http://www.funkybird.ru/policymaker

Кадровый, интеллектуальный и идеологический потенциал у «левых»

Некоторые признаки новой философии в формировании исполнительной власти мы уже видим

В российских СМИ прошла информация о том, что Кремль начал предварительные консультации по составу будущего правительства с парламентскими партиями, сделав, таким образом, шаг к формированию коалиционного правительства после президентских выборов.

В новейшей истории был только один прецедент правительства, которое можно назвать коалиционным

Я думаю, что это – достаточно удачный ход со стороны Кремля. Несмотря на то, что пока не идет речи об официальном заявлении, сам факт того, что такого рода информация вброшена, говорит о том, что это решение обсуждается. Оппозиционной общественности предлагается примерить на себя разные варианты коалиционного участия в правительстве. Теперь – несколько слов о том, почему я считаю этот ход удачным. Самая простая и очевидная причина имеет чисто политтехнологический характер. Это позволяет Путину подчеркнуть свое преимущество и превосходство по отношению к оппонентам и конкурентам. Таким образом он дает понять электорату и своим оппонентам, насколько незначительны шансы последних на успех. Соответственно, они объективно заинтересованы в том, чтобы усилить позиции своих партий в новой будущей конфигурации исполнительной власти. Это – хороший способ частично нейтрализовать остроту критики со стороны оппозиции, сделав достаточно незначительный шаг ей навстречу. К тому же на данный момент этот шаг ни к чему не обязывает.

Второй момент имеет политический характер, и он даже более важен. Понятно, что институт коалиционного правительства нашей конституционной моделью не подразумевается. Или, скажем, он может возникнуть скорее как исключение, чем как правило. По сути, в нашей новейшей истории был только один прецедент правительства, которое можно назвать коалиционным. Речь идет о кабинете Примакова – Маслюкова. Сегодня у единороссов есть думское большинство для того, чтобы утвердить любую кандидатуру на пост премьер-министра. В свою очередь, у президента и премьера есть все полномочия для того, чтобы полностью самостоятельно формировать кабинет министров. Однако для того, чтобы обеспечить более высокий уровень доверия к исполнительной власти, необходимо создавать коалицию в широком смысле слова. Коалицию разных общественных и политических сил вокруг тех или иных программ развития страны.

Важно, что в качестве партнеров по неформальной коалиции рассматриваются левые партии

Мне представляется важным, что в качестве партнеров такой неформальной коалиции рассматриваются левые партии, которые получили достаточно значительную поддержку со стороны избирателей. Это – новый акцент в концепции формирования правительства. Потому что, начиная с первых лет путинского президентства, в кабинете министров были в основном представлены правые либералы, и их роль была подчас очень значительной (по крайней мере, в социально-экономическом блоке), тогда как спектр левых политиков и экономистов фактически был отстранен от формирования курса исполнительной власти и от практического управления. Подспудно это обосновывалось недоверием к левому популизму, хотя аргументы относительно заведомой некомпетентности и безответственности левых политиков или экономических идеологов абсолютно несостоятельны, потому что то же самое правительство Примакова – Маслюкова, самое левое из постсоветских правительств, оказалось одним из самых успешных.

Взять того же Сергея Глазьева. Как экономист он принадлежит к левому направлению. При этом он является не просто компетентным и квалифицированным экономическим идеологом, но и доказал свою состоятельность в качестве управленца и организатора. Я имею в виду его деятельность в рамках комиссии Таможенного союза. Поэтому кадровый, интеллектуальный и идеологический потенциал в левом спектре политического поля, безусловно, существует, и его необходимо задействовать в целях обновления исполнительной власти.

Некоторые признаки новой философии в формировании исполнительной власти мы уже видим

Понятно, что речь идет о во многом предвыборном сюжете. Но мне кажется важным, чтобы те или иные группы общества использовали его для того, чтобы внести в новую конфигурацию исполнительной власти элементы коалиционности. Кстати говоря, некоторые признаки новой философии в формировании исполнительной ветви власти мы уже видим. Речь идет о назначении двух политических фигур на должности вице-премьеров. Речь идет о людях, которые имеют свой политический образ, могут самостоятельно коммуницировать с обществом и брать на себя часть ответственности в подведомственных им сферах. Речь идет о назначениях Дмитрия Рогозина и Владислава Суркова. В рамках прежней кадровой философии это – достаточно нетипичные назначения.

Если некоторые другие знаковые посты в исполнительной власти займут люди со своей политической репутацией, но при этом, безусловно, профессионалы, имеющие необходимый опыт и квалификацию, это позволит власти выстроить более сбалансированную конструкцию, потому что очень важно, чтобы в исполнительной власти были представлены люди, способные вести самостоятельный диалог с обществом и взять на себя свою часть ответственности за проводимую политику. Ситуация, когда вся ответственность замыкается на первое лицо, на самом деле неблагоприятна как с точки зрения эффективности управления, так и с точки зрения политических рисков.