http://www.funkybird.ru/policymaker

Андрей Колесников: почему Путин не Сталин?

Кандидат в президенты Владимир Путин, когда у него предвыборные кампании достигают пика, начинает разговаривать тоном комбата, с одним пистолетом идущего на врага с криком «За Родину! За Сталина!» С той лишь разницей, что войны нет, врага нет, а на повестке дня задачи мирного строительства. Так было, когда осенью 2007 года в тех же «Лужниках» он боролся с призраками внешней агрессии и внутренней пятой колонны. Тогдашняя речь была названа «Триумфом Вовы» — с очевидной аллюзией на «Триумф воли» Лени Риффеншталь. Это там, кстати, было среди прочего, сказано и о «шакалящих» у посольств, и о том, что «вот сейчас еще на улицы выйдут. Подучились немного у западных специалистов…».

Прошли годы, смеркалось. А со времени появления Путина на политической сцене и вовсе миновало 12 с половиной лет. А враги все те же, они по-прежнему у ворот, и снова сжимается кольцо. И опять Путин давит на одну и ту же «слезную железу» избирателя — оборонное сознание, столь хорошо известное советскому человеку со времен Сталина. «Битва за Россию продолжается. Победа будет за нами!» — кричал Путин в «Лужниках»-2012. Но на этот раз даже и не уточнил, с кем ведется эта битва. Это как с тезисом о распродаже России: кто-то ее распродал, но вот кто именно — и кому и куда приходить за своей долей?

Правда, есть еще те, кто «заглядывают за бугор» и «бегают налево», но у них есть шанс исправиться. При этом «мы не допустим, чтобы кто-нибудь вмешивался в наши внутренние дела». Эту мантру Путин, как монах, произносящий «Ом», твердит уже 12 лет. Но кто же этот, который «кто-то кое-где у нас порой»? Примерно так же изъяснялся товарищ Сталин, например, на XVII партсъезде в 1934 году: враги «получат сокрушительный отпор, чтобы впредь неповадно было им совать сове свиное рыло в наш советский огород (гром аплодисментов)».

Вот откуда эта путинская риторика. Оттуда же и всякие там «острова стабильности». Как говорил вождь и учитель за 74 года до кризиса 2008 года: «Среди этих бушующих волн экономических потрясений… СССР стоит отдельно, как утес».

Но в то же время Путин, вопреки риторическому сходству, ни разу не Сталин. Потому что товарищ Сталин победил врагов и решил вообще все проблемы к тому самому «съезду победителей», XVII партсъезду. А товарищ Путин возится (или, если быть ближе к его вокабуляру, чикается) с врагами до сих пор, хотя еще в 2007 году обещал с ними разобраться. И судя по его циклу статей, практически не решил ни одной проблемы из числа тех, которые были поставлены еще в 2000 году.

Мы вот все гадаем, закрутит наш вождь и учитель гайки после 4 марта или, наоборот, раскрутит. Скорее всего, не сделает ни того, ни другого. Есть такая реальная история, которая описана в мемуарах Генри Киссинджера. Брежнев рассказал Киссинджеру известный анекдот-притчу о царе, который вынес вердикт: «Казнить нельзя помиловать» и предложил поставить запятую в удобном месте. Как иронически заметил легендарный американский политик, русские, скорее всего, склонны реализовывать оба сценария, то есть одновременно ставить запятую и после «казнить», и после «нельзя».

Ровно этим занимался Путин 12 лет, и этим же он, как раб на галерах, станет заниматься в следующей шестилетке.

И именно поэтому Путин — не Сталин.