http://www.funkybird.ru/policymaker

О необходимости стать нацией

…Просмотр передач циклов “Суд Времени” и “Исторический Процесс” всегда дается мне нелегко. Я — христианин, точнее говоря, пытаюсь им быть. А припадки ненависти и желание обезвредить сразу несколько людей, в том числе и женщин, — мало помогают попыткам.

В последний раз, когда обсуждались прошедшая Февральская революция и предстоящая “Русская Весна”, было особенно тяжело.

Но смотреть надо. Ненависть плохой советчик, но прекрасный мотиватор. В том числе и для честного разговора с собой и вами, уважаемые читатели.

Дела у нас неважные. Действительно неважные.

Я не стану сейчас завывать про вывоз капитала за рубеж, руины заводов и нищание и вымирание населения. Это всёерунда.

Заводы уже давно не разрушаются, а напротив — строятся и модернизируются. Продолжительность нашей жизни растёт, рождаемость повышается, активы из американских бумаг выводятся. Армия и полиция медленно, но меняются к лучшему. По опросам, с коррупцией на нижнем уровне сталкиваются всё меньшее количество людей.

Беда не в этом.

Беда даже не в капитализме как таковом и не в тяжёлом наследии коммунистического или царского режимов.

Беда в том, что всё это может в любой момент измениться не по нашей воле. Есть завод — нет завода. Вот завод принадлежит одному человеку — раз! и другому. Вот полиция и армия есть, а вот их сразу и нет. Вот мы строили коммунизм семьдесят лет — бах! и мы уже строим капитализм, хотя нашего мнения никто не спрашивал. Надо будет — опять начнут строить коммунизм, социал-национализм или либерализм, и нас никто не спросит.

Вот есть Россия — а вот теперь раз, и…. Как там с СССР вышло? Спросили вас?

Обидно?

А обидно на что?

Политики на голубом глазу не просто нам врут (они во всех странах всегда врут — порода такая), а врут безо всякой опаски.

Вот Прохоров только что в “Поединке” с Зюгановым заявил, что подобрал «Норникель», который плохие коммунисты бросили, просто из жалости. А Зюганов, вместо того,чтобы вспомнить о том, кто этот «Норникель» построил, закатил глаза, воздел руки кверху и шаманским голосом стал вещать, что Россия везде из-за Путина стала последней — и в G20, и в БРИК, и в G8….

И это прокатит.

Шлюха, занимающаяся телевизионной пропагандой промискуитета и деградации за известность, откровенно заявляющая, что «презирает русских и любит евреев» (что вредно для обоих народов, отметим), начинает требовать соблюдения по отношению к себе манер на том основании, что она девушка. И заявляет, что радеет за народ.

И это сойдёт.

Кургинян заявляет многолетнему депутату прото-ЕР «Наш дом Россия» В. Рыжкову, что его риторика, его контакты и действия в последнее время дают основание обвинять его в национальной измене. А вместо ответа обвиняемый сыто гыгыкает и отсылает обвинителя к врачу — ну и что, что похоже? Это же обычная практика. Ну и что, что репутация посла однозначна? Ну и что, что в России ситуация потенциально для посла удобная? Ну и что?

Кто посмеет обвинить? Кургинян? А почему бы просто не посмеяться над ним? Что он сделает?

И вот среди этой веселухи упомянутая шлюха поднимает над головой бумажку с надписью “Это Ад!”. И немного непонятно уже — это она так продолжает глумиться над оппонентом или уже метит свою территорию?

Скажите, вам не хочется спросить: ПОЧЕМУ?

Я понимаю, что ваш ответ как бы подразумевается. Но дело в том, что я в последнее время наблюдаю довольно много людей, которые вслух отвечают “да”, и тут же внутри себя говорят “нет”.

В головах этих людей уже зашита правдоподобная, но ничего не имеющая с действительностью на самом деле схема, которая выдает готовые рецепты:

1. Больше либерализма.

2. Русская власть.

Это напоминает какое-то ощупывание слонопотама с закрытыми глазами. Знать о чудовище хочется. А глаза открыть страшно. И этот страх вполне объясним.

Проблема не в том, что государство попирает свободы и права гражданского общества, проблема не в том, что как говорят националисты, государство “антинационально”.

Проблема в отсутствии таких субъектов, как нация и гражданское общество.

Они разрушены в результате “крупнейшей геополитической катастрофы 20-го века”.

Советская нация — разрушена. Никакая другая на её место не пришла в силу того, что нет и не было никаких условий для её создания.

Народа как политического субъекта, как силы, с которой считаются, — нет. Есть политический объект управления — электорат. Электорат, в отличие от нации, не имеет осознания общности судьбы и не имеет политической воли для её определения.

Для того, чтобы снова стать субъектом, а не объектом управления, нам придётся снова стать нацией. Народом. И вот теперь самое неприятное. Ведь народ нельзя создать раз и навсегда: его то и дело приходится воссоздавать, подтверждая право на существование.

Как становятся нацией?

Это вот и есть те самые глаза чудовища, в которые никто не хочет смотреть.

Но пора уже. Пора.

Давайте рассмотрим некоторые известные нам случаи превращения групп лиц в народы. И подумаем, похоже ли это на нашу ситуацию.

Для начала посмотрим не в нашу историю, а в Священную.

…Из Египта под руководством разговаривающего с кустами религиозного фанатика Моисея, объявленного в розыск египетскими спецслужбами, вышла толпа рабов.

На протяжении сорока лет плодотворного руководства от толпы отсеивались все наименее отмороженные и упрямые — те, для кого быть евреем и искать свой особый еврейский путь значило меньше, чем жить “как люди и не выпендриваться”. Как представлю, что о таком руководстве и таком самомнении сказали бы нынешние российские либералы определенного этнического происхождения, страшно становится.

Собственно, так и происходило. Но у религиозного фанатика Моисея была своя Кровавая Гебня, которая порядок среди тогдашних любителей жить не по лжи наводила моментально и беспощадно.

Примерно так произошло и в кульминационный момент, когда толпа рабов окончательноо превратилась в еврейский народ с осознанием общности судьбы, своей особости и с волей, чтобы судьбу определять,а свою особость — отстаивать.

Это был тот момент, когда религиозный фанатик и диктатор Моисей отправился на гору — разговаривать с голосом, который ранее слышал от куста. Это не могло не вызвать некоторого неодобрения со стороны той части рабов, которые хотели общих ценностей и такого же образа жизни как и у всех. Словом, жить как люди. Люди в то время поклонялись идолам. Ну и пока Моисей, за неимением трубки и усов, в кипе и с бородой записывал начала иудаизма в десяти заповедях, нормальные люди и сторонники интеграции в тогдашнее Мировое Сообщество отлили себе Золотого Тельца и начали ему поклоняться.

Закончилось всё репрессиями.

Моисей медленно спустился с горы, увидел вокруг торжество общечеловеческих ценностей и «… стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, [иди] ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.»

Ни философских пароходов, ни ГУЛАГа в пустыне не было — приходилось обходиться тем, что было.

Именно так — отсекая общечеловеков и интеграторов, — из рабов появились те самые евреи, у которых был завет с Богом.

Для достоверности возьмём другой пример — праздник Народного Единства у нас. В этот день сторонники Особого Пути проявили свою политическую волю, объединились и выгнали из столицы своего государства интервентов и примкнувших к ним евроинтеграторов из числа русских.

В Америке в ходе известных событий северные североамериканцы, у которых были флот, промышленность и предприимчивость, решили вопрос с южными североамериканцами, у которых были рабы, хлопок и спесь.

Ну и в период Великой Отечественной Войны советские люди жестоко разобрались с могучим агрессором, а по пути перевешали власовцев, уповцев, лесных братьев и т. д. Так и появился советский народ — нация 9-го мая.

Что общего между всеми этими случаями?

1. Часть народа находится в состоянии сверхмобилизации, вызванной идеей.

2. Эта сверхмобилизованная часть противостоит общему тренду и колаборантам из своей среды.

3. Сверхмобилизованная часть ценой сверхусилий и самопожертвования побеждает и удаляет из себя колаборантов и предателей. Иногда — если те не сопротивляются — всё проходит относительно мягко.

4. Сверхмобилизованная часть становится нацией, а идея, мобилизовавшая её — национальной идеей.

Вот то, что нам предстоит проделать в ближайшее время. Это нужно просто принять и смириться с этим.

Никакая либерализация, никакие записи в конституции о ведущей роли русского народа, никакие модернизации сами по себе не помогут нам обрести субъектность.

Другого способа нет.

Надо проявить христианское смирение. То есть — смириться с тем, что нам придется победить.