http://www.funkybird.ru/policymaker

Почему путинская власть — жулики и воры

Известный блогер Алексей Навальный по большей части стал таковым благодаря удачному определению сущности партии власти, как партии жуликов и воров.

Это определение давно было востребовано обществом, но до Алексея более точную и емкую формулировку партии «Единая Россия» никто не дал. Навальный руководствовался расследованием деятельности некоторых членов этой партии и пришел к выводу, что «успех» отдельных бизнесменов напрямую зависит от государственного бюджета. В основе такого бизнеса лежит мошенничество, связанное с липовыми аукционами по госзаказам, раскрутка схем распила бюджетных средств, выделяемых на строительства объектов по государственным заказам и ряд других мошеннических схем, связанных с дармовым приобретением госимущества, рейдерством и крышеванием с помощью органов правопорядка. Понятно, что без участия чиновников правительства и на местах, а также поддержки большинства в госдуме, клановости этот «бизнес» было трудно осуществить. Но самой главной поддержкой, подспорьем воровства и жульничества стала пресловутая вертикаль г-на Путина, которая превратилась в круговую чиновничью коррупционную поруку.

Определение Алексей Навального ПЖиВ создало в обществе четкий эмоциональный фон, на котором прошло голосование 4 декабря прошлого года. Этот фон стал ещё более эмоциональным, года выяснились результаты голосования за партию жуликов и воров. Оказываются, они не только крадут национальное достояние, но и саму власть. Вот с таким «багажом» Путин подошел к выборам имени себя. Он не стал безучастным к протестным настроениям в обществе и по-своему стал реагировать на это: убрал некоторых одиозных личностей от себя, дистанцировался от ПЖиВ, стал раздавать оппозиционерам заманчивые предложения, проводить мысль в обществе о своей исключительности и незаменимости, с удвоенной силой стал появляться на «народе» в организованных купленным телевидением шоу, писать программные статейки в «Известиях». Но общество ему не верит и, наоборот, все более и более утверждается в мысли, озвученной Алексеем Навальным на митинге, проходившим на площади Сахарова, о том, что Путин и есть главный жулик и вор. Собственно, я думаю, что для такого обвинения у Алексея есть все основания, но меня больше интересует вопрос: почему в России возможен приход во власть жуликов и воров? Не ответив должным образом на него, мы рискуем тем, что устранив путинских воров, избрать таких же на их место. Далее я попытаюсь сформулировать собственную точку зрения по этому поводу.

Заниматься собственными экономическими исследованиями мне пришлось в силу профессиональной деятельности в качестве арбитражного управляющего в конце девяностых годов прошлого столетия. За пять с небольшим лет через мои руки прошли два крупных социально-значимых предприятия и три средних. Финансово-экономический анализ деятельности всех предприятий показывал, банкротство предприятие являлось следствием непрофессиональной деятельности…государства, его правительства и центрального руководства. Гайдаровская модель рынка в постсоветском периоде была обречена на провал. Собственно, она нежизнеспособна и сегодня. Сущность её относительно проста — либеральные рыночные отношения, что простым языком означает саморегулирование отношений участников рынка без участия государства или рыночный базар в масштабах страны. Ну а какие «законы» действуют на базаре, мы насмотрелись в лихие девяностые и вороватые сегодняшние дни. Не думаю, что Гайдар был злодеем и сознательно заложил теоретические основы рыночных отношений в России. В экономической науке тоже существует кризис, кризис свежих идей и теорий. Когда академическая наука расходиться с жизнью, не улавливает быстроменяющиеся тенденции, то она выхолащивается и становиться служанкой и угодницей власти. Такое положение, на мой взгляд, сохраняется до сих пор.

Рынок Гайдара — это представление о рыночных отношениях в развитых странах послевоенных времен, когда зарождающийся глобальный, мировой финансово-экономический рынок не сильно влиял на суверенные экономики. Более того, альтернативой капиталистического ведения хозяйства в то время был большой сегмент мирового социалистического. Но к тому времени в развитых странах уже складывалось понимание о государственном регулировании рыночных тенденций, учитывая свой собственный опыт и положительный опыт социалистической экономики. Что же должно было быть объектом регулирования? Четкого понимания, как мне кажется, нет до сих пор, но первым объектом становиться аграрный сектор, влияющий в значительной степени на перекосы потребительского рынка. Складывается система госдотаций и субсидирования сельскохозяйственного производства в США, и развитых странах Европы. Чем же обусловлена потребность в государственном регулировании потребительского рынка в условиях расширения национальных рынков до уровня мировых?

Для начала вспомним, что есть рынок и на котором, в простонародном выражении, два «дурака» — продавец и покупатель. Что заставляет этих двух участников рынка продавать, покупать или обменивать свой товар, какова мотивация? Если мы ответим, что это прибыль, то в этом будет только часть истины, поскольку есть такие обстоятельства, когда, например, продавцу надо, хотя бы, вернуть потраченное. Понимание рыночных отношений не давали покоя и производственным управленцам, которым необходимо было спланировать бизнес и посчитать его эффективность. В ходе таких исследований появился способ управления и учета бизнеса методом маржинального дохода.

Термин маржинальный доход (МД), от англ. marginal revenue, используется в двух значениях:
Предельный доход — дополнительный доход, получаемый от продажи дополнительной единицы товара.
Доход, полученный от реализации после возмещения переменных затрат. В этом случае маржинальный доход является источником образования прибыли и покрытия постоянных затрат.
Это разночтение обусловлено многозначностью английского слова marginal:
Предельный, отсюда происходят слова «маргинал, маргинальный» — находящийся на границе, на пределе общепринятого.
Изменение, разница, отсюда происходят слово «маржа» — разница процентных ставок и т.п.
http://revolution.allbest.ru/economy/00363018_0.html

Физическая сущность маржинального дохода в первом случае — это предельная прибыль, а во втором…и это самое интересное, означает мотивацию создания того или иного товара, услуги. В этом понимании маржа означает, собственно, возможность осуществления того или иного бизнеса. Как? Все очень просто, если маржа есть, то бизнес жизнеспособный и имеет точку безубыточности, в противном случае, таким бизнесом заниматься просто не имеет смысла. То есть маржа — это мотивация, смысл бизнеса. На примере это утверждение можно пояснить следующим образом: скажем, я занимаюсь производством некоторого изделия D, которое состоит из сырьевых составляющих А, энергетической B и затрат труда C. Все затраты (A,B,C) являются прямыми, т.е. возникающие только при условии производства. Нет производства — нет прямых затрат. В таком случае, если на существующий момент рыночная стоимость прямых затрат А+В+С составляет сумму прямых затрат, то разница между ценой реализации товара D и суммой прямых затрат и есть маржа МД. Маржа отсутствует, если сумма прямых затрат выше цены спроса на рынке производимого товара. Вот в такой ситуации оказалась большая половина постсоветских приватизированных предприятий, у которых в бизнесе отсутствовала маржа.

Вхождение страны в рыночные отношения означал отсутствие мотивации производства продукции по причине отсутствия последовательной мотивационной цепочки у участников рынка. Гайдар рассчитывал, а Путин продолжает в это верить до сих пор, что такая мотивационная цепочка создастся в ходе либеральных рыночных отношений, но увы. На деле, либерализм российского рынка оказался оправданием дилетантизма правительства Путина. Более того, он до сих пор не понимает, как создать эффективный механизм регулирования рыночных отношений, о чем свидетельствуют его пространный экономический опус. Его подчиненные, доказавшие свою полную несостоятельность, как эффективных государственных менеджеров, не сильно огорчились по этому поводу, поскольку нашли в этом обстоятельстве весьма прибыльную сферу: коль не можем отладить рынок, то из его несовершенства и неравноправия его участников выжмем по полной. Тут большой головы не надо, поскольку для этого есть понятия и воровской опыт лихих девяностых.

Функционирующая мотивационная последовательная цепочка для всех участников рынка — основная задача любого правительства, любой страны. Эта цепочка имеет замкнутый цикл внутри страны, как цикл потребительского оборота. Поскольку в начале девяностых российское правительство не смогло создать полноценный внутренний потребительский рынок, то его отсутствие быстро заполнил импорт, замкнув, тем самым, суверенный потребительский рынок на суверенные рынки других стран. Этому обстоятельству еще способствовали условия валютного коридора. Дефолт 1998г. вселил надежду на то, сложились обстоятельства для мотивации внутреннего рынка, но увы. Отечественный производитель находился в таком плачевном состоянии, что встать без внешней помощи не смог. А, последовавшее за этим увеличение цен на сырьевые и энергетические ресурсы, окончательно добили его и угробили зарождающийся средний бизнес. Пролившийся нефте-долларовый дождь оросил не рыночные реформы, а жалким ручейком потек на затыкание социальных дыр и мощным потоком на расхищение и на создание привилегированного положений действующей власти. Это, конечно не радует, но еще более огорчает, что нового видения реформирования рынка нет и у тех, кто, так или иначе, претендует на власть. Все знают, как «эффективно» потратить поток заграничных денег, но никто не говорит, как создать мотивацию для собственных граждан, поскольку только внутренние неиспользуемые сейчас в полную меру предпринимательские ресурсы способны сотворить собственное экономическое чудо.