http://www.funkybird.ru/policymaker

А был ли мальчик? Оккупация Эстонии — миф из ничего

«Разведка Эстонии имела с нами очень тесные связи.Мы постоянно оказывали ей финансовую и техническую помощь. Деятельность эстонской разведки была направлена исключительно против Советского Союза. Начальник разведки полковник Маазинг ежегодно приезжал к нам в Берлин.»
Из показаний начальника отдела «Абвер-I» Г. Пиккенброка, 25 февраля 1946 г.46

Неко
орые люди не только в мире, но даже в России, и ее временно оккупированных сепаратистами частях, утверждают, что СССР оккупировал Прибалтику. Любому, мало — мальски образованному человеку это смешно слушать. Существуют же тысячи документов и свидетельств той недалекой эпохи, которые однозначно доказывают, что Эстония и Латвия сделали все от них зависящее, чтобы вернуть отторгнутые в 20 м году русские земли обратно в сотав России. Абсолютно добровольно, с открытыми глазами, несвязанными руками и полным пониманием такой необходимости.

Все те ошибочные и предательские по отношению к нашей земле и народу шаги, которые в 30 -е годы предпринимало Правительство ЭР и диктатор Пятс не могли привести к другому результату. Эстония металась в тисках нищеты, диктатуры и в преддверии полного коллапса. И когда Гитлер отверг ее притязания на союз с Рейхом, как равным партнером, а в Эстонии сложилась такая ситуация, что народ уже не хотел продолжать голодать и жить в страшной нищете, а правительство не могло обеспечить хоть минимальный доход и стабильность, в условиях политических репрессий и диктатуры, Советский Союз был очтасти вынужден протянуть руку помощи народу Эстонии.

«Интерес СССР к обеспечению безопасности Прибалтийских стран обусловлен главным образом страхом перед Германией, а не вследствие его злых намерений в отношении балтийских стран, как многие предполагают.»
Директор департамента МИД Великобритании У. Стренг, 22 августа 1939г.

10 июля 1939. Из отчета британского консула о встрече с министром ИД Эстонии Сельтером:

«…Я обвинил эстонцев в неблагодарности и глупости. Они обвиняют Великобританию в том, что «она продает» их большевикам в тот момент, когда мы еще ни в чем не поставили под угрозу их суверенитет, а наоборот, уже почти три месяца сражаемся за интересы Эстонии. Они открыто высказали свое недоверие и неприязнь к Советской России; упрекая нас в том, что мы бросаем их на произвол судьбы, они усложняют положение правительства Его Величества и подтверждают уверенность Советов в том, что Прибалтийские страны не запросят помощи до момента, когда будет уже слишком поздно. Как я уже докладывал своему правительству, последние несколько лет известные эстонские государственные деятели неоднократно заявляли мне, что приняли бы германскую помощь для отражения агрессии со стороны Советского Союза, но не приняли бы .помощи от Советов в случае агрессии со стороны Германии. Я сказал, что это не является полным нейтралитетом и может дать Советскому правительству основания настаивать на том, что эстонское правительство не компетентно решать вопрос о запросе помощи. Более того, добавил я, имеют место не только нападки на Великобританию, но мне известно о склонностях Эстонии к прогерманской ориентации. Я не думаю, что эстонское правительство либо большинство эстонского народа настроено прогермански, однако деловые круги, богачи и военные явно склоняются к этому. Правительство Эстонии может способствовать прогерманским настроениям, принимая множество германских официальных лиц — Канариса, Бентевилла(полковник абвера), фон Клейста, Беминга и т. д…»

«Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи»
Директива о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1939-1940 гг. А.Гитлер

7 июня 1939 года в Берлине был подписан Договор о ненападении между Германским Рейхом и Эстонией. Подписи под договром поставили министр иностранных дел Эстонии Сельтер и министр иностранных дел Германии Риббентроп. Договор был очень краток (содержал всего две статьи) и указывал, что обе стороны не будут применять силу одна против другой ни при каких обстоятельствах. Срок договора составлял десять лет, с автоматическим возобновлением на новый десятилетний период, с одной лишь оговоркой, что договор не будет действителен в случае истечения срока действия договора о ненападении между Рейхом и Латвией, заключённого в тот же день. На следующий день посланники Латвии и Эстонии были приняты Гитлером и обсудили сотрудничество в экономической сфере.

Для Германии цель договора состояла в предотвращении западного и советского влияния в балтийских государствах Балтийские государства должны были служить препятствием против вмешательства СССР на основании планировавшегося трехстороннего Англо-французско-советского договора, о заключении которого велись сторонами переговоры, в планировавшееся вторжение Германии в Польшу, в случае провала переговоров Рейха и Польши по Данцигу.

Германия предложила заключить договоры о ненападении с Эстонией, Латвией, Финляндией, Данией, Норвегией и Швецией 28 апреля 1939 года. Швеция, Норвегия и Финляндия отказались. Черновики договоров были готовы в начале мая, но подписание было отложено дважды, так как Латвия запрашивала уточнения.
Как мы видим, Советский Союз пока еще даже не пытался заключить точно такой же договор о ненападении с Германией, надеясь на адекватность и разумность Англии и Франции. А в это время эстонцы УЖЕ имели договор с Германией, который позволял Германии мгновенно основать плацдарм в 100 км от Ленинграда, на местности, которая не позволяла создать УР и препятствовать блицкригу и захвату Ленинграда на следующий же день после начала войны Союза с Германией. Пакт Сельтера — Риббентропа содержал секретное приложение, в частности статью: «требующую от Эстонии координировать с Германией все оборонительные меры против СССР».

Советский Союз пошел на заключение Договора о ненападении с Германией ЛИШЬ 23 августа 1939 года, то есть на ДВА С ПОЛОВИНОЙ МЕСЯЦА позже Эстонии и Латвии, которые начали переговры с Германией еще в апреле, а подписали Пакт о ненападении, так сказать пакт Сельтера — Риббентропа уже в начале ИЮНЯ 1939 года.

Теперь понятно, почему консул Британии так упрекал и распекал эстонского министра Иностранных Дел Сельтера? Потому что пакт Сельтера — Риббентропа однозначно трактовал выбор Эстонии в пользу военно-политического сотрудничества с Германией и фактически являлся ее отказом от нейтралитета. Такая позиция лимитрофии практически и дипломатически являлалсь недружественным актом по отношению к Британии и особенно Советскому Союзу. Всем сторонам было очевидно, что в случае конфликта с Гитлером, Эстония незамедлительно становилась участником военного Союза Германии (Стран Оси).

А как же проходили сентябрьские переговоры между Таллином и Москвой по заключению Договора о взаимопомощи, к которому эстонскую сторону ВЫНУДИЛИ представители Германии? Протоклы рассказывают так:

«Делегация Эстонии прибыла в Москву вечером 27-го сентября. В тот же вечер начались переговоры в Кремле, во время которых на эстонских представителей вновь оказывалось сильное давление. Ссылаясь на потопление «Металлиста», Молотов выдвинул дополнительное требование: Эстония должна предоставить Советскому Союзу право разместить на ее территории войска в количестве 35 000 человек. Члены делегации Эстонии возражали против этого предложения, подчеркивая, что это означало бы по существу оккупацию Эстонии. Вслед за тем в переговоры включился И. Сталин, который после длительных споров согласился уменьшить количество размещаемых в Эстонии войск до 25 000 человек. Эстонская делегация проконсультировалась с Таллинном и получила от правительства инструкцию согласиться с дополнительными требованиями.

Переговоры в Кремле возобновились 28-го сентября в 13.00. При согласовании формулировок была достигнута договоренность о том, что база флота будет создана не в Таллинне, а в Палдиски.

Вечером в 22.00 началось заключительное заседание советско-эстонских переговоров. Советско-эстонский договор о взаимной помощи был подписан в последние минуты 28-го сентября. Этому предшествовали споры о Таллинне как базе флота, о размерах советского военного контингента и сроках ратификации пакта. Поднимая бокал после подписания пакта, И. Сталин сказал по-эстонски «да здравствует Эстония» и «да здравствует Пятс». К. Сельтер предложил тост за здоровье И. Сталина, В. Молотова и А. Микояна.

В дополнение пакту о взаимной помощи поздно вечером 28-го сентября в Кремле были подписаны и другие документы. К пакту относился конфиденциальный протокол, в котором уточнялись положения пакта о размерах размещаемого на территории советского гарнизона, временного использования Таллиннской гавани и условиях оказания помощи согласно статье 1-й пакта. Было подписано также эстонско-советское соглашение, которое предусматривало значительное увеличение торгового обмена между двумя государствами. Подписанный одновременно с соглашением дополнительный протокол фиксировал объемы взаимных поставок. Кроме того, министр иностранных дел К. Сельтер и народный комиссар Союза ССР по торговле А. Микоян обменялись записками, в которых подтверждалось согласие правительства Эстонии оказать Советскому Союзу содействие в осуществлении транзитных перевозок через территорию Эстонии.»

Никто никого не пытал и не принуждал. Эстонские власти натолкнувшись на полное равнодушие Германии к своему союзнику — Эстонии, и даже на жесткие требования своего патрона — Гитлера, заключить пакт с Советским Союзом, чтобы не нарушить его дальнейшие планы, ДОБРОВОЛЬНО и по согласованию с ПРАВИТЕЛЬСТВОМ страны заключили соглашение. И все это в условиях, когда эстонское Правительство потеряло поддержку Британии, сблизившись с Гитлером, заключив в июне 1939 года пакт Сельтера — Риббентропа и даже разозлив ее. Таким образом, Советский Союз не только не нарушил ни одного международного закона, но и пошел на значительные уступки на переговорах сторон, что никак не характеризует Советский Союз, как агрессора или оккупанта. Наоборот, этим договором Советский Союз пытался не только обезопасить Ленинград, но и придти на защиту народа Эстонии в случае агрессии против нее, что и произошло в 1941 году.
Из приведенных выше свидетельств и фактов очевидно, что Эстония и Латвия сами, собственными руками создали такую атмосферу для Советского Союза, своими пактами с Рейхом и секретными приложениями к ним, однозначно похоронив свой нейтралитет и опершись на силу Герамнии, передав собственные народы в руки Гитлеру, обеспечив не только удобный плацдарм для наступления Вермахта на Ленинград и Москву, но и предоставив удобную площадку Абверу для проведения разведки против России, а также мгновенной блокады Балтийского моря Кригсмарине и морской атаки на Ленинград с эстонских морских баз в Палдиски и Таллине, что Советскому правительству не только пришлось заключить такой же Договор о ненападении с Германией, но и попросить у Германии гарантий неиспользования Прибалтики в качестве плацдарма для нападения на СССР, обеспечив свое присутствие там.

Рассматривая документы и свидетельства той эпохи, мы смело можем утверждать, что никакой оккупации Советским Союзом Эстонии не было. Советский Союз лишь мягко и вынужденно реагировал на агрессивные и опасные шаги правительств стран Прибалтики в отношении СССР, которые были очевидны не только СССР, но даже Британии. Все шаги предпринятые эстонским правительством были ДОБРОВОЛЬНЫ и согласованны с Президентом Пятсом и министрами правительства. Верхушка Эстонии хотела быть союзником Рейха, тогда как жители городов и рабочие немногочисленных заводов и фабрик, обнищавшие крестьяне и ремесленники желали стать союзниками Советов. Что история и показала на первых свободных выборах в Риигикогу, когда под давлением народа Эстонии, при поддержке Советского и Британского правительств была отменена диктатура и были проведены первые честные и открытые выборы. Результатом выборов стала декларация о создании ЭССР и просьбы от законноизбранного всенародно парламента Эстонии о вступлении ее в Союз ССР. Добровольно и всенародно.