http://www.funkybird.ru/policymaker

АСЕАН после холодной войны

С распадом СССР 20 лет тому назад изменилась не только Россия и республики Советского Союза, но и весь мир. Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) и Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) не стали исключением. Из многочисленных перемен, которые имели место после окончания холодной войны, три заслуживают особого упоминания.

Во-первых, наступила оттепель в отношениях между странами региона, прежде остававшимися замороженными. Тем самым представилась возможность переформатировать и расширить АСЕАН. Во-вторых, резкий упадок СССР развязал руки его главному оппоненту по холодной войне – Соединенным Штатам и позволил последним пересмотреть приоритеты и выдвинуть в качестве главного защиту прав человека и демократии. В-третьих, тяготы постсоветского периода, с которыми столкнулась Россия и другие страны Восточной Европы, послужили важным уроком государствам АСЕАН по части того, как управлять переходным периодом в экономике и политике.

Оттепель в Юго-Восточной Азии и ее объединение

Холодная война не менее отчетливо разграничила Юго-Восточную Азию, чем континентальную Европу. Членство в противоборствующих альянсах развело Вьетнам, который был союзником Советского Союза и коммунистического лагеря, и шесть стран – членов АСЕАН – Бруней, Индонезию, Малайзию, Филиппины, Сингапур и Таиланд. Правительства последних были убежденными противниками коммунизма, несмотря на несогласие друг с другом и расхождения с западными демократиями. Боязнь своеобразного «эффекта домино», когда одна страна за другой попадала под влияние коммунистической идеологии, привела к превращению Ассоциации в предмет главной заботы и цементирующее звено входящих в нее государств, особенно после вторжения Вьетнама в Камбоджу.

Падение СССР и прекращение поддержки Ханоя со стороны Москвы способствовало изменению ситуации. В 1995 г. Вьетнам был принят в АСЕАН. Сорокалетняя годовщина АСЕАН (1997 г.) ознаменовалась присоединением Лаоса и Мьянмы. Прием в члены организации Камбоджи, также намеченный на 1997 г., был отложен до 1999 г. из-за вооруженных столкновений там между сторонниками противоборствующих партий. В то же время АСЕАН играла важную роль в течение всего переходного периода Камбоджи – от Парижских мирных договоренностей 1993 г. до получения мандата ООН на проведение выборов. Включение четырех новых членов стало вехой, изменившей весь регион и саму Ассоциацию.

Для одних создание АСЕАН-10 явилось историческим событием. Еще в момент основания организации ее лидеры верили, что однажды в нее войдут все страны региона. Как выразился тогдашний министр иностранных дел Сингапура Синнатамби Раджаратнам, основатели АСЕАН всегда стремились к «стабильной, не балканизированной Юго-Восточной Азии». Но для других расширение означало новые, неоднозначные вызовы. Например, на повестке дня появился вопрос о двухуровневой структуре, ведь более развитые старые страны-члены могли экономически интегрироваться быстрее, чем Камбоджа, Лаос, Мьянма и Вьетнам. Новые участники создавали и некоторые политические и оборонные проблемы, включая соблюдение прав человека. В условиях, когда АСЕАН ставит перед собой задачу завершения интеграции и создания экономического сообщества к 2015 г. и уже приняла свой первый Устав, расширение до 10 стран влияет на темпы и характер преобразований. В этом смысле и сильные стороны АСЕАН, и углубляющиеся проблемы внутри группы являются продуктом конца холодной войны и быстрого переформатирования региональной политики.

Влияние США и ценности Азии

Во время холодной войны Америка проводила в целом прагматичную политику по отношению к союзникам: не допытывалась о положении дел с демократией и правами человека в каждой конкретной стране, коль скоро та была антикоммунистической. Шла ли речь о государственных переворотах в Таиланде, филиппинской диктатуре Маркоса, «новом порядке» Сухарто в Индонезии или так называемых мягких авторитарных государствах, таких как Малайзия и Сингапур – они были либо союзниками Соединенных Штатов, как Филиппины и Таиланд, либо убежденными противниками коммунизма, а стало быть, друзьями.

Однако после распада Советского Союза и ослабления угрозы коммунизма эта позиция была пересмотрена. Окончание холодной войны усилило позиции США как единственной сверхдержавы и заставило некоторых американцев поверить в то, что их бренд либеральной демократии и рынка и есть тот самый «конец истории», о котором говорил Фрэнсис Фукуяма. С обострившимся ощущением собственной исключительности и судьбоносности для мира американцы стали поощрять и даже подталкивать процесс принятия азиатскими странами демократических ценностей, более либеральной политики и открытости рынков, как они делали это в отношении новой и ослабленной России.

В условиях навязывания либерализации по американскому образцу, начиная с 1990-х гг., несколько азиатских лидеров, включая бывшего премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю и тогдашнего премьер-министра Малайзии Махатира Мохаммада стали настаивать на недопустимости насаждения в Азии западных ценностей. В своей аргументации они опирались на различия в культуре и развитии, указывая на то, что западные общества ставят во главу угла права личности и индивидуализм, тогда как азиатские общества больше ориентированы на общину и понятие долга. Эти расхождения между Востоком и Западом по поводу политики и определения прав человека чем-то напоминали недавнее противостояние Запада и Востока, когда в роли Востока выступал Советский Союз и его сателлиты.

Правомерность дискурса об азиатских ценностях нередко оспаривалась, в том числе и самими представителями Азии, а после экономического кризиса 1997 г. он и вовсе обесценился, точно так же, как местные валюты. Но сам факт этой дискуссии подчеркивает, что после окончания холодной войны доминирующие позиции заняло американское мышление, соответственно местные народы начали инстинктивно искать какие-то альтернативы в отсутствие подобающих идеологий.

Такая ситуация сохраняется до сих пор. США и Европейский союз (особенно Западная Европа) остаются наиболее влиятельными игроками мировой политики и ядром большинства, если не всех организаций глобального характера. Однако другие страны – в частности Китай, Россия и другие быстрорастущие экономики – также встали на путь самоутверждения. В этой же группе находится и АСЕАН, которая служит стержнем более широкого азиатского регионализма и является организатором Восточноазиатского саммита, в котором с 2011 г. участвуют также США и Россия. Поиск иного пути, скорее всего, продолжится с учетом экономического ослабления ЕС и Америки и кризиса их модели управления. Превосходство американской силы и идеологии в период после окончания холодной войны сегодня сменилось многополярным миром, в котором сосуществуют силы разнонаправленного влияния.

Вопросы переходного периода

Хотя страны АСЕАН порой оспаривают американскую модель управления и развития, они все же подвержены ветрам перемен. За последние два десятилетия и АСЕАН как группа, и ее отдельные страны-участницы претерпели ряд изменений. Многие из перемен несут на себе черты окончания холодной войны и американоцентричной глобализации.

Нагляднее всего их демонстрирует пример двух крупнейших стран АСЕАН. Вьетнам встал на путь открытости («дой мой») вскоре после развала СССР. Ему удалось не только предотвратить экономический крах, но и превратиться в зародыш динамично развивающегося рынка. Оставаясь социалистическим государством и сохраняя центральную роль Компартии в политической жизни, страна созидает богатства с опорой на иностранные инвестиции и новые возможности для предпринимательства в частном секторе. Индонезия также преобразилась, хотя перемены там не являются следствием централизованного планирования, а политическая система не сохранилась в прежнем виде. Режим «нового порядка» Сухарто уступил место стихийной демократии, которая за последнее десятилетие стабилизировалась и становилась все более и более работоспособной. В этом процессе, несмотря на некоторые взлеты и падения, Индонезия также все более привлекательна для торговли и инвестиций, она превращается в быстрорастущую экономику со стабильными макроэкономическими показателями.

Многие в АСЕАН извлекли для себя ценные уроки из драматического опыта перехода бывшего СССР от социалистической к свободной рыночной экономике. Большинство стран региона стремится встать на путь постепенных, управляемых и поэтапных реформ. Это особенно видно на примере Вьетнама и Лаоса, которые остаются социалистическими, а также Мьянмы с ее «дорожной картой постепенного движения к демократии». Конечно, есть и сомнения в том, насколько данные страны последовательны и привержены курсу реформ. Но за подобной осторожной тактикой стоит часто не высказываемое вслух стремление избежать опасностей «шоковой терапии» и слишком быстрой либерализации, которая причинила столько страданий жителям бывшего Советского Союза.

Хорошо это или плохо для них самих, но многие страны – члены АСЕАН вынесли для себя главный урок: поскольку переменам сопротивляться невозможно, лучше управлять их темпом и двигаться не слишком быстро, чем опережать события.

Налаживание взаимодействия и растущий бизнес

Хотя распад Советского Союза и окончание холодной войны имели глубокие последствия для стран АСЕАН и АТР, связи этого региона с Россией в последние два десятилетия ослабли. Частично восстановив позиции на мировой арене, Москва направляет усилия прежде всего на развитие сотрудничества с Европой и США, а также с более крупными развивающимися экономиками, особенно с Китаем. Что же касается стран Юго-Восточной Азии, то интерес к ним все еще невелик.

Однако есть тенденция к изменению подобной ситуации. Например, недавно Россия стала членом Восточноазиатского саммита, в рамках которого обсуждаются проблемы региона. Встреча в верхах АТЭС во Владивостоке в 2012 г. позволит России подчеркнуть свою тихоокеанскую сущность и принять активное участие в региональном сотрудничестве. Россияне говорят о взаимодействии с регионом как об историческом шансе заняться развитием азиатской части и тихоокеанского побережья своей страны. Поскольку значительная часть Азии, включая АСЕАН, продолжает наращивать обороты, тогда как перспективы Европы и США неопределенны, и их ожидают многие годы замедленного роста, сближение России со странами АТР становится важным приоритетом.

Однако до недавнего времени Москва поддерживала более тесные связи с Северо-Восточной, а не с Юго-Восточной Азией. Поэтому отношения с АСЕАН пока находятся на ранней стадии развития и остаются довольно ограниченными – зачастую сводятся к торговле энергоносителями и вооружениями. Исторически у России сложились дружественные связи с Камбоджей, Лаосом, Мьянмой и Вьетнамом. Эти двусторонние партнерства служат основой для отношений со странами АСЕАН и должны способствовать более энергичному сближению со старожилами, ключевыми странами-участницами объединения.

Россия начала партнерский диалог с АСЕАН в 1996 г., но, несмотря на добрую волю с обеих сторон, связи развиваются очень медленно. Россия не входит в число главных торговых партнеров организации, и потоки трансграничных инвестиций невелики. По некоторым оценкам, товарооборот между Россией и десяткой стран Юго-Восточной Азии оценивается всего в 7 млрд долларов. Для сравнения, торговый оборот АСЕАН с Китаем приближается к 180 млрд долларов; с Евросоюзом – находится примерно на том же уровне, что и с КНР, да и с США и Японией ненамного отстает. Туристические связи между Россией и АСЕАН укрепились, но все еще недостаточно интенсивны.

Государства прилагают усилия для оптимизации климата общего взаимодействия и активизации связей. Сегодня появились многообещающие инициативы. На первом саммите АСЕАН–Россия в декабре 2005 г. принят Всеобъемлющий план действий для развития сотрудничества на 2005–2015 гг., охватывающий широкий спектр вопросов безопасности, экономики и развития. Сюда входят такие направления, как противодействие терроризму и транснациональной преступности, торговля и экономика, энергетическая, сельскохозяйственная и продовольственная безопасность, туризм, наука и технология, управление природными катастрофами, культура и образование.

В июне 2007 г. учрежден Финансовый фонд партнерства и диалога АСЕАН–Россия (ФФПД), предусматривающий поддержку совместных проектов развития с начальным взносом в 500 тыс. долларов. Россия выразила намерение ежегодно вкладывать в этот фонд 1,5 млн долларов. На втором саммите АСЕАН–Россия в октябре 2010 г. президент Дмитрий Медведев предложил составить подробную дорожную карту сотрудничества в торговле, экономике и инвестициях. Россия участвует в налаживании диалога по безопасности в АТР, и в этой области есть пространство для развития. Россия – участник Регионального форума стран АСЕАН, а также недавно созданного Форума министров обороны стран АСЕАН «Плюс 8».

На самом высоком уровне высказывалось немало добрых пожеланий, но лидеры задают лишь общеполитические ориентиры, тогда как по мере развития сотрудничества и обмена особую ценность приобретает мнение широкой общественности. А вот публичности и постоянного обмена информацией, к сожалению, не хватает. Большинству граждан России и АСЕАН мало что известно о взаимодействии их правительств.

Чтобы добиться более тесных связей между странами десятки и Россией, нужен всеобъемлющий подход с участием более широких слоев населения. В это взаимодействие необходимо вовлекать бизнес-сообщество, а также исследовательские институты и «мозговые центры», стимулирующие взаимный интерес у своих граждан. Обмен по линии культуры и СМИ поможет России проецировать свою мягкую силу в Азии и одновременно расширит представления россиян об Азии за пределами Китая и Индии, ближе познакомит с нынешней ролью и растущим потенциалом АСЕАН.

Двадцать лет тому назад распад Советского Союза и окончание холодной войны запустили перемены, оказавшие глубокое воздействие на Юго-Восточную Азию и АСЕАН. Учитывая кризис в США и Евросоюзе, стабильность и здоровый рост на быстроразвивающихся рынках Азии и постепенную переориентацию России на Восток, вполне можно прогнозировать усиление России в течение следующего двадцатилетия и начало Азиатско-Тихоокеанского века, который окажет глубокое влияние на Россию, страны АСЕАН и их взаимоотношения.