http://www.funkybird.ru/policymaker

Иран-ЕС: проигрывают все

Сегодня министры иностранных дел стран Евросоюза собрались в Брюсселе, чтобы утвердить план поэтапного введения эмбарго на закупку иранской нефти. Если санкции будут приняты, Тегеран грозится ответить блокадой Ормузского пролива, через который проходит, по разным оценкам, от 20 до 45% мирового экспорта углеводородов. Эксперты считают, что последствия нефтяного эмбарго не принесут ничего хорошего ни одной из сторон.

Европейцам санкции против Ирана не нужны, считает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. В интервью корреспонденту ТПП-Информ он сказал, что Европа и Азия оказались в сложной ситуации, когда они вынуждены соглашаться с позицией США, не получая от этого никакой выгоды. Напротив, они могут пострадать от такого решения. Япония зависит от иранского экспорта углеводородов на 17%, Италия на — 10%, Южная Корея на — 9%.

Однако главная проблема не в запрете на иранскую нефть. Доля ее в импорте не настолько высока, да и у всех государств существуют резервы. Главная опасность заключается в том, что Иран попытается перекрыть Ормузский пролив, через который проходит около 45% мировых поставок нефти. Поэтому вряд ли американцы найдут поддержку союзников, ведь в случае непредвиденных действий пострадают все, кроме заокеанских Штатов, уверен эксперт. Даже Россия, для которой рост цен на нефть, на первый взгляд, выгоден, может понести серьезные убытки, если в регионе начнется настоящий кризис: наша страна находится в непосредственной близости от Ирана. Нестабильность может охватить Центральную Азию и Кавказ.

Тем не менее США пытаются добиться того, чтобы эмбарго было всеобщим. В противном случае экономические меры теряют смысл. И возможно, союзникам США придется согласиться. Пока о своем категорическом отказе поддержать санкции против Тегерана заявил лишь Китай. Цены на нефть из-за нарастающей напряженности в регионе уже выросли.

И здесь мы подходим к самому интересному. Американцам невыгодно бомбить Иран и вряд ли они собираются начинать полномасштабные военные действия. Об этом говорит и вывод войск из Ирака, ведь если готовишься к нападению, следовало бы напротив наращивать свое присутствие в соседней с Ираном стране.

— Какие предпосылки существовали для возникновения нынешнего кризиса на Ближнем Востоке?

— Еще в середине прошлого года одной из главных тем обсуждения стали высокие цены на нефть. Экономисты спорили, как долго эта тенденция продлится и приведет ли она к новому мировому кризису. Когда страны НАТО начали военную операцию в Ливии, у многих наблюдателей это вызвало недоумение, так как она происходила на фоне военных действий в Афганистане и Ираке. Барак Обама победил на выборах, обещая отказаться от агрессивной политики Джорджа Буша и вывести войска, как минимум, из Ирака. Ситуация усугубляется тем, что внешний долг США уже превысил 15 трлн долларов и продолжает расти. В этом нет ничего удивительного, ведь любая война стоит дорого.

На самом деле ситуация объясняется достаточно просто. США после завершения холодной войны не только не сократили свой военный бюджет, а наоборот увеличили. А если бомбы и ракеты производятся, то они должны взрываться, иначе склады быстро заполнятся. При этом значительная часть гражданских производственных мощностей из США была переведена в азиатские страны с дешевой рабочей силой (в первую очередь в Китай).

Это позволило резко увеличить доходы акционеров и топ-менеджеров американских корпораций. В результате получилось так, что доля ВПК в производственном секторе Америки очень высока, и попытки сократить военный бюджет наталкиваются на сильное противодействие.

— То есть сокращение экспорта углеводородов из Ирана и рост цен выгодны американцам?

— В случае, если Иран перекроет Ормузский пролив, то поставки нефти и газа из Саудовской Аравии, Бахрейна, Ирака, Катара, Кувейта, ОАЭ приостанавливаются, в результате образуется дефицит и цены стремительно взлетают вверх. Возможно, этого не произойдет, но даже разговоры на эту тему и нарастание напряженности усиливают тенденцию роста цен. В этих условиях добыча трудноизвлекаемых запасов углеводородов в Северной Америке станет весьма рентабельной.

На территории США и соседней с ней Канады имеются большие запасы углеводородов, которые относятся к категории трудноизвлекаемых. Их добыча становится рентабельной только при ценах, не ниже 100 долларов за баррель). Речь идет о сланцевой нефти и газе, а также нефтеносных песках. В последнее время американцы резко увеличили добычу сланцевого газа, в результате практически отказались от импорта сжиженного природного газа (СПГ).

Мировому лидеру в производстве СПГ Катару пришлось направить свои танкеры в Европу и Азию и зачастую продавать свои объемы по более низким ценам, чем конкуренты, которые работают на основе долгосрочных контрактов. Но из-за переизбытка предложения цены на газ на американском рынке рухнули ниже 100 долларов за 1000 куб. м. При этом средняя себестоимость добычи сланцевого газа составляет около 150 долларов за 1000 куб. м. Выходить из положения американским компаниям удавалось за счет привлечения кредитов, внешних инвесторов, а также благодаря увеличению добычи сланцевой нефти, так как цены на нее все еще оставались высокими.

— Почему США так активно взялись за сланцы?

— Разработка сланцевой нефти и газа — одно из ключевых направлений развития реального сектора американской экономики. Это позволит до 2015 года создать 870 тыс. рабочих мест и прибавит 118 млрд долларов к ВВП страны. С таким прогнозом выступили аналитики IHS Global Insight, мнение которых приводит агентство Bloomberg. Согласно исследованию, проведенному по заказу Natural Gas Alliance, к 2035 году предприятия отрасли выплатят налоги всех уровней на общую сумму 933 млрд долларов.

В период с 2010 по 2035 год, как ожидается, в отрасль будет вложено порядка 1,9 трлн долларов, и уже к 2015 году капитальные затраты составят порядка 48,1 млрд долларов в год. В настоящее время в отрасли занято порядка 600 тыс. человек, а к 2035 году рабочими местами будут обеспечены свыше 1,6 млн жителей страны. Доля сланцевого газа в общем объеме добычи газа в США выросла с 27% в 2010 году до 34% в 2011-м. По прогнозам IHS, к 2015 году его доля увеличится до 43%, а к 2035-му — до 60%. В 2010 году развитие добычи сланцевого газа в США прибавило к ВВП страны порядка 76,9 млрд долларов, к 2035 году этот показатель может увеличиться на 231,1 млрд долларов.

Рост добычи сланцевого газа будет способствовать снижению цен на газ, что позволит каждой семье в год экономить в среднем по 926 долларов в период с 2012 по 2015 год. К 2035 году сумма высвободившегося располагаемого дохода увеличится до 2 тыс. долларов. Если к сланцевому газу добавить сланцевую нефть, то получится, что этот сектор должен стать ключевым в контексте создания новых рабочих мест. Правда, есть экологические риски. Технология добычи сланцевого газа подразумевает использование масштабных гидроразрывов пластов, когда 900-1000 тонн воды закачиваются в породу для вытеснения из нее газа.

С этим можно было бы смириться, если бы использовалась простая вода, но в нее обязательно добавляют химические реагенты, которые могут попасть в грунтовые воды, а затем и в источники пресной воды. Кроме того, вытесненный из породы газ начинает неконтролируемо распространяться под землей и зачастую смешивается с водой. В Америке уже известны случаи, когда вода из крана течет вместе с газом, который можно поджечь. Поэтому даже в США, где к вопросам экологии относятся не так трепетно, как в Европе, была запрещена добыча сланцевого газа в районе Нью-Йорка.

— Какие последствия ждут остальных участников в случае, если Иран все же перекроет Ормузский пролив в ответ на санкции?

— В последние 10 лет американцы неуклонно сокращают импорт нефти из стран Ближнего Востока, предпочитая иметь дело с поставщиками из Африки и Латинской Америки. А что делать другим крупным импортерам нефти: странам ЕС, КНР, Японии? Их экономика плотно привязана к поставкам из Персидского залива. Очевидно, что Россия не сможет резко нарастить поставки на мировой рынок нефти. С газом проще, так как по его запасам РФ является мировым лидером, но для резкого наращивания предложения понадобится определенное время.

Поскольку российские газопроводы сегодня идут только в Европу и Турцию, можно ожидать, что эти страны смогут нарастить закупки российского газа. Кстати, именно так и произошло, когда перестал работать газопровод, соединяющий Ливию с Италией. А вот государствам Азиатско-Тихоокеанского региона остается надеяться только на американский военный флот, который сможет обеспечить транспортировку нефти и газа по Ормузскому проливу. Поэтому главная задача США — превратить Иран в фактор постоянной нестабильности и угрозы, чтобы государства, зависимые от морского транспорта, были вынуждены обратиться за помощью к американскому военному флоту.

Вопрос в том, какую плату за это потребуют американцы. Не секрет, что крупнейшими кредиторами США являются Китай и Япония, которые очень сильно зависят от поставок углеводородного сырья из Персидского залива.