http://www.funkybird.ru/policymaker

Медведев «честно» бросил нас

Высшая власть решила быть с нами до конца честной. Правда, от такой «честности» может лишь покоробить.

Дмитрий Медведев решил быть с нами до конца честным. Выступая вчера на Госсовете РФ, посвященном вопросам децентрализации власти, он откровенно предупредил, что впереди всех нас, граждан России, ждут «испытания» и «трудности» из-за великой депрессии, в которую вступила мировая экономика. А все решения власти – никуда, дескать, не деться – «должны сообразовываться с тем, как обстоят дела в мировой экономике».

«По мнению международных экспертов, — приводит слова Медведева его официальный сайт, — глобальная экономика вступила в полосу большой, или великой депрессии. И это уже не просто красивые, так сказать, мощные сравнения, это на самом деле, к сожалению, экономический факт, во всяком случае – тренд, который образовался в международной экономике, в мировых финансах. Поэтому все наши решения, которые мы с вами принимаем, должны сообразовываться с тем, как обстоят дела в мировой экономике. Да, мы с вами очень неплохо прошли кризис 2008-2009 годов, очень неплохо. И нам нечего этого стесняться, мы об этом неоднократно говорили. Но впереди не менее существенные испытания. И мы должны об этом абсолютно откровенно, честно говорить нашим гражданам. Они должны понимать – впереди трудности».

Предельно откровенно, согласитесь. Хоть и нерадостно, конечно, выслушивать такие прогнозы, но зато глава государства наконец-то нас не обманывает. Раньше-то нам высшая власть все врала. Тот же Ельцин, разваливая Советский Союз и давая отмашку гайдаровской «шоковой терапии», не предупреждал нас о грядущей нищете и деградации – а все о «свободах» твердил. А тут – прямо в лоб о том, что впереди нас ждут «испытания». 20-летний опыт либеральных «реформ», правда, навязчиво подсказывает нам, что грядущие «трудности» многие из нас могут попросту не пережить. Но это – не главное, из чего исходит власть. Главное сейчас, считает она, – предельно честно предупредить нас о надвигающейся угрозе. И тем самым фактически снять с себя ответственность: мы, мол, заранее честно предупреждали о надвигающейся опасности. А сделать ничего, дескать, не можем – «великая депрессия» на дворе, мы же всецело зависим от того, что творится в мире.

Такая «честность» нашей нынешней власти, правда, потрясает – за версту несет от нее предельным цинизмом. Тут же вспоминается «кровавый тиран» Сталин с его «братьями и сестрами» — словами, с которыми он обратился к народу, когда над Родиной нависла смертельная опасность. Накануне величайших испытаний наш народ, выслушав тогдашнюю власть, твердо знал, что она вместе с ним, что она готова разделить с ним общую судьбу — и победы, и поражения. А нынешняя власть способна лишь на то, чтобы «с холодным носом» сообщить нам правду-матку. Причем, с явным подтекстом, что после этих «честных» слов взятки с власти – гладки. Вот такая эволюция нашей власти за один человеческий век.

Поражает, конечно, и то, как ловко – буквально одной фразой – снимает власть с себя ответственность за то, что мы оказались всецело зависимы от мировой конъюнктуры. Мы, дескать, всецело подвластны этой конъюнктуре – и все тут, говорит президент. Ладно бы уж такая зависимость возникла вопреки курсу самой этой власти – ну нечего, мол, России было противопоставить такой зависимости. Но это же вовсе не так: окружение того же Медведева само все эти годы буквально привязывало Россию к мировой экономике (упорно протаскивая страну в ВТО, настойчиво реализуя проект Сколково и т. д. и т. п.). А для развития и диверсификации «автономной» экономики, наоборот, наша власть ничего, по сути, и не делала. Так кто же виноват в сложившейся зависимости России от мировой конъюнктуры, в конце концов?

Но виноватыми в надвигающейся катастрофе, как всегда, останутся те, кто не сможет ее пережить – наиболее незащищенные слои наших граждан. Да во многом и опирающийся на внутренний рынок – не на мировую конъюнктуру – мелкий и средний отечественный бизнес. А верховная наша власть объявит, что она ни в чем не повинна – «честно» же ведь предупреждала.