http://www.funkybird.ru/policymaker

Иран-США: буревестники над Ормузским проливом

Сразу же после того, как политики США и ЕС заговорили о возможности введения против Ирана дополнительных экономических санкций, обстановка на всем Ближнем Востоке чрезвычайно обострилась. Связано это, прежде всего, с тем, что после грозного заявления главы иранского МИДа Али Акбара Салехи о готовности его страны к войне ради защиты собственных интересов последовало ответное, столь же устрашающее выступление министра обороны США Леона Панетты.

Последний недвусмысленно заявил, что ежели Иран все-таки решится на блокаду (минирование) Ормузского пролива, то у американского флота вполне хватит сил и средств для восстановления status quo на этом важнейшем участке международного судоходства.

В СМИ немедленно появились десятки, если не сотни возможных сценариев «битвы в проливе», в большинстве своем носящих апокалипсический характер.

Действительно, оба государства высказались таким образом, что теперь им просто невозможно отступить назад — для каждого из них это означало бы «потерю лица» в глазах всего мира.

Одной из наиболее характерных в этом роде является статья Виктора Бурбаки (1) на сайте «Фонда стратегической культуры». В ней высказывается предположение, что в случае начала «большой» войны Иран применит как «конвенциональные», так и «неконвенциональные» методы ведения боевых действий. К последним автор, ссылаясь на издание «El Siyasah», относит, кроме всего прочего:

— Ракетные удары по объектам НАТО на территории Турции со стороны Ирака, Сирии и Ирана;

— Нападения на неприятельские суда в Суэцком канале силами ХАМАС;

— Атаки на американские корабли, включая нефтеналивные танкеры, в Персидском заливе, а также на военные объекты в Бахрейне, Катаре и ОАЭ силами Хезболлы;

— Взятие Хезболлой под контроль всего государственного аппарата в Ливане и установления ею контроля над всем восточным Средиземноморьем;

— Нападение на Израиль Сирией с севера и ХАМАС — с юга.

«Наступательная партизанская война» — так это названо.

При этом предполагается, что американский флот будет полностью разгромлен на подступах к Персидскому заливу. Но это только в случае «большой» войны, варианты «малой» войны автором не рассматриваются.

Другой обозреватель, Махди Дариус Наземроая из Канады, наоборот, склонен полагать, что в ближайшее время американцы не станут начинать тотальную войну, зато наверняка предпримут попытку деблокировать Персидский залив, но при этом потерпят сокрушительное поражение от иранского ВМФ. Этому, с его слов, благоприятствует сама география. Запертые в заливе неповоротливые американские авианосцы-монстры будут в упор расстреляны ракетами с небольших иранских катеров, а также артиллерией, бьющей с восточного побережья. «Пятый флот» после того, как горлышко Ормузского пролива будет закрыто минной пробкой, уподобится раненному медведю, терзаемому целой стаей разъяренных волков.

Можно было бы привести еще несколько подобных экзерсисов от различных обозревателей , однако нам, пожалуй, лучше сосредоточить внимание на наиболее живописном. Его автором является первый заместитель президента Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан первого ранга в отставке Константин Сиваков .
Той самой Академии, которую возглавляет небезызвестный генерал-полковник Леонид Ивашов.

Каперанг Сиваков склонен полагать, что американским военным «иранский орешек» ныне не по зубам, хотя бы потому, что их, этих янки, в ближайшее время и без того ожидает окончательный крах, причем не только в Ормузском проливе. 150-тысячный контингент НАТО, с его слов, наглухо застрял в Афганистане, «как армия Паулюса под Сталинградом». Пакистан-де их назад не выпустит, Иран тем более, остаются лишь (?) Россия и Таджикистан.

Позвольте спросить: а как же Туркмения с Узбекистаном?

«У НАТО нет договора с нашей (РФ. – Прим. авт.) страной о пропуске войск».

Так что всех этих заокеанских вояк-бедолаг, полагает К.Сиваков, в ближайшем будущем ожидает… голод. Самолетами столько грузов никак не доставишь, а «с боями» им тоже не прорваться. И потому американцам сегодня не до Ирана. Значит – бей первым, Махмуд! Поджигай!

К примеру, согласно представлениям означенного геополитика, для нанесения удара по Ирану Израиль сможет поднять в воздух не более 24 самолетов из 70 имеющихся в наличии, да и те без дозаправки не в состоянии долететь до мест непосредственного нанесения ударов.

Тут следует заметить, что Константин Сиваков, по крайней мере, раза в четыре сократил количество израильских F-16 различной модификации, и не упомянул, что дозаправка в воздухе ими уже освоена и продемонстрирована на прошлогодних учениях.

Но дело не в этом. Познания этого вице-президента хромают на обе ноги и не только в вопросах военного дела.

«Второй по значимости геополитик России» обнаруживает свою некомпетентность буквально на каждом шагу, в том числе и в области… географии, как мы уже убедились на примере границ Афганистана.

Цитата: «Ведь эту задачу (минирование пролива. – Прим. авт.) Иран способен осуществить не крупными кораблями, а так называемым «москитным флотом». Яхты, мелкие фелюги, прячущиеся в прибрежных шхерах, заминируют судоходные пути».

«Фелюгами», между прочим, в Одессе раньше называли небольшие турецкие парусные суда. А у арабов (не иранцев!) – это фелуки.

Помните, у Николая Гумилева?

«…И стараются их отогнать на восток

С аравийского берега сотни фелук».

Фелука – небольшое парусное или моторное судно, но БЕСПАЛУБНОЕ. Как с такого суденышка можно устанавливать морские мины весом более ста килограммов?

Или «прибрежные шхеры». Шхеры – архипелаг, состоящий из мелких скалистых прибрежных островов, разделенных узкими проливами. Так вот, взгляните, уважаемые читатели, на любую подробную карту и убедитесь, что нет никаких шхер по всему иранскому побережью Персидского залива, это вам не Норвегия!

Однако не станем и дальше уличать доктора военных наук Сивакова в незнании элементарных вещей. Сосредоточимся лишь на том, что он, как и остальные упомянутые авторы, уверенно предрекает бесспорную победу иранскому флоту над американским. Все эти господа рассуждают о возможном морском сражении на основании устойчивых стереотипов, сложившихся еще со времен Первой Мировой войны. Ютландский бой – суда противников сближаются и, выстроившись в кильватерные колонны, начинают обстреливать друг друга из пушек главного калибра с расстояния двадцати километров. Или что-то вроде этого.

Потому для начала обратимся к географии. Ормузский пролив разделяет Персидский и Оманские заливы. Его длина – 195 километров, ширина в наиболее узком месте – 54 километра. Глубина – до 230 метров. Есть два фарватера для прохождения судов. Путь в Персидский залив проходит ближе к восточному побережью, в территориальных водах Ирана, а обратно – вдоль берега государства Оман. Преобладающая глубина Персидского залива – около 50 метров, в отдельных местах до 100 метров.

Действительно, авианосец в этих местах будет чувствовать себя, как слон в посудной лавке. Особенно если ему будет перекрыт выход.

База Пятого флота США располагается в Манаме (Бахрейн). На ней обычно сосредоточено около 16 судов, это морские тральщики и патрульные корабли типа «Тайфун». Как и другие флоты ВМС США, Пятый не имеет постоянного оперативного состава и пополняется по мере необходимости.

В прошлом декабре, когда иранский флот проводил учения «Velayat-90» в прилегающих водах, ударный авианосец «Джон Стеннис» (класс «Нимиц») отошел от рейда в Манаме и спокойно продефилировал мимо изумленных иранских моряков в воды Оманского залива. В ближайшее время «Джон Стеннис» отправится к своему порту приписки, так как закончилась его семимесячная вахта, но только после того, как ему на смену в Индийский океан придут три другие авианосные группы.

Теперь рассмотрим вопрос оперативных возможностей ВМФ Ирана. Прежде всего, отметим, что на последних учениях Иран продемонстрировал свою новую противокорабельную крылатую ракету «Гадер», как сказано — «повышенной дальности действия», способную поражать цели на расстоянии до 200 километров. Кроме того на вооружении флота состоят также ракеты малой дальности «Наср» и «Нур» типа «земля-земля».

В Персидском заливе расположены шесть военно-морских баз Ирана, главная — в Бендер-Аббасе, на побережье Ормузского пролива.

Иранский флот насчитывает 14 единиц дизельных подлодок. Только три из них, типа «Гадир» (120 тонн водоизмещения, скорость 11 узлов, два 533 мм торпедных аппарата), созданных на основе северокорейской подлодки типа «Ено», можно с натяжкой назвать современными. Как и все дизельные субмарины, они вынуждены периодически всплывать на перископную глубину для пополнения запасов свежего воздуха, а потому чрезвычайно уязвимы с воздуха.

Надводные силы представлены двумя эсминцами «Джамаран–1 и 2», имеющими на вооружении указанные ракеты, а также четырьмя малыми фрегатами и тремя корветами.

Имеются также более 20 ракетных катеров, половина из них французской постройки (1977–1981 годов), а другая половина — китайской (1994–1996).

Остальной флот состоит из малых сторожевых катеров, в том числе и на воздушной подушке, десантных кораблей грузоподъемностью до 900 тонн, а также вспомогательных и транспортных судов.

Здесь следует отметить, что весь иранский флот по определению может быть использован только в пределах Персидского залива. При этом в связи с небольшой глубиной подводные лодки могут быть легко обнаружены с воздуха, в частности, по их тепловому следу.

Иранские эсминцы по классу также относятся к судам ближней морской зоны, предназначены для охраны побережья и не способны к проведению крейсерских операций.

Отсюда следует, что зона действий всего флота весьма ограничена и определяется лишь прибрежной зоной, проводить операции даже в Оманском заливе, не говоря уже об Аравийском море, Иран практически не способен. Удел иранского ВМФ — Персидский залив. Мелкая лохань с тепленькой водой.

Теперь рассмотрим состояние частей иранских ПВО в разрезе их возможного противостояния силам НАТО.

Наиболее эффективными средствами из имеющихся в настоящее время являются 29 российских комплексов «Тор-М1» и 800 ракет к ним. Эти установки разбросаны по стране для охраны наиболее важных стратегических объектов. Возможно, часть из них расположена на военно-морских базах.

Однако современные американские крылатые ракеты, «убийцы радаров» ПРР «HARM» (AGM-88), остаются неуязвимыми для «ТОРов» .

Иран также обладает такими явно устаревшими ЗРК, как российские «Рапиры» (около 30 единиц), малоподходящими для условий современного боя.

Тем не менее, в текущем году ПВО Ирана получили в свое распоряжение новые комплексы «Мерсад» отечественного производства. Как утверждается, они смогут поражать воздушные цели на расстоянии от 70 до 150 километров. Сведения о минимальной высоте, на которой может быть поражена цель, отсутствуют. Эти системы предполагается использовать исключительно для охраны ядерных объектов.

Дальность действия радарных установок, находящихся на вооружении иранской армии, не превышает 1300 километров.

В ВМФ Ирана в качестве средств для отражения атак с воздуха, в том числе и крылатых ракет, предусмотрены скорострельные 40-миллиметровые пушки «Фатх». Если бы из такой зенитки научиться попадать в летящие крылатые ракеты, тогда цены бы им не было.

Армия Ирана на данный момент имеет на вооружении баллистические ракеты (аналоги советских СКАДов) – «Шахаб-1», с дальностью полета до 300 километров, и «Шахаб-2», дальность до 700 километров. Однако оба этих типа обладают невысокой точностью попадания, предназначены для поражения крупных скоплений сил противника, против вражеских кораблей их применение, несомненно, не даст должного эффекта. Пуски их легко обнаруживаются и потому «Шахабы» могут быть уничтожены еще на разгонном участке траектории.

ВВС Ирана по своему оснащению выглядят гораздо слабее даже по сравнению с другими родами войск.

Условно-боеспособными можно считать лишь около 20 машин МиГ-29 (истребители) и 10-15 машин Су-24 (фронтовые бомбардировщики). Остальная техника фактически простаивает в связи с отсутствием запчастей и квалифицированного обслуживающего персонала или же окончательно морально устарела.

Итак, из вышеприведенных данных мы можем сделать следующий вывод: иранский флот может оказать действенное сопротивление американцам и их союзникам лишь в том случае, если сражение, коли оно действительно состоится, будет проходить в акватории Персидского залива.

Но полезут ли американцы в эту ловушку?

Эх, если бы «Джон Стеннис» никуда не уходил, а оставался в заливе в качестве «заложника»! Если уж не потопить, то наверняка очень сильно повредить его иранцы вполне бы смогли. А так?

В последние дни США усиленно и быстрыми темпами стягивают в Аравийское море, поближе к району Оманского залива, три ударных авианосных группы, приближаются авианосные группы во главе с «Карлом Винсоном» и «Энтерпрайз». Даже правительство Ее Величества направило к тем местам свой лучший крейсер.

Каким же образом может ответить вся эта армада на факт минирования Ормузского пролива? Чтобы сделать уверенный прогноз возможного развития событий, не обязательно обладать гением адмирала Нельсона.

Такой сценарий представляется вполне простым, так как уже многократно был опробован.

Для начала, разумеется, будет предъявлен соответствующий ультиматум, а потом, в случае неисполнения требований…

В первые же часы выпущенными с надводных судов и подлодок крылатыми ракетами будут уничтожены (выведены из строя) все или почти все средства ПВО и связи на побережье. Наведение на цель, а также корректировка огня будут осуществляться как со спутников, так и непосредственно с БПЛА. При этом сам американский флот будет находиться вне зоны досягаемости противокорабельных ракет противника.

Защита судов Пятого флота на рейде Манамы при этом будет осуществляться авиацией со стационарных аэродромов на Аравийском полуострове. Остальной разгром иранского флота довершит палубная авиация, включая и попадающий под раздачу пресловутый «москитный флот». Далее приступят к работе тральщики под охраной эсминцев, и судоходство незамедлительно будет восстановлено.

Причем это будет не «большая война», а всего лишь локальная операция.

Так стоит ли правительству Ахмадинежада самому предоставлять американцам подобный casus belli? Стоит ли ради собственных «понтов» подвергать угрозе уничтожения весь свой флот в заливе?

Да, нынешнее положение Ирана действительно хуже губернаторского, а новые экономические санкции против него со стороны США и ЕС только усугубят ситуацию (7).

«Нефтяной» доход размером в $110 млрд. – вот на чем держится нынешний режим в ИРИ, теперь же придется еще больше затянуть пояса. Стоимость иранской валюты только в последний месяц прошлого года упала на 10 процентов, теперь один доллар США стоит 16.000 иранских риалов, тогда как к началу 2011 года это соотношение равнялось 1/10.000.

Япония и Южная Корея под американским давлением наверняка будут вынуждены отказаться от закупок иранской нефти. Китай тоже поворчит для порядка и перестанет. Ведь пути прохода будут закрыты минными полями и для его танкеров. Быстрее протралят пролив — быстрее и поставки пойдут.

Тем более что Саудовская Аравия обещает в случае чего выбросить на мировой рынок столько нефти, сколько потребуется. Для арабских государств подобная авантюра Ирана и последующее его унижение были бы очень даже выгодны и приятны. Впрочем, так же, как и для России, в смысле роста цен на нефть.

Потому полагаю, что ИРИ, ежели у ее руководства еще сохранился здравый ум, вряд ли станет устраивать очередную заварушку в Ормузском проливе, а ограничится лишь угрозами и псевдодемонстрацией своей непреклонной решимости вступить в драку.

Почему же отдельные геополитики (имеются в виду Сиваков и Ко) так прилежно изображают буревестников, стонут и мечутся над Ормузским проливом, «то крылом воды касаясь, то стрелой взмывая к тучам»? Выдают желаемое за действительное? Так велено им? Того и глядишь действительно большую войну накаркают, эти птички шизокрылые.