http://www.funkybird.ru/policymaker

«The National Interest»: у Обамы на уме не только Грузия

Грузинские средства массовой информации до сих пор говорят о недавнем визите президента Михаила Саакашвили в Вашингтон. Сам Саакашвили в разговоре с депутатами парламента 13 февраля назвал визит «стратегическим прорывом» в американо-грузинских отношениях.

Это простительное преувеличение. Прошедшая 30 января встреча президентов Обамы и Саакашвили была важна, прежде всего, как свершившийся факт. Саакашвили давно уже добивался встречи с Бараком Обамой в Овальном кабинете, считая это символическим достижением, поскольку с Джорджем Бушем у него были две таких встречи. Что касается Обамы с его показательной оговоркой, когда он начал говорить «Россия», а потом поправил себя и сказал «Грузия», то это очень многое сказало нам о том, что у него на уме. Для Обамы важно иметь возможность защититься от обвинений кандидатов Ромни и Гингрича, заявляющих, что он «бросил Грузию под поезд» из-за своей политики перезагрузки с Россией. Фраза Саакашвили «Я уйду из этого кабинета счастливым» осчастливит и американского президента.

Повестка Обамы

Первым вопросом в повестке было военное сотрудничество. Администрация Обамы попала здесь в затруднительное положение. Пентагон любит Грузию, потому что это буквально единственная страна, готовая посылать все больше своих войск в Афганистан, причем в такие опасные места как провинция Гильменд – и делает это, когда все остальные страны свои контингенты сокращают. Однако Соединенные Штаты делают все возможное, чтобы не поставлять в Грузию оружие – отчасти, потому что это приведет в ярость русских, а отчасти из-за своей уверенности в том, что это вызовет лишь дальнейшую дестабилизацию обстановки в сложном противостоянии с Москвой из-за Абхазии и Южной Осетии. Грузины, со своей стороны, настаивают на новых заявлениях со стороны Вашингтона по поводу своих устремлений к вступлению в НАТО на весеннем саммите альянса в Чикаго.

Результатом этого стала хитрая пляска, в которой грузины говорят об оружии и НАТО, а также активно лоббируют эти вопросы в Конгрессе, а Белый дом оттачивает свою тактику увиливания и неопределённости. После встречи в Овальном кабинете Обама сказал: «Мы продолжим укреплять наше сотрудничество в сфере обороны» и «Соединенные Штаты будут и впредь поддерживать стремление Грузии стать в конечном итоге членом НАТО». Отсутствие ясности в этих словах усиливает впечатление о том, что его администрация будет искать новые формы военного сотрудничества, которые не предусматривают поставки оружия, и что в Чикаго она постарается увильнуть от грузинского вопроса в знак уважения к европейским союзникам, у которых со времен войны 2008 года болезненная аллергия на вступление Грузии в НАТО.

Вторым вопросом в повестке была торговля. В прошлом году объем экспорта США в Грузию составил 538 миллионов долларов, а объем грузинского импорта был равен 176 миллионам долларов. Это в семь раз больше, чем десять лет тому назад, но в то же время, в двести с лишним раз меньше, чем совокупный товарооборот США с Германией, которая в алфавитном списке торговых партнеров Америки стоит после Грузии. Грузинская экономика по мировым меркам ничтожна.

Однако главная новость, которую Обама объявил в Белом доме, состояла в «возможности заключения соглашения о свободной торговле» с Грузией. Это станет огромным политическим трофеем для Саакашвили, поскольку в настоящее время у США нет такого договора ни с одной европейской страной.

Для Белого дома это было то, что он мог предложить Саакашвили вместо нового соглашения в области обороны. И он действует в этом плане очень благоразумно, потому что администрация пытается добиться в Конгрессе отмены поправки Джексона-Вэника. Только после этой отмены американские компании смогут получить те торговые привилегии, на которые они имеют право в отношениях с Россией в соответствии с правилами Всемирной торговой организации. Попытка отменить поправку Джексона-Вэника будет предпринята в начале лета, сразу после предполагаемого возвращения Владимира Путина в Кремль. Это даст Обаме возможность заявить Конгрессу, что бизнес беспристрастен, и что Соединенные Штаты стремятся развивать свободную торговлю не только с Россией, но и с ее злейшим врагом Грузией.

И наконец, эта встреча была очень тесно связана с внутренней политикой Грузии. Интересно то, что именно на эту тему стал говорить Обама после беседы с Саакашвили. Он сказал, что это была важная составляющая приватной беседы в Овальном кабинете.

Здесь Соединенные Штаты опять в затруднительном положении. Безусловно, обычно США стараются не влезать в мелочи внутренней политики других государств. Но Грузия опасно близко подошла к тому, чтобы стать сателлитом Америки, поскольку она является крупным получателем американской помощи, поскольку США обучают ее военных и дают ей политические советы. В Вашингтоне был не только Саакашвили – на той же неделе американскую столицу посетили два ведущих представителя оппозиции. А это значит, что в Грузии будут двойные выборы: одни в самой Грузии, а другие в Вашингтоне.

Дилемма Саакашвили

Политический вопрос номер один в Грузии – это личные намерения Саакашвили. Как только он уйдет в отставку в конце своего президентского срока в будущем году, в силу вступит новая конституция, которая укрепляет позиции премьер-министра. По закону Саакашвили будет вправе занять эту должность, но если он поступит таким образом, это станет ударом по его репутации. В момент, когда он размышляет над этой дилеммой, внутриполитическое давление, подталкивающее его к сохранению власти, соперничает с международными политическими сигналами, призывающими Саакашвили покинуть сцену.

Во время встречи в Овальном кабинете Обама произнес одну бросающуюся в глаза фразу: «Официальная передача власти, которая произойдет в Грузии, на мой взгляд, укрепит многие из тех реформ, которые уже реализованы». Это прозвучало как сигнал о том, что Вашингтон ожидает от Саакашвили отказа от премьерской должности.

Если так, то это был весьма полезный совет Саакашвили, который, однако, еще глубже втягивает Вашингтон во внутреннюю политику Грузии. Похоже, что Грузии предстоит весьма неспокойный в политическом плане год. А поскольку США уже наполовину влезли в ее внутреннюю политику, наверное, им лучше пойти до конца и перестать изображать из себя бесстрастного наблюдателя. Тем более, грузинское общество давно уже подозревает, что многие ключевые решения о его будущем в любом случае принимаются в Вашингтоне.