http://www.funkybird.ru/policymaker

Европе стоит готовиться к новой холодной войне

На этой неделе Владимир Путин сообщил о намерении дать старт масштабной программе перевооружения армии. Предвыборное заявление, которое стало результатом политики Запада по отношению к России.

Владимир Путин воздерживается от воинственных и империалистических заявлений, которых от него так ждут многие плохо понимающие российскую действительность на Западе, и говорит об оборонительной политике. Его последняя статья является наглядным тому примером. Хотя, ее тон, конечно, довольно резок. Как и сам Путин. В то же время его никак нельзя назвать угрожающим.

О чем говорит российский премьер-министр? О том, что Россия, как обладательница «ресурсов глобального значения», не согласна спокойно смотреть на попытки отнять их у нее и с этой целью намеревается укрепить свои силы сдерживания. Он настаивает на усилении мощи страны, защите ее суверенитета и жизненно важных интересов, такую позицию можно с полным на то основанием назвать классической и легитимной (и в целом даже голлистской).

Разумеется, некоторые ответят, что у Москвы все еще есть несколько тысяч ядерных боеголовок, и, значит, ей не нужно наращивать свой ядерный арсенал. Тем не менее, нельзя сбрасывать со счетов устаревание находящегося в строю оружия. Эра стратегических бомбардировщиков (как российских, так и американских) осталась в прошлом. Межконтинентальные баллистические ракеты Р-36М и УР-100Н скоро будут сняты с вооружения. Подводные лодки проекта «Дельфин» и даже знаменитые «Акулы», которые были увековечены в фильме «Охота за «Красным октябрем»», доживают последние годы на боевом посту. К 2020-2025 годам им должно прийти на смену новое поколение техники, которое будет точнее, быстрее и более маневренным. Это автоматически усиливает российский потенциал сдерживания, но не означает стремления к агрессии. Ибо в таком случае агрессором нужно считать и Францию, которая каждый год тратит немалые суммы на поддержание стратегических сил на должном уровне.

Заявления Владимира Путина не означают намерения вернуться в советское прошлое. Наоборот, они говорят о нынешней уязвимости России. Путин прекрасно знает: в 1991 году Красной армии не стало. Ее миллионы солдат, десятки тысяч танков, тысячи боевых самолетов и сотни кораблей оставили военную службу или пошли на слом. В то же время обычные вооруженные силы защищали страну от классического нападения. Без них Россия чувствует себя голой. Москва осознает эту слабость и, как следствие, уделяет повышенное внимание силам ядерного сдерживания. Доказательством этому служит последний вариант российской стратегической доктрины: он предусматривает нанесение превентивного ядерного удара в случае агрессии, которая способна поставить под угрозу независимость государства. Франция, у которой в определенный момент были одни лишь обыкновенные вооруженные силы (в 1970-1980-х годах они были значительно сокращены), понимала, что только ядерное оружие может стать последним способом остановить врага. Такому восприятию отвечает ее концепция «последнего предупреждения».

Кроме того, если мы не хотим, чтобы Россия перевооружалась, хватит создавать ей причины для беспокойства. Но что мы видим? Войска НАТО, которая по договоренности Джеймса Бейкера с Михаилом Горбачевым не должна была расширяться дальше польско-германской границы, сегодня нависают над Санкт-Петербургом со стороны Эстонии.

Североатлантический альянс, который использует все возможные средства, чтобы оправдать свое существование, намеревается развернуть систему противоракетной обороны: по мнению всех мало-мальски серьезных экспертов, направлена она будет не против весьма гипотетической угрозы со стороны Ирана, а против России.

Наконец, Москву упрекают в несоблюдении условий Договора об обычных вооруженных силах в Европе, при том что ее войска отстают во всех областях, как количественно, так и качественно.

Другими словами, у НАТО нет ни малейшего желания идти на компромисс, а европейские комиссары изощряются в способах проявления недоверия в адрес Москвы — Запад делает все, чтобы продемонстрировать России, что ее считают врагом. Так что воспринимать заявления Владимира Путина нужно именно с этой точки зрения. Не забывайте и о том, что он сейчас ведет предвыборную кампанию: его слова предназначены в первую очередь для самих россиян. Для него очень важно говорить об этом понятии державы с электоратом, который с ностальгией вспоминает о великом прошлом и как один человек готов поддержать Кремль, когда дело касается защиты российских интересов за границей.