http://www.funkybird.ru/policymaker

А кто у нас будет брандмейстером?

Дмитрий Медведев лично отказал то ли 20, то ли 50 тысячам косовских сербов в получении российского гражданства, заявив, что это противоречит российскому законодательству. Впрочем, ссылки на конкретные законы не прозвучало и в чём, собственно, противоречие – президент не объяснил.

Вообще-то отказ от предоставления российского гражданства в массовом порядке больше похож на политическое решение, а не на правовое. Возможно, сказалось давление, оказанное на Кремль со стороны Госдепа США. И неспроста – в последнее время американские компании регулярно и активно поддерживают медведевский проект в «Сколково»: инвестиции обещают быть просто фантастическими.

Западный истеблишмент вместе с пряником (то есть инвестициями) предложил и кнут: сделал вид, что окончательно сбросил со счетов Медведева как политического игрока на мировой арене. Об этом свидетельствуют и пресса, и личное восприятие, как его называют там, «пока ещё президента». Медведев в долгу не остался. Комментируя участие в выборах и мнение о них иностранных наблюдателей, президент отметил: «Как выглядит наша политическая система – не их там дело…»

Такой залихватский «комментарий» отражает состояние внутренней обиды президента нелояльностью его западных партнёров. А параллельно – поиск взаимности у его новых друзей из «Единой России».

В этой связи перспективы так называемого Большого правительства, о котором теперь говорят всё меньше, становятся туманными. Всё резко изменилось с массовыми протестами по всей стране против фальсификации голосования на выборах 4 декабря. «Единая Россия» из «партии победителей» в восприятии значительной части голосующих избирателей или, как их теперь называют, «рассерженных горожан» превращается в команду махинаторов, которым с национальным лидером не по пути. Причём такое восприятие, похоже, становится актуальным даже без помощи Госдепа США. Хотя он всегда готов заранее объявить российские выборы, «проведённые с серьёзными нарушениями» ещё до окончания подведения их итогов.

Но если ЕР на выборах не победила, то и Путин, будучи избранным президентом, фактически освобождается от данного Медведеву 24 сентября слова сделать его премьером. Тем более что мнение «рассерженных горожан» тут совпадает с мнением его ближайших соратников по исполнительной вертикали: за редким исключением, региональные списки единороссов с их участием не дотянули не только до 50–55%, но и до 35–40%.

Таким образом, аппетиты «медведевцев», ждущих компенсации за упущенную «президентскую» выгоду, занятием ключевых экономических постов в его кабинете могут и не удовлетвориться. Причём в медиапространстве под это сразу же была подведена и идеологическая основа: в качестве экономических игроков члены команды Медведева, то есть сотрудники его администрации, явно «не тянут».

В результате, как говорят, наметивших себя в качестве министров А. Дворковича(Минэкономразвития), К. Чуйченко (Минэнерго) и других – может ожидать, как говорится, серьёзное разочарование. Проект с «медведевским правительством», скорее всего, не будет реализован под давлением общественного мнения.

Не стоит забывать, что обещание Путина назначить Медведева премьером всё-таки дано, а ВВП – человек слова. Только вот окружению нынешнего президента лидер «Единой России» ничего не обещал, идея расширенного состава кабинета министров принадлежит, похоже, только Медведеву. Ему и придётся разбираться со своими недовольными соратниками в мае 2012 года. Разумеется, если все они переживут март 2012-го.