http://www.funkybird.ru/policymaker

Иран выстраивает непробиваемую оборону

Иран продолжает выстраивать линию обороны – из нефти и газа. Он открывает новые месторождения углеводородов, набивая себе цену как экспортер энергоносителей. Расчет при этом делается на то, что Запад не станет воевать с собственным “бензобаком”. Одна только угроза такого конфликта способна взвинтить цены на черное золото так, что импортерам мало не покажется.

В середине декабря министр нефти Ирана Рустам Каземи объявил, что на иранской части шельфа Каспийского моря обнаружено огромное газовое месторождение, запасы которого, по предварительным оценкам, составляют 1,4 трлн кубических метров. Прогнозируется наличие там и нефтеносных слоев. Точное местонахождение этой кладовой пока не разглашается – объявлено только, что оно найдено в результате бурения в море на глубине 700 метров. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад уже заявил, что открытие этого месторождения изменит энергетический и политический баланс в прикаспийском регионе.

Ранее представитель нефтегазового ведомства ИРИ сообщил, что за последние два года Иран нарастил свои запасы газа на 900 млрд кубометров и они достигли отметки в 34 триллиона кубов. Таким образом, по этому показателю Иран прочно занял второе место в мире после России. Правда, объемы добычи голубого топлива в ИРИ невелики: в прошлом году страна произвела всего 138,5 млрд кубометров газа (Россия, к примеру, добыла 650 миллиардов). Дело в том, что нефтегазовый сектор Ирана давно и остро нуждается в инвестициях, однако привлечь западные компании к добыче углеводородов в условиях действия санкций – дело непростое.

А Вашингтон и его союзники тем временем все усиливают давление на Тегеран, стремясь окончательно обескровить неугодный режим. В конце ноября США, Великобритания и Канада ввели новые санкции, направленные против энергетического и финансового секторов иранской экономики. Поводом для этих мер послужил доклад МАГАТЭ, в котором утверждалось, что Иран до 2003 г. работал над на созданием ядерного оружия и что подобная деятельность может вестись по сей день.

Франция предложила Евросоюзу пойти еще дальше США и договориться о “беспрецедентных” санкциях: в частности, заморозить активы Центрального банка Ирана, а также ввести эмбарго на поставки иранской нефти. Этот вопрос обсуждался на встрече министров иностранных дел ЕС в начале декабря. И поначалу казалось, что он будет решен положительно: еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер, опережая события, успел отрапортовать о введении эмбарго. Однако в итоге его заявление не подтвердилось: ряд стран ЕС, рассудив здраво, не стали перекрывать себе один из важнейших источников получения нефти и заблокировали введение эмбарго. К тому же это могло бы привести к резкому повышению цен на черное золото.

С обнаружением новых нефтегазовых запасов привлекательность Ирана как энергетического партнера Европы возросла, а вероятность введения эмбарго уменьшилась. Крупное газовое месторождение на Каспии является настоящим искушением для ЕС, поскольку увеличивает шансы на реализацию европейского газотранспортного проекта Nabucco, для которого пока сильно не хватает сырьевой базы. Подключение Ирана к данному проекту решило бы все его проблемы. И, возможно, Евросоюз не устоит перед этим искушением. Тогда можно будет утверждать, что Иран обеспечил свою безопасность с помощью газа. Это и станет тем изменением энергетического и политического баланса в прикаспийском регионе, о котором говорил Ахмадинежад.

Впрочем, на данном этапе Иран обороняется не только с помощью углеводородов. В начале декабря его ПВО сбили американский беспилотник-невидимку RQ-170, развеяв надежды Вашингтона на возможность легкой победы над ИРИ в ходе воздушной операции.