http://www.funkybird.ru/policymaker

Что немцам хорошо, для русских — гибель государства

Истинная цель «болотной» оппозиции – вовсе не честные выборы, а слом системы сильной президентской власти и переход к парламентской республике в России. Она, эта цель, особенно и не скрывается. В отличие от митинговых активистов, идеологи «болота» пишут серьёзные статьи, дают пространные интервью, где прямо призывают к созыву Учредительного собрания, которому Путин-де должен сдать власть и которое, в свою очередь, должно принять новую Конституцию, а в ней утвердить у нас парламентскую республику.

Заметьте, не народ на референдуме должен принять новую Конституцию – нет, её, согласно их сценарию, принимает некое собрание, невесть из кого состоящее (очевидно, из людей «болота»). Именно об этом откровенно говорят Сатаров, политический советник Ельцина, Шевцова, сотрудница американского фонда Карнеги, Илларионов, бывший у «раннего» Путина советником по экономике, а также им подобные певцы либеральной утопии, под чутким руководством духовного отца новорусской демократии – Михаила Сергеевича Горбачёва.

Но, может, цель у них благая и жить в парламентской республике на самом деле лучше, веселее?

Что ж, давайте посмотрим на парламентскую республику. Давайте, для чистоты эксперимента, посмотрим на лучшую из парламентских республик – на Федеративную Республику Германии. И повод для этого как нельзя более подходящий: в Германии только что ушёл в отставку президент. Причём уже второй за неполные два года!

И в Германии бывают президенты. А не только одна железная канцлерин Ангела Меркель, которая удерживает на своих плечах всю гибнущую в долговых конвульсиях Европу. И президент, как будто, выше канцлера, во всяком случае, по статусу. Но полномочий у германского президента меньше, чем у английской королевы! Президенты у немцев и не правят, и не царствуют (поскольку республика). Зачем же они нужны, спросите вы? А так, для порядку. Порядочного немца хлебом не корми, дай ему порядок в государстве. Президент – символ единства нации, её достоинства и чести. Оба последних президента ФРГ, Хорст Кёлер и Кристиан Вульф, вынуждены были покинуть свой пост под давлением возмущённой их непорядочным поведением немецкой общественности. А мировая общественность узнаёт о существовании этих президентов только тогда, когда они со скандалом уходят в отставку.

Вы всё ещё хотите жить в парламентской республике? Тогда Сатаров, Илларионов и Шевцова уже идут к вам.

Но вернёмся в счастливую и сытую Германию. Что с того, скажете вы, что авторитет номинального главы государства у немцев, и прежде не шибко высокий, при последних двух президентах упал ниже плинтуса? Живут-то фрицы хорошо, богато живут, чтоб мы так жили! Немецкое – значит отличное, разве не так? Кто из нас не разменяет сильного президента в Кремле на «мерс» в личном гараже? Разве что самые идейные альтруисты, а таковых в России, увы, всё меньше и меньше. Всё больше тех, кто будет рад посадить над собой хоть черта лысого, лишь бы тот правил к наивысшей прагматичной выгоде. Весь вопрос в том, выгодней ли парламентская республика президентской – конкретно здесь, у нас, в России, обычным гражданам страны?

Ответ на этот вопрос едва ли порадует сторонников парламентской идиллии. Если в Германии все на самом деле выдающиеся успехи были достигнуты не благодаря, а вопреки сильной центральной власти – собственно, единым государством Германия стала всего чуть более столетия тому назад – то в России всё ровным образом наоборот. Россия сделалась единой и великой именно благодаря решительной, могучей, сосредоточенной в одних руках центральной власти. И вопреки всем центробежным тенденциям, вопреки всем попыткам врагов разделить её, умалить и подорвать авторитет центра. Иван Великий объединял страну и свергал иго, не проводя голосование среди удельных князьков. Пётр Великий реформировал Россию, не ожидая одобрения боярской думы. Екатерина Великая добывала своей державе немеркнущую славу, опираясь на верных соратников и слуг, но не отдавая им страну на откуп.

В России «Великий» – это значит, один. Один – но только тот, кто опирается на весь народ и правит соответственно стремлениям народа. Народа, а не партий, элитных групп и нуворишей!

С древних времен на Руси повелось: главным представителем и защитником народа от произвола бюрократии, от внутренней неустроенности и внешних угроз является правитель – князь, царь, император. Своим статусом главы государства и верховного представителя народа он легитимировал и всю вертикаль исполнительной власти, вносил стабильность и порядок в общественные отношения. Напротив, когда к власти приходили княжеская дружина, бояре, сановники, жизнь государства разлаживалась. И реформы, как показывает история, более всего удавались тогда, когда проводились твердой властью вопреки яростному сопротивлению сил реакции. Из всех современных институтов власти ничто так не соответствует традициям и духу нашего народа, как институт президентства.

Германия формировалась в принципиально иных условиях. То, что для русских хорошо, для немцев – смерть: единовластие у них всегда кончалось очень плохо. Стоило императору «Священной Римской империи» хотя бы попытаться укрепить своё фантомное государство, хоть как-то ограничить самодеятельность князей и вольных городов, как те, чуя свою силу, поднимали бучу, начинали войны, делили даже веру меж собой – везде, всегда страдал народ. Стоило кайзеру (главе, между прочим, вполне конституционной монархии) перетянуть на себя правительственную власть, как началась Первая мировая война. Стоило немцам после этой войны, завершившейся для них национальной катастрофой, согласиться на сильный институт президентства, как этот президент, старый монархист Гинденбург, передал власть нацистам, и те ввергли страну в ещё большие бедствия. Вот и страшатся немцы сильной президентской власти как огня, она для них – источник вечных комплексов и страхов.

А что для немцев хорошо, для русских – гибель государства. У нас ведь уже была «парламентская республика» – или забыли? Причём дважды – менее чем за век! В первый раз она возникла в марте 1917-го, когда думские интриганы вырвали власть из слабых рук последнего императора. За неполные семь месяцев из страны, побеждавшей в войне, они сделали её страной, растерзанной войной. А затем, провалившись везде, где только можно и где нельзя, с лёгкостью невероятной сдали власть большевикам. Те, как люди здравомыслящие, ни о какой парламентской республике, естественно, не помышляли и свежеизбранное Учредительное собрание, не моргнув и глазом, разогнали: «Караул устал». На семь десятилетий парламентская республика в России приказала долго жить. За эти годы страна, собравшись заново, успела провести масштабную индустриализацию, победить в тяжелейшей из войн, вывести в космос человека, в общем, сделаться второй, наряду с Соединёнными Штатами, сверхдержавой мира.

И едва эта сверхдержава пала, парламентская республика неожиданно восстала из мёртвых. Страна проснулась после Беловежья и вдруг обнаружила, что по старой, ещё советской Конституции вся власть принадлежит Советам! Буквально, как и завещал великий Ленин; наверное, он там переворачивался, в своём мавзолее, наблюдая, как глумливо ухмыляется над его заветами история. Вся власть в России оказалась в руках Съезда народных депутатов и Верховного Совета, им формируемого. Это было прописано в тогдашней Конституции!

Но был ещё и президент, всенародно избранный глава государства. По старой Конституции он обладал лишь теми полномочиями, которыми соглашались поделиться с ним «парламентарии». Я беру это слово в кавычки, потому что, по сути, ни Съезд, ни Верховный Совет никаким парламентом, конечно, не были. Советы изначально создавались не как органы народного представительства, а как приводные ремни партийно-политической иерархии, инструменты всевластия аппарата КПСС. Пока Коммунистическая партия была «руководящей и направляющей силой», система работала. Как только партия сошла со сцены, вся система Советов оказалась неработоспособной.

Перетягивание каната между новой президентской институцией и Верховным Советом, рудиментом ушедшей эпохи, продолжалось два года и завершилось осенью 1993-го расстрелом из танков российского Белого дома, где тот заседал. Единственным – но и важнейшим! – позитивным следствием кровавого переворота стало принятие новой Конституции России, которая вернула главе российского государства подобающую роль.

Так что Россия свою президентскую республику по-настоящему выстрадала и в здравом уме от неё не отречётся. Сильная президентская власть – становой хребет нашей государственности. На самом деле, атакуя Путина, коррупционные элиты и прислуживающие им либеральные утописты метят в саму конструкцию сильной президентской власти. Им важно «завалить» не только и не столько Путина конкретно, сколько политический институт, который получает высшую легитимацию непосредственно от народа. Именно ради этого весь сыр-бор, все митинги и все протесты, весь информационный шум и вся «болотная» буза. Для них всего важнее, оседлав волну демократических протестов, надеть на будущего лидера России – кем бы он ни был, хоть Навальный – удушливый парламентский хомут.

На деле это будет означать, что власть окажется парализованной и управление страной – дезорганизованным. В отличие от Германии, в России нет реальных политических партий, нет традиции ответственного парламентского правительства, её элиты безответственны и неуёмно алчны, а её народ – и это главное – в «парламентскую демократию» не верит ни на йоту. Какими бы ни были претензии к президентам России, их рейтинг всегда был, есть и будет выше, чем у депутатов, и надежды людей на президентскую власть всегда больше, чем на парламент. Критикуя Ельцина, Путина, Медведева, люди протестуют не против сильной президентской власти как таковой, а против конкретных действий, против политики того или иного президента. Всё, что они хотят: чтобы избранный ими глава государства употреблял свою власть на благо обычным гражданам, России как целому, а не каким-либо олигархическим кланам.

Российская публичная политика инфантильна, за 20 лет она так и не вышла из пубертатного возраста. Притихшая было в «сытые нулевые» политическая детвора, почуяв слабость власти, сегодня вновь готова к праздникам непослушания. «Не раскачивайте лодку – нашу крысу тошнит», – пишет она на своих плакатах и сама упивается своей креативностью. Действительно, тошнит, с одной только поправкой: под крысами, анчоусами и прочим рабским «быдлом» весёлые проказники с Болотной понимают простой народ, отличный от ленивых толстобрюхих хомяков, спустившихся на площади с фейсбука и расправляющих там плечи. Всё это было бы забавно и прикольно, если бы не было так горько. Когда колбасит власть, тошнит народ. «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат».

Стоит только удалить со сцены строгого воспитателя (президента) и заменить его «самоуправлением» политической детворы, как все «паны» друг с другом передерутся, к вящей радости крепких ребят с соседнего района, которые спят и видят наши природные богатства в своих закромах. Когда российская политтусовка, дорвавшись до кормила, превратит парламент из места для дискуссий в реальный штаб по дележу страны, когда ужрётся и упьётся до нужной тем парням кондиции, они с немалым удовольствием сюда нагрянут сами и наведут свои порядки – см. примеры Югославии, Ирака или Ливии.
Вы всё ещё хотите жить в парламентской республике?

Так, может, вам в Германию податься, а Россию оставить в покое? Мы тут со своими президентами как-нибудь уж сами разберёмся.