http://www.funkybird.ru/policymaker

Компот из сетевых хомячков

За неделю до выборов президента России предвыборная кампания превратилась в какой-то совершенный компот. Оппозиционеры просят выделить им место и время на митинги «За честные выборы», которые пройдут после окончания подсчетов голосов. Видимо, изначально предполагается, что подсчет будет неверным. Против тех, кто выступает в поддержку Владимира Путина, разворачивается настоящая информационная истерика, взять хотя бы скандал вокруг Чупан Хаматовой, которую изобразили то ли дурочкой, то ли мученицей. Алексей Калягин в своей статье в «Российской газете» назвал происходящее травлей.

Так сложилось, что значительная часть агитации идет через русский сегмент интернета. Действительно, отсутствие цензуры, возможность обмениваться мнениями и новостями в прямом эфире, сетевая структура социальных связей, когда каждый перепост разносится все дальше среди «френдов», — все это делает всемирную сеть идеальным средством коммуникации в любой информационной кампании.

Кампания, которую проводят оппозиционеры против действующей власти в лице Владимира Путина, использует все средства воздействия на пользователя интернета. А эффект «эха», который возникает от многократной трансляции одних и тех же мыслей, идей, лозунгов, картинок и лиц, создает ощущение массовости протеста, лавинообразно накрывая аполитичного сетевого «хомячка», который, отражая и отражаясь во всех этих зеркалах перепостов и пруф-линков, начинает чувствовать свое величие.

Это крайне любопытный психологический эффект — когда разрозненные члены социума, находясь физически в отдалении друг от друга, по факту обладают психологией толпы со всеми выходящими особенностями данной психологии. Прежде всего — агрессивностью и эмоциональностью.

Эта толпа, собираясь вместе уже не только на страницах форумов, но и физически, испытывает экстаз, близкий к религиозному. И для этого даже нет необходимости проводить специальный «разогрев», что показало «единение» на Болотной. Химически, организм человека в ходе такого вот «единения», выделяет вещества, приводящие к эйфории. После чего члену толпы хочется испытать этот эффект еще и еще. В этом секрет значительно числа публичных мероприятий, проводимых издревле для укрепления лояльности к власти: скармливание львам христианских младенцев и гитлеровские факельные шествия не зря повторялись с достаточной регулярностью. Не стоит забывать, что интернет-толпа имеет еще уникальное свойство: многие рядовые члены ее анонимны, скрыты за псевдонимами. То есть, помимо эффекта толпы, есть еще и эффект от причастности к некоему чуть ли не тайному обществу. Это ощущение, безусловно, искусственное, усиливается еще и бесконечными перепостами о «кровавом режиме» и подтверждается опытом некоторых провокаторов по «отсидке» — как правило, не более 15 суток.

Но для тех, кто уже отключил критическое мышление, впав в эйфорию от эффекта толпы, дополнительная стимуляция психики необходима, как доза для наркомана. Такие люди заводят несколько аккаунтов в социальных сетях, ведут агитационную работу на небольших дискуссионных площадках местного или федерального значения. В литературе этот психологический эффект описан М. Горьким в рассказе «Данко». Автор очень правдиво изобразил, как видит мир и свою роль в нем такой носитель истины, каким является вовлеченный в процесс психологической обработки участник информационной кампании в интернете.

Очевидно, что, чем ближе дата выборов, тем интенсивней становится информационный поток. Следовательно, накал страстей нарастает, описанные выше эффекты обретают синергию. После чего должен последовать апофеоз. Предпочтительней в виде столкновений с силами правопорядка, перерастающих в погромы, хаос и т.п. После чего власти вынуждены отреагировать более жестко, на что у них может не хватить политической воли или исполнителей.

Впрочем, не факт, что синергия выйдет достаточно мощной, чтобы обеспечить режиму подлинную, а не виртуальную кровавость. Но ведь до выборов еще целая неделя, а организаторы процесса не зря кушают свои бургеры.