http://www.funkybird.ru/policymaker

Ближневосточные альянсы. Специальный репортаж Пашкова

В израильских СМИ уже не раз возникала информация, что готовится нападение на Иран, Тегеран же на это отвечает, что на язык силы готов ответить тем же и никогда не капитулирует. Об этом, например, президент Исламской Республики Иран Махмуд Ахмадинежад рассказывал народу в минувшую субботу, выступая с речью по случаю празднования 33-летия Исламской революции. На праздновании присутствовали не только иранские высокопоставленные лица.

Тегеран празднует 33-летие Исламской революции. Толпы людей, плакаты с духовным лидером, творцом режима Аятоллой Хомейни. На трибуне — президент Махмуд Ахмадинежад, он говорит об атомной программе и обещает вскоре сообщить об очередных значительных достижениях в ядерной сфере: «В ближайшие несколько дней мир станет свидетелем очень серьезных достижений в атомной энергетике».

Рядом с ним стоит лидер движения ХАМАС в секторе Газа Исмаил Ханиа. Здесь он гость. Ханиа обещает, что его движение ни при каких обстоятельствах не признает Израиль. Площадь скандирует: «Смерть Израилю, смерть Америке».

Израиль тестирует систему противоракетной обороны: «Железный купол» — против ракет малой дальности, американский «Пэтриот» и свои собственные противоракеты «Хэдс-1» и «Хэдс-2» — средней и большей дальности. Они должны сбить «Скады» противника на подлете за пределами страны.

Одновременно в пустыне Негев на специально подготовленной базе, с высокой точностью имитирующей некий исламский город, отрабатывают тактику диверсионных действий парашютисты из элитных частей. В командном центре можно следить за каждым бойцом, так как везде, даже на амуниции солдат, установлены камеры слежения, а лазерный луч прицела позволяет понять, поражена ли намеченная цель. Военная машина Израиля готовится к большим событиям.

Не носящий мундиры министр обороны Эхуд Барак — сейчас политик, а в прошлом спецназовец, солдат номер один — сообщает на Герцлийской конференции, что в ближайший год Израилю придется принимать очень тяжелые решения, сравнимые с теми, какие его страна принимала в 1948 и 1973 годах.

15 мая 1948 года Давид Бен-Гурион объявляет о создании еврейского государства Израиль — объявляет, зная, что за этим последует интервенция сопредельных арабских стран, способная уничтожить едва появившуюся на карте мира страну.

Осень 1973 года, война Судного дня. Египетские пехотинцы прорывают укрепленную приграничную линию и развивают наступление вглубь израильской территории. Позже премьер-министр Голда Меир расскажет, что в эти дни руководство всерьез обсуждало возможность применения некоего таинственного «оружия Судного дня», чтобы спасти Израиль от уничтожения.

Исследователь, специалист и аналитик в области противоракетной обороны и космических войн Таль Инбар вертит в руках новую иранскую купюру в 5000 реалов. На ней изображен спутник, не так давно выведенный на орбиту космическим агентством Исламской Республики Иран. «Спутник, который запустил Иран, никого не интересует. Это маленькая, так скажем, коробочка. Что важно для наблюдателей, так это, конечно, ракетоноситель, способный вывести его на орбиту. Очевидно, что тот, кто смог запустить спутник, сможет, немного изменив ракету, дойти до наземных целей на очень уделанном расстоянии», — пояснил он.

За каждым действием Ирана здесь наблюдают под лупой, причем, в буквальном смысле. В кабинете Таля Инбара увеличенный снимок из космоса. Это ядерный центр «Арак». Отчетливо виден объект по обогащению урана. По данным израильской армейской разведки, Иран обладает сегодня четырьмя тоннами урана, обогащенного до 3,5 процента, и 100 килограммами урана, обогащенного до 20 процентов. Для создания бомбы необходимо 90-процентное обогащение, и командующий армейской разведкой генерал Авива Кахани утверждает, что приказ о получении оружейного урана иранские атомщики уже получили.

Военный аналитик Андрей Кожанов считает: «Вопрос в том, какое окно времени существует у Израиля и у международного сообщества. Все оценки говорят о том, что с момента принятия политического решения о создании [Ираном] ядерного оружия международное сообщество должно будет принять решение в течение полугода».

В Тегеране чувствуют страх Тель-Авива, и подливают масло в огонь. Духовный и, очевидно, не только, лидер страны Аятолла Хаминаи заявляет, что вооруженным силам Ирака достаточно девяти минут, чтобы Израиль прекратил свое существование.

Глава парламентской оппозиции, лидер партии »Кадима» Ципи Ливни уверена: «В Иране есть горючая смесь — не просто стремление к ядерной бомбе, но и лидеры, которые говорят об уничтожении целой страны. Они отрицают Холокост, и именно эта смесь и является смертельно опасной угрозой».

Угрозы аятолл вызывают скепсис израильских военных, но сеют панические настроения среди обывателей. Чемпионом израильского YouTube стал любительский ролик, имитирующий ядерный удар. На видео семья бежит из дома, спасаясь от массированных бомбардировок, ракеты разной степени мощности взрываются на открытой местности, контуженого ребенка выносят на обочину, туда же доставляют раненого осколком в живот военного. Над землей поднимается огромный гриб ядерного взрыва, и на этом видеозапись обрывается. Очевидно, что относительно иранского атома в израильском обществе сложился консенсус.

Военный аналитик Андрей Кожанов поясняет: «Фактически, мы будем иметь дело с режимом, который попытается изменить геополитическую карту Ближнего Востока, распространить свое влияние на все страны, которые здесь находятся. И в этот момент он будет — этот режим — неприкасаем».

Политики говорят о санкциях, но традиционно добавляют, что не исключаются никакие сценарии решения проблемы иранского атома. Советник премьер-министра Израиля Олег Сельский отметил: «Мы на самом деле должны увидеть, насколько эти санкции будут эффективны, потому что пока это только решение. Мы должны проверить временем эти санкции и, естественно, Иран должен знать, что все опции, все возможности актуальны. И только тогда он сможет прекратить свою программу».

11 января погибает 32-летний профессор Мустафа Ахмади-Рашан. Его автомобиль взлетел на воздух. Физик был одним из руководителей атомного центра в Натанзе. Он стал шестым среди иранских ученых, погибших и таинственно пропавших за последние годы. Два месяца назад взрыв прогремел в Исфахане на комбинате по обогащению урана. Спустя несколько недель сообщили о новом взрыве на заводе в Язде, где, по непроверенной информации, изготавливали центрифуги для обогащения ядерного топлива. Тогда же компьютеры иранских ядерных исследовательских центров вывел из строя некий таинственный вирус «Стакснет».

Руководитель программы изучения космоса Института аэронавтики и исследования воздушного пространства Таль Инбар уверен: «Между сильным и серьезным ударом, кто бы его ни совершил, и отказом от удара есть еще много промежуточных возможностей. Например, технические неисправности или люди, которые занимаются атомной программой, и вдруг исчезают. Все это тоже задерживает создание иранского ядерного потенциала».

Ключевые объекты иранской ядерной программы в Израиле известны, их 17. Основные заводы, центрифуги и лаборатории расположены в Араке, Натанзе и Форда. В случае, если Тель-Авив пойдет по силовому пути, то истребители сопровождения «Фалькон» и бомбардировщики полетят одним из трех возможных маршрутов: через Турцию, что маловероятно, учитывая испорченные отношения между странами, через Сирию, но это неизбежно длинный маршрут, или через Иорданию и Ирак. Эксперты останавливаются на последнем варианте.

Ведущий аналитик Института национальной безопасности Шломо Брон пояснил: «У Израиля есть военные и организационные возможности атаковать цели в Иране, несмотря на его удаленности. В среднем, это 1400-1500 километров от Израиля. У Израиля есть все необходимое для возможного удара. Мне кажется, что не будет большой проблемой пересечь воздушное пространство сопряженных государств. На самом деле, в какой-то степени сегодня это сделать еще проще после того, как армия США вышла из Ирака. Можно пролететь над Ираком, так как молодая армия этой страны еще находится на стадии становления, у них нет никаких средств воздушной защиты».

Историческое «дежа вю»: это уже было в 1981 году, 7 июня. Звено израильских истребителей и 8 бомбардировщиков вылетели с базы на Синае и взяли курс на Багдад. Малая высота позволила избежать радаров. 16 бомб — одна к одной — сравняли с землей иракский центр по обогащению урана.

«В 1981 году это был удар по наземной единичной цели, который остановил ядерную программу Ирака на долгие годы. В иранском же случае все намного сложнее. Там цели разбросаны, спрятаны глубоко под землей. Только недавно мы слышали заявление США о том, что они не располагают ракетой настолько сильного заряда, чтобы она поразила цель так глубоко под землей», — рассказал Таль Инбар.

Множество объектов в Иране, их надежная защищенность потребует в случае атаки нескольких волн авианалетов. Военный аналитик Андрей Кожанов считает: «Если брать вообще арсенал того, что существует в распоряжении ВВС и не только ВВС, то, конечно, это так называемая Bunker Busters, бомбы повышенной способности пробивать защищенные объекты.

Bunker Busters 1000-килограммовые бомбы, пробивающие 40-метровую толщу бетона. Они есть на вооружении армии Израиля, но основной арсенал — у ВВС США. Без согласия своего стратегического союзника израильтяне вряд ли будут бомбить атомные объекты Ирана. «Конечно, мнение и реакция Соединенных Штатов очень важны. Реакция всего мира важна, но Соединенных Штатов в особенности, так как они давний стратегический союзник. Это в русле наших теплых отношений и интересов», — уверена Ципи Ливни.

Иран может ответить. Ракеты класса «земля-земля» средней дальности — «Шихаб» и «Саджиль» — способны поразить любую цель на территории Израиля. У Корпуса стражей Исламской Революции их много, но они имеют проблемы с наведением. Израильская ПРО, проводящая в последнее время учения в режиме «нон-стоп», очевидно, готовится к такому сценарию. «Сложнее с ракетами малой дальности: 15 секунд подлетного времени слишком мало, но ракеты, летящие 1000 километров до цели, мы способны выявить, и уничтожить», — признал израильский военный.

Союзниками Тегерана могут выступить ливанские отряды «Хезболлы», уже превращавшие в ад жизнь северных израильских городов в дни второй ливанской войны. Сегодня на вооружении этих шиитских боевиков находится до 60 тысяч реактивных ракет, способных долететь и до Тель-Авива. Бригады ХАМАС и «Исламского Джихада» в Газе сделают мишенью двухмиллионный израильский юг. Но даже при этом вариант появления у Тегерана атомного оружия здесь остается неприемлемым, ибо он откроет ящик Пандоры, вызвав ответные и законные желания владеть смертоносной бомбой и у королевского дома саудитов, и у египетских военных, и у нейтральной до поры Иордании. Неустойчивость ближневосточных режимов и слабость границ гарантируют в этом случае попадание «атомного бича» в руки непредсказуемых лидеров отрядов джихадистов, и это будет лишь вопросом времени.