http://www.funkybird.ru/policymaker

Именно Путину суждено проводить модернизацию

Для обновления страны нужны воля, опыт, народная поддержка. Только Владимир Путин способен сделать то, что жизненно необходимо нашему обществу, дополняя и приумножая, а не бездумно отвергая или отбрасывая, убеждён доктор философских наук, профессор политологии Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Виктор Кулинченко.

– Виктор Андреевич, нас приучили к мысли, что народ – движущая сила истории. Но ещё Плеханов обращал внимание на то, что облик эпохи формируют великие исторические личности. Догнала бы наша страна Европу без первой модернизации Петра Великого? Смогла бы провести индустриализацию в столь сжатые сроки без Сталина? Сейчас мы снова оказались перед необходимостью модернизации всех сторон жизни – «иначе сомнут». Но без национального лидера, способного воодушевить и сплотить народ, боюсь, не справимся с этой задачей…

– Известный социолог Макс Вебер главный смысл плебисцитарной демократии видел в том, чтобы вырастить харизматического лидера, затем выставить его на выборы и избрать – чтобы руководил массами. Эта теория иногда давала сбои, даже драматического характера. Не так-то просто предложить способ сформировать лидера, способного решить задачи переломного периода в развитии страны. Выдающаяся личность, тем более стоящая во главе организации, объединения, партии, должна видеть дальше, больше и глубже всех, это несомненно.

Да, народ всегда являлся основной силой истории. Если какой-то закон не утверждён им – значит, недействителен, считал Жан-Жак Руссо, формируя теорию «народного суверенитета». Но в истории не было прецедента, чтобы инновационные, определяющие дальнейшее развитие общества идеи рождались одновременно у многих. Нет, сначала – у немногих. Требуется время, чтобы осмыслить эти идеи.

– Французский психолог и социолог Гюстав Лебон писал: «Философские идеи, приведшие к французской революции, потребовали целого столетия, чтобы укрепиться в душе толпы. Известно, какую непреодолимую силу они приобрели после того, как укрепились».

– Лебон не жил в эпоху «информационного общества», когда на усвоение тех или иных идей требуются не столетия, а годы, а то и месяцы. Даже во время, когда это общество в нашей стране переживало начальный период, а компьютеры были скорее исключением, чем правилом, с помощью оказавшихся в руках либералов СМИ и организованной ими митинговой истерии в сознание многих людей удалось внедрить постулаты «саморегулируемого рынка», «общечеловеческих ценностей», «правового государства»…

– Подобная терминология использовалась и на недавних митингах, организованных оппозицией…

– Почему при спокойном чтении оказываются такими плохими речи, имевшие огромное влияние на толпу? Она не любит рассуждать, ей нужен оратор, способный доходчиво, кратко, чётко сформулировать мысль, предложить увлекающий образ. А того, кто начинает излагать «теорию», освистывают и сгоняют с трибуны. Не только Лебон, ещё Платон обращал внимание на умение политических лидеров (говоря современным языком) увлекать толпу популизмом, манипулированием сознанием.

Классиков социальной психологии вспоминаешь, когда наблюдаешь за митингами оппозиции. Кто недоволен результатами выборов? Тот, кто получил больше мест в парламенте, чем в прежнюю кампанию. Но психологической атаке подвергаются другие, которые понесли ощутимые потери. То есть «Единая Россия». Меня это, честно говоря, удивляет. Наши оппозиционеры, которые заявляют о нарушениях на выборах, непоследовательны в своих действиях. Они не сдали полученные мандаты.

Если прошедшие выборы продолжают подвергаться острой критике, значит, кто-то в ней заинтересован. Но кто? Простые люди? Вряд ли. Заинтересованы, на мой взгляд, два слоя политической элиты – наша и не наша.

– Но ведь и отечественную политическую элиту однородной не назовешь…

– Это верно. Её приходится делить на две части. Одна живет у нас, но работает на иные страны и государства. О другой тоже не скажешь, что близка к народу, но она хотя бы патриотично настроена. Так вот, я имею в виду первый эшелон. Он получил сигнал из США и Европы и теперь отрабатывает эти целевые установки. Речь идёт о том, чтобы под видом недовольства выборами направить острие психологической атаки против Владимира Путина, который имеет наибольшие шансы быть избранным президентом России. Оппозиция, следуя инструкциям из-за рубежа, стремится не допустить такого развития событий.

– А если ей удастся добиться своего и президентом будет избран другой человек?

– Ничего кроме вреда для России я в таком исходе не вижу. Попробуем рассуждать непредвзято. Во-первых, Путин имеет богатый опыт руководства страной. Во-вторых, он её хорошо знает. В-третьих, понимает те социально-экономические и политические процессы, которые происходят в России. Умеет общаться с людьми. И самое главное: Путин остановил распад государства, войну в Чечне. Мы вложили много труда, чтобы зарубцевалась эта кровоточащая рана, и она заживает у нас на глазах. Путин предпринял массу усилий для того, чтобы стали реальностью интеграционные процессы на постсоветском пространстве: сформировалась единая таможенная территория в рамках Таможенного союза, стали создаваться надгосударственные органы Таможенного союза и Единого экономического пространства, обозначились перспективы Евразийского союза.

Теперь представьте: президентом великой страны избирают человека, у которого нет этих наработок, политического опыта, ясных представлений о том, что предпринимать во внутренней и внешней политике. Начнутся «подковёрные игры», борьба за влияние на первое лицо. Подобное мы наблюдали при Ельцине…

Да, за последние годы наряду с крупными достижениями были допущены и ошибки. Но Путин готов их исправить и – я уверен – знает, как это сделать. У него есть воля, своя позиция по тому или иному определённому вопросу. Путин остался тем патриотом, каким мы знали его в годы первого президентства.

– В какой мере успех модернизации зависит от Путина?

– Прежде всего, на успех можно рассчитывать, если будут благоприятные условия. В их число я бы включил следующие. Во-первых, действенную борьбу с коррупцией, неотвратимость наказания, конфискацию наворованного имущества. Создание в обществе обстановки духовного оздоровления, нравственного самоочищения должно восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Мы должны преодолеть духовный вакуум и определить стратегическое направление развития страны. В этой связи неоценима роль среднего класса, в который должны входить и те, кто представляет собой цвет нации, – учёные, педагоги, врачи, которые пока не вышли из страты «новых бедных».

Во-вторых, повышение авторитета государственных служащих, обновление аппарата. Это одна из первоочередных задач. Кстати, Российская академия госслужбы (РАГС) была единственным учебным заведением, которое готовило кадры, составляющие хребет, стержень государства. И вдруг это оказалось ненужным, наш вуз присоединили к Академии народного хозяйства, которая имеет совсем другой профиль. Теперь перед профессорско-преподавательским составом бывшей РАГС стоит задача – набор платных учащихся. Разве государство выиграет от такого подхода?

Короче, надо переломить обстановку в стране. И Путин способен на это, ибо обладает, повторюсь, политической волей.

Мы говорили о том, что характер эпохи перемен определяют черты того или иного деятеля. Путин привержен социально-консервативным ценностям. Об этом свидетельствуют его неприятие разрушительных тенденций, ставка на использование позитивного потенциала, наработанного обществом. В эпоху перемен всегда возникает вполне практический вопрос: что нужно и можно изменить в исторически сложившемся жизнеустройстве, а что, напротив, сохранить и обратить на пользу.

Безусловно, именно Путину суждено проводить модернизацию в России. Его ментальность, политические взгляды и приоритеты и определят характер нашей модернизации. Это будет не техническая реконструкция и даже не экономическая реформация, а, как говорит Путин, «прежде всего вложения в человека, его способности, таланты, создание условий для самореализации и инициативы. Это вложение в качество жизни наших граждан».