http://www.funkybird.ru/policymaker

Иран начнет войну когда его загонят в угол

Европейский союз наложил эмбарго на импорт нефти из Ирана в ответ на нежелание Тегерана остановить ядерную программу. Введение новых санкций против исламской республики вполне может повысить уровень напряжения в и без того непростых отношениях между Ираном и западными странами. О том, способен ли Иран перекрыть стратегически важный для мировых поставок нефти Ормузский пролив, в интервью «Росбалту» рассказал эксперт по американо-иранским отношениям, научный сотрудник Лондонской школы экономики Кристофер Эмери.

— Ситуация вокруг Ормузского пролива начала накаляться еще в начале месяца, когда Тегеран устами первого вице-президента Мохаммеда Резы Рахими заявил, что в ответ на новые санкции может закрыть пролив. Новые санкции все же были введены. Как вы думаете, сдержит ли Иран свое обещание?

— Угрозу Тегерана закрыть пролив не стоит воспринимать серьезно. Возможно, в начале Иран планировал «поиграть мускулами», чтобы вести переговоры с сильной позиции, когда у него в руках такой сильный козырь как функционирование Ормузского пролива. Иран также надеялся таким образом взбудоражить нефтяные рынки и вызвать повышение цен на нефть. Скорее всего, в Тегеране рассчитывали, что это заставит ЕС отказаться от эмбарго, но очевидно, что они просчитались.

Санкции Евросоюза вызвали шок у иранского режима, который искренне верил в то, что нынешние проблемы еврозоны помешают введению эмбарго. Европа же, со своей стороны, скорее всего, отчаянно надеется, что Иран все-таки сядет за стол переговоров и что стороны успеют договориться до того, как в июне санкции вступят в силу. Однако если предварительным условием для переговоров по-прежнему будет отказ Ирана от продолжения работ по обогащению урана, то совершенно точно, что договориться не получится. Запад надеется, что проблема с иранской нефтью будет решена за счет Саудовской Аравии, но эксперты пока не уверены, что Саудовская Аравия сможет или захочет сделать это.

— Как вы думаете, почему Тегеран решился пойти на шаги, ведущие к конфронтации и обострению ситуации? Очевидно, что их угрозы разозлили США и Европу. Иран отдавал себе отчет в своих действиях? Кроме того, из Ирана поступают противоречащие друг другу заявления: если Мохаммед Реза Рахими заявил, что пролив будет закрыт, то затем министр обороны Ахмед Вахими заявил обратное, сказав, что Иран никогда не угрожал этим. Как это объяснить?

— Противоречащие друг другу заявления, которые приходят из Ирана, являются отражением того, что происходит внутри иранской многослойной политической системы. Иран, как и США, находится на пороге предвыборной гонки: Ирану предстоят парламентские, а потом президентские выборы, чтобы отчасти объясняет, почему иранские политики начали прибегать к агрессивному националистическому дискурсу. Иранский парламент будет стараться подмять под себя президента Ахмадинежада, чьи позиции недавно были сильно подорваны участием в финансовом скандале. Так, например, заместитель главы комитета по международным делам иранского парламента Мохаммед Кассари на днях заявил, что пролив будет «однозначно закрыт», если экспорту иранской нефти будет нанесен ущерб. На самом деле, большинство экспертов считают, что у Ирана нет возможностей для закрытия пролива, как, впрочем, и желания. Явным признаком этого является тот факт, что Корпус стражей исламской революции не поддержал угрозу закрытия Ормуза.

— В Вашингтоне тоже наблюдается изменение позиции. Если основная линия по-прежнему заключается в том, что США хотели бы решить эту проблему дипломатическими способами, то угроза закрыть пролив привела к тому, что Белый дом стал заявлять, что это будет тем пределом, после которого США готовы перейти к действиям. Насколько серьезны эти заявления? Кто, по вашему мнению, начнет эту войну?

— Если Иран все-таки закроет Ормузский пролив, тогда это будет восприниматься как объявление войны, и американский флот, безусловно, начнет действовать. Обама и Пентагон, конечно, надеются, что этого не произойдет. Потому что тогда ситуация быстро перерастет в более масштабный конфликт, на который в американском бюджете нет денег, поскольку администрация Обамы только заявила о том, что США совершает стратегический разворот – переносит приоритеты своей внешней политики с Ближнего Востока в сторону Юго-Восточной Азии. Я лично думаю, что война может начаться только тогда, когда Иран почувствует себя окончательно загнанным в угол. До тех пор войны не будет. Поскольку у Ирана по-прежнему есть покупатели в Азии, это позволяет ему подавлять внутреннюю оппозицию. К тому же санкции ЕС вступят в силу только через шесть месяцев. Так что пока что непонятно, по какому именно сценарию все это будет развиваться.

— Как может повести себя Израиль в этой ситуации?

— Израильский премьер Биньямин Нетаньяху положительно отозвался о санкциях, и израильские чиновники в последнее время стали пытаться развеивать страхи по поводу неизбежной войны с Ираном. В долгосрочной перспективе Израиль, возможно, был бы весьма рад, если бы между Ираном и США начался конфликт из-за пролива, потому что этот конфликт быстро перерастет в масштабную войну, в рамках которой США разбомбят все ядерные объекты Ирана. Армия обороны Израиля не в восторге от сценария одностороннего удара со стороны Израиля, и в частных разговорах израильские военные признают, что их страна вполне может сосуществовать с ядерным Ираном.