делают наших современников особенно уязвимыми для манипулирования их сознанием», — уяснил для себя церковник.

Он-то, разумеется, познал истинные базисные ценности, сосредоточением коих для него лично являются, вопреки закону Божьему, огромные материальные блага, о чем пишут, в том числе и в интернете. А не хотелось бы такой огласки батюшке.

Как кто-то недавно метко подметил: чем дальше от Церкви в нынешнем ее виде, тем ближе к Богу. Не запачкаешься.

8 декабря начальник бюро специальных технических мероприятий МВД, в которое входит управление «К», Мошков предлагал отказаться от использования анонимных «ников» в Интернете, дабы обезопасить законопослушных пользователей: «Зарегистрируйся под реальным именем, сообщи настоящий адрес — и общайся. Если ты честный, законопослушный человек, зачем прятаться?»

Цензуры в интернете нет, и за критику управление «К» никого разыскивать и арестовывать не будет, увещевал этот деятель из МВД интернет-сообщество.

В августе его начальник Нургалиев узрел в интернете провоцирование роста экстремистских настроений в обществе.

Глава МВД насчитал в России порядка 7,5 тыс. экстремистских сайтов, деятельность которых необходимо ограничить.

В мае о том, что анонимность в интернете представляет угрозу обществу, заявил глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Чаплин (ну как Церковь может отстать от ФСБ и МВД, на самом деле?): «Человек, общающийся с другими, не должен скрывать свое имя, точно так же как во время беседы мы не скрываем свое лицо. Если человек носит маску или кличку, есть все основания ему не доверять».

По мнению протоиерея, анонимное общение «чудовищным образом разрушает культуру и правила человеческого общежития».

Так, анонимные авторы в интернете «во много раз чаще, чем люди, не прячущиеся за личиной, позволяют себе нецензурную брань, оскорбления по национальному и религиозному признаку, ложь, клевету, хамство».