http://www.funkybird.ru/policymaker

Кого хотят видеть президентом осужденные и подследственные

« Насильники — за Жириновского, а наркоторговцы — за Зюганова».

Сейчас о выборах президента не говорит только ленивый. Иногда мне кажется, что агитация и война компроматов может политься даже из выключенного холодильника. Вроде бы нет в России мест, куда бы не забрел грамотный пиарщик или политтехнолог с объяснениями, почему надо поддерживать того или иного кандидата.

Но приглядевшись к нашей суровой действительности, и исколесив пол-России в столыпинском вагоне (был у меня и такой период в жизни. Журналист все же…), я обнаружил, что никакой работы по предвыборному промыванию мозгов не проводится в следственных изоляторах, тюрьмах и исправительных колониях. Телевизор не в счет. Один «ящик» на сто человек в бараке плюс круглосуточное МузТВ. Это не работает. Так что предвыборных технологий нет изначально. Наверное, за ненадобностью…

Но тогда получается, что именно места заключения являются тем девственно чистым срезом общества, который показывает реальные настроения и пожелания определенной части потенциального электората, хотя и несколько специфического. А интерес к президентским выборам среди людей, лишенных свободы, впервые за последние десятилетия, оказался настолько велик, что начали происходить весьма необычные события.

А именно: впервые за всю историю новой России в лагерях и тюрьмах страны в преддверии мартовских выборов президента сейчас массово идут неформальные голосования, этакие уголовные праймериз, делаются весьма крупные ставки на того или иного кандидата в президенты, включая место в списке и количество полученных процентов. И деньги на кону стоят огромные, не только для лагерей, но и для вольной жизни. Единичные ставки достигают десятков тысяч долларов. И ставят на «своего» кандидата те люди, которые, разумеется, проголосовали бы за него, всемерно его поддерживают и видят в качестве своего президента.

Я беседовал с сидельцами в девяти исправительных колониях с разным режимом и в четырех следственных изоляторах, расположенных в различных регионах России, — от Мурманска до Владивостока. Интерес к президентским выборам, в отличие от предыдущих думских, огромен, и при этом надо учитывать, что сейчас в неволе находится без малого один миллион россиян, и у каждого имеются семьи и близкие .Бесспорно, что те люди, в отношении которых обвинительные приговоры вступили в законную силу, лишены права на голосование (примерно 70% от общего количества находящихся под стражей), но в данном случае нам важен сам факт события неофициальных «уголовных праймериз», проходящих впервые в России и неохваченных никакой статистикой, и функционирования своеобразного всероссийского тюремно-лагерного тотализатора. Не говоря уже о предвыборных настроениях и приоритетах огромной массы граждан России, находящихся за решеткой.

В результате моего исследования получилась весьма интересная картинка, в которой четко прослеживается зависимость лидерства (количество процентов) того или иного кандидата в президенты от уголовного контингента, и от таких «качеств» зеков, как рецидивность (сколько раз отбывал наказания), режим отбывания наказания (общий, строгий, особый), его статус в лагере (блатной, мужик, козел, обиженный), срок и статья уголовного кодекса.

Так в исправительных колониях строгого режима для неоднократно судимых приоритеты разместились следующим образом: Путин — 40 %, Жириновский — 25 %, Прохоров — 20 %, Зюганов — 10%, Миронов — 5%.
Причем, Путина поддерживают в основном судимые по статьям 158 (кража), 126 (похищение человека), 166 (угон автотранспорта), Жириновского — судимые по статьям 105 (убийство), 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), 131 (изнасилование), Прохорова — судимые по статьям 159 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата), 163 (вымогательство), Зюганова и Миронова — судимые по статьям 228.1 (торговля наркотиками), 161 (грабеж), 162 (разбой).
В следственных изоляторах и тюрьмах результаты практически не отличаются от исправительных колоний строго режима для неоднократно судимых.

В исправительных колониях строгого режима для впервые судимых голоса распределились так: Путин — 35 %, Прохоров — 25%, Зюганов — 20%, Жириновский — 15%, Миронов — 5%.
Путина поддерживают судимые по статьям 166 (угон автотранспорта), 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов), Прохорова — судимые по статьям 159 (мошенничество), 174 (легализация, отмывание денег), 210 (создание организованного преступного сообщества), Зюганова — судимые по статьям 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), 209 (бандитизм), 131 (изнасилование), Жириновского — судимые по статьям 228.1 (торговля наркотиками), 105 (убийство), 163 (вымогательство), Миронова — судимые по статьям 131 (изнасилование), 290 (получение взятки), 162 (разбой).

В исправительных колониях общего режима ситуация почти такая же, как на строгом режиме для впервые судимых. За исключением того, что к почитателям Зюганова добавились еще мелкие воришки, а к «прохоровцам» — беглецы из-под стражи. Проценты остаются теми же.

Теперь рассмотрим приверженность к тому или иному кандидату в президенты различных категорий осужденных, исходя из их, так называемого, «образа жизни». Блатные (лица, постоянно живущие преступной жизнью, исповедующие «воровские традиции», неформальные лидеры в местах лишения свободы) в большинстве своем готовы отдать голоса и деньги Жириновскому (70%), Прохорову (20%), Путину (10%). Так называемые, «мужики» (работяги, работающие в промзоне, их в лагерях большинство) поддерживают Путина (50%), Зюганова (40%), Прохорова (10%). «Козлы» (заключенные, обслуживающие лагерное начальство) — отдают голоса Зюганову и Путину (примерно 50 на 50). И совсем уже грустное лагерное сообщество «обиженные» (гомосексуалисты либо изнасилованные за какие-либо очень плохие поступки) в большинстве своем поддерживают Жириновского и Миронова. И пусть эти достойные кандидаты в президенты на меня не гневаются. Я всего лишь констатирую факты.

Теперь давайте вернемся к лагерному тотализатору под названием «выбери Президента» и посмотрим, как он работает. Любой желающий может сделать ставки на такие результаты: Первое «Кто станет Президентом?», второе «В каком порядке распределяться кандидаты в президенты?», третье «Кто из кандидатов, сколько получит процентов?», четвертое «Кто из двух кандидатов получит больший процент голосов?». На первый и второй вопрос имеются, так называемые, «потолки», то есть ограничения по суммам ставок — не более одной тысячи долларов, на третий и четвертый вопрос суммы ставок неограниченны, и, порой, достигают 20 тысяч долларов.

Осужденный желающий поставить деньги на «Выбери Президента» обращается к «смотрящему за игрой», который сообщаем ему соотношения ставок по каждой комбинации и принимает деньги, фиксируя это событие в, так называемой, «точковке» (своеобразном отчетном документе). Причем, играющему сразу же сообщается, что в случае его выигрыша 20 процентов от суммы будет направлена в «общак» для поддержания неимущих, находящихся в больнице, в карцере и на другие нужды уголовного сообщества. «Смотрящий за игрой» имеется, практически, в каждом отряде (в среднем на 100-150 человек), а уже от них деньги на «Выбери Президента» передаются по сложной тюремно-лагерной иерархии и тонкими струйками вливаются в единый мощный поток, несущий в себе миллионы долларов.

Господа кандидаты в президенты, пусть вас не возмущает то, что именно вашу кандидатуру поддерживают те или иные преступники, правонарушители, а, может быть, кто-то и безвинно осужденный. Это ведь тоже потенциальные избиратели. А на избирательных участках судимостями не интересуются, и справку об освобождении тоже не спрашивают…